«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 904 (25.11.3013 - 01.12.2013)
Неизгладимое преступление
Неизгладимое преступление


Житель Нестеровского района отрезал часть носа бывшей жене. Мужчине светил срок в 8 лет. В суде прокурор Эльчин Аскеров... отказался от обвинения

   Наталья и Сергей М. разошлись в 2011 году. В некогда образцовой и, по сельским меркам, зажиточной семье росли двое детей - дочери 17 лет, сыну 4 года. Муж Натальи работал водителем на «скорой помощи»,  Наталья занималась большим подсобным хозяйством, которое не просто кормило, а приносило неплохой доход.
После развода Наталья с детьми ушла на съёмную квартиру, оставив мужу практически всё имущество - дом, квартиру, хозяйство. Периодически у бывших супругов возникали споры, в том числе из-за имущества - мужчина быстро заводился, но руку на жену никогда не поднимал. То, что случилось 25 ноября 2012 года, вышло за рамки бытового конфликта.

В крови
- В то воскресенье к Наталье без предупреждения заявился бывший супруг, - рассказал Артём Терентьев. - Он потребовал ключи от их автомобиля, на котором Наталья возила в садик и школу детей. После препирательств Наталья кинула ему ключи. Сергей отреагировал неожиданно: ударил её в лицо. Наталья оттолкнула его, тогда бывший муж начал избивать женщину, повалил на пол, а затем выхватил из кармана ножницы и, удерживая её, отрезал кончик носа со словами: «Теперь ты никому не будешь нужна!» Бросив истекающую кровью женщину, он ушёл. Наталья, теряя сознание, позвонила подруге. Она тут же примчалась на помощь. На шум прибежали и соседи, которые вызвали полицию и «скорую».
По стечению обстоятельств, первую медицинскую помощь Наталье оказывала коллега Сергея - фельдшер Нестеровской центральной районной больницы (ЦРБ). Оказалось, что Сергей в это утро дежурил и поехал на «разборки» к бывшей жене прямо на машине «Скорой помощи». Когда он вернулся, фельдшер заметила, что одежда водителя в крови. Сергей признался, что избил бывшую жену и попросил съездить к ней.
К моменту приезда медиков Наталья находилась в жутком состоянии - гематомы, заплывшее от синяков лицо, ссадины на голове, руках, плечах, спине, черепно-мозговая травма... Женщины сумели найти часть отрезанного носа. Наталью срочно увезли в больницу.
Ей крупно повезло. Дежуривший доктор сумел провести филигранную операцию: он успешно пришил отрезанную часть органа. Позже доктор признался, что и сам был удивлён своей удачей - подобные операции требуют особых навыков, а их исход зависит от стечения многих обстоятельств.

Шрамы
Нестеровские полицейские возбудили уголовное дело: причинение лёгкого (?!) вреда здоровью. После получения заключения эксперта, установившего, что шрамы на лице с течением времени не исчезнут, обвинение переквалифицировали на «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, выразившегося в неизгладимом обезображивании лица». Эта статья предусматривает лишение свободы на срок до 8 лет.
Полицейские назначили ряд экспертиз, опрашивали свидетелей. У Сергея была своя правда и своя версия произошедшего: ключи от машины жена бросила ему в лицо, чем и спровоцировала избиение. Ножниц у него с собой не было, нос он не отрезал, а возможно поранил женщину ключами или разбитой вазой. Деталей якобы не помнит, так как был не в себе.
Куда дел орудие «ампутации», Сергей так и не сознался, однако коллеги Сергея сообщили, что у него был доступ к медицинскому инструменту. По описанию Натальи, это были именно  медицинские ножницы. В больнице ножницы были изъяты и приобщены к материалам дела как вещественные доказательства. Её показания подтвердила и судебно-медицинская экспертиза, которая установила, что нос, вероятнее всего, был отрезан подобным инструментом.
Сергею назначили амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу. Но, увы, сходу эксперты не смогли установить состояние пациента - сбивало с толку странное, не совсем адекватное поведение подозреваемого. Чтобы установить, вменяем он или нет, Сергея, по решению суда, на месяц поместили в специализированную клинику. После этого эксперты-психиатры сошлись в одном - здоров, полностью вменяем, а его поведение связано с желанием уйти от ответственности. Кстати, такая возможность имелась: Наталья была готова примириться, если бывший муж компенсирует ей потерянное здоровье и загладит причинённый вред. Но экс-супруг наотрез отказался. По его словам, он и сам пострадал в этом конфликте: пока бил жену, «сломал три пальца на руке», да к тому же «похудел за время следствия на 16 килограммов».
Во время следствия Наталья рассказала в полиции, что бывший муж угрожает ей и семье. Заявление проверили. Угрозы подтвердились. Наталью включили в программу защиты свидетелей: к ней приставили охрану. В отношении бывшего мужа выдвинули ещё одно обвинение - за принуждение к даче ложных показаний, к уклонению от дачи показаний, с шантажом и угрозами.
- Следствие шло около 7 месяцев, - рассказывает Артём Терентьев. - Следственные мероприятия полиция провела грамотно, заключения экспертиз нас удовлетворили. Действия бывшего мужа были квалифицированы по закону, а доказательств вполне хватало для направления дела в суд.
В июле 2013 года обвинительное заключение утвердил заместитель прокурора Нестеровского района Роман Мокшин. 28 июля материалы дела с обвинительным заключением передали в суд.

Отказ
- Мы с Натальей искренне полагали, что обвиняемый будет осуждён по обоим статьям, - продолжает Терентьев. - Государственным обвинителем выступил Эльчин Аскеров, на тот момент исполняющий обязанности прокурора Нестеровского района. Уже на первом судебном заседании гособвинитель начал предлагать Наталье примириться с бывшим мужем. Вкрадчивым голосом вёл задушевные беседы о том, что у них с подсудимым общие дети, что виновата, скорее всего, она, взывал к совести... Самое удивительное, что и сама Наталья была не против примирения – просила только оплатить ей пластическую операцию по исправлению швов и компенсировать материальный вред. Речь шла о 150 тысячах рублей. Подсудимый саму идею примирения воспринял как личное оскорбление - наотрез отказался принести публичные извинения и выплатить ущерб, объяснив, что все свои деньги он потратил на адвоката. Совершенно неожиданно для нас прокурор сообщил суду, что он отказывается поддерживать обвинение. В суде ещё не были исследованы ни обстоятельства дела, ни доказательства, не были допрошены ни потерпевшая, ни свидетели... Почему Аскеров принял такое решение, он не сообщил.
Позже прокурор отказался от обвинения Сергея и по второму обвинению - по факту угроз. По сути уголовное дело его устами было развалено. А обвинительное заключение, утверждённое его заместителем Романом Мокшиным, стало пустой бумажкой. При этом никто из свидетелей не изменил своих показаний, доказательства преступления остались те же, шрамы с лица Натальи не исчезли.
Одним словом, преступление осталось в «первозданном» виде, а его квалификация поменялась на... «лёгкий вред здоровью». На последнее заседание суда, сославшись на занятость, Аскеров вообще не пришёл, отправив в суд заместителя. С «урезанным» вариантом обвинения, из которого уже была «вытянута» суть, Мокшин уже ничего не мог поделать.
В день вынесения приговора 22 августа 2013 года пострадавшая и её адвокат получили постановление прокуратуры о прекращении уголовного преследования - в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.
В случае отказа гособвинителя - в данном случае прокурора Аскерова - от обвинения, механизма привлечения подсудимого к ответственности за содеянное не остаётся.
- По закону сначала прокурор должен представить и исследовать материалы дела, доказательства, заслушать мнения участников судопроизводства, - говорит Терентьев. - Только убедившись, что доказательства не подтверждают предъявленное обвинение, он может отказаться от обвинения полностью или частично. Отказ должен быть мотивирован со ссылкой на законные основания. В нашем случае такой порядок соблюдён не был - вышеуказанная часть была «пропущена», что не помешало Аскерову отказаться от обвинений без каких-либо конкретных объяснений и ссылок на законы. Теперь, юридически, мы ничего не можем сделать, кроме как предъявить гражданский иск к причинителю вреда.
В итоге суд назначил обвиняемому практически максимальное наказание, возможное по статье за причинение лёгкого вреда здоровью - 400 часов обязательных работ. Водитель «скорой» в свободное время будет по 4 часа трудиться бесплатно. Ну а в рабочее время он продолжит ездить. Помогать больным.
25 октября 2013 года Эльчин Аскеров из исполняющих обязанности стал полноценным прокурором Нестеровского района.



Читайте также в этом выпуске (№ 904):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia