«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1091 
«Рубашка без дырок — клиент нормальный»
«Рубашка без дырок — клиент нормальный»
«Мы закроем вашу организацию!» — кричит женщина в трубку. Организация обязана женщине таким обращением тем, что кто-то из менеджеров подтвердил микрофинансовой организации, что у них действительно работает один из сотрудников. Сотрудник давно уволился, но, как выяснилось, недавно он просрочил выплату по микрокредиту и теперь коллекторы настойчиво звонят в компанию, которая им ничего не должна, с угрозами: «Мы вас сейчас поставим на автодозвон, и вам вообще никто не дозвонится!» Некоторое время спустя перезванивает мужчина и называет сотрудников организации «мертвецами» и «мертвечиной», сам же представляется «всевышним судьей». На профессиональном жаргоне такое называется soft collection (мягкое взыскание). Жесткое взыскание — это когда в подъездах или на домах должников появляются большие надписи краской из баллончика «верни долг» или «крыса», а иногда и то, и другое.

В широком смысле микрофинансовая организация — это фирма, которая выдает деньги «до зарплаты» в среднем под 2 % в день. В Калининградской области работают несколько десятков микрофинансовых организаций. Из них примерно половина — федеральные сети, остальные — региональные компании. У федеральных «мфошек», как правило, есть качественные электронные сервисы для комфортной оплаты кредита. Регионалы же работают по старинке: принимают деньги в офисе. Впрочем, есть и исключения. Так, одна федеральная микрофинансовая сеть присылает своих агентов за деньгами на дом. «У них очень специфический скоринг: при оформлении заявки к вам приходят домой и смотрят, сколько у вас чашек, ложек и рюмок, трезвы ли вы, есть ли у вас татуировки специфического исполнения. Рубашка без дырок — клиент нормальный», — рассказывает человек, работающий в сфере МФО.

Региональные МФО борются с технологичностью федералов в основном с помощью демпинга. Федеральные сети не снижают ставки ниже 2 % в день, в то время как регионалы готовы кредитовать под 1,7–1,9 %. Иногда локальные МФО связывают с клиентами довольно близкие отношения: в фирме хорошо знают, где клиент живет, сколько зарабатывает, и идут навстречу в ситуациях, когда федеральная МФО бы отказала. Межрегиональные МФО же могут кредитовать людей с не калининградской пропиской. Местные игроки микрофинансового рынка на такое обычно не идут, что сужает их рынок.

И здесь Ганбаровы

В этот бизнес приходят люди, как правило, имеющие опыт работы в банках, реже — просто в продажах, рассказывает сотрудник одной из федеральных сетей. Впрочем, иногда встречаются и яркие персонажи, как, например, братья Ганбаровы из окружения экс-губернатора Николая Цуканова. В родном городе бывшего губернатора они держат МФО и ломбард с колоритным названием «Банкирофф Групп». Партнерами Ганбаровых в этом бизнесе выступают Оксана Пономаренко и Денис Кисляков. Выручка компании в 2015 году выросла на 60 % при росте финансовых вложений на 20 %. Всего в 2015 год МФО Ганбаровых заработала 7,8 млн руб. и показала чистую прибыль в 1,5 млн руб.

Местные жители объясняют: у «Банкирофф Групп» большая доля рынка «денег до зарплаты», потому что у них всего один реальный конкурент.

Параллельное ведение ломбардного и микрофинансового бизнеса является распространенной практикой. «Ломбарды и МФО — это похожие виды бизнеса. Ломбард — это залоговый заем, а микрозайм — беззалоговый, — говорит человек, работающий в МФО. — Если у человека больше нечего закладывать, но он хочет взять займ, то пусть он лучше идет в свое МФО, чем в чужое».

Самой оборотистой региональной МФО из тех, которым доступна отчетность, является компания «Балтик Запад» Геннадия Дубина. Она работает с 2011 года и по итогам 2015 года показала оборот в 22 млн руб. при общем объеме активов в 11 млн руб. В позапрошлом году компания задекларировала чистую прибыль почти 4 млн руб.

Однако не все МФО достигают таких высот. На каждую действующую калининградскую МФО приходится почти две закрытых. Средний срок жизни калининградской «мфошки», исключенной из реестра, два года.

Денежный фонд для выдачи займов у небольших МФО формируется за счет средств учредителей и банковских кредитов. Привлекать средства вкладчиков могут немногие организации — их капитал должен превышать 70 млн руб.

Полпортфеля просрочки

Микрофинансы — это очень конкурентный рынок, где риски высоки, а доходы, несмотря на 600–700 % годовых, прописанных в договоре кредитования, не вполне стабильны. Зачастую просроченная задолженность составляет до половины кредитного портфеля, рассказывает собеседник «Дворника из МФО. Калининградский юрист, которого пытались нанять для взыскания долгов несколько калининградских микрофинансовых компаний, подтверждает: кредитные портфели МФО зачастую находятся в очень печальном, по банковским меркам, состоянии. Поэтому не каждый юрист или коллектор соглашается работать с МФО — у многих их клиентов просто нет денег, и процесс взыскания долгов бесперспективен.

«Понимаете, работа при просроченном на 50 % портфеле — это специфическая работа. С такой просрочкой просто нужно уметь работать. У вас может быть просроченный наполовину портфель, но вы будете работать с прибылью из-за высоких процентов. Некоторым МФО даже выгодно, когда им сразу не платят. Для других это проблема», — рассказывает один из экспертов в сфере МФО.

В профессиональной среде отмечают, что эксцессы с «хард коллекшн» в виде порчи фасадов или расписывания стен в подъездах зачастую происходят без вовлечения коллекторов. Небольшие компании или даже сами менеджеры, ответственные за кредитование, могут нанимать хулиганов для создания давления на должника, отмечают собеседники «Дворника».

Впрочем, о «хард коллекшн» участники рынка говорят крайне неохотно, отмечая лишь, что зачастую грань между взысканием в стиле «софт» и «хард» очень тонка. Когда формально взыскание находится на уровне переговоров, но коллектор шантажирует человека тем, что он расскажет о его финансовых проблемах работодателю или родственникам, то это уже неоднозначно воспринимается участниками рынка.

«Нормальные коллекторские фирмы работают по скриптам. Иначе говоря, существует заготовленный текст, который ты должен произносить на возражения должника. Например, должник говорит, что нигде не работает, а берет деньги у родственников. Тогда коллектор, конечно, предлагает взять денег у родственников и возвращать уже им. Ругательств никаких нет, но по закону давать информацию о долге можно и родственникам, и коллегам», — рассказывает бывший сотрудник коллекторского агентства. По ее словам, «переходят грань» в основном собственные отделы взыскания маленьких МФО: сторонним коллекторам это не интересно.

Есть и экономическая логика: большинство клиентов МФО едва ли когда-нибудь прочтут некомплементарные надписи на своем подъезде. Средний займ в МФО колеблется в пределах 10 тыс. руб. Поэтому даже в критической ситуации долг едва ли превысит 40 тыс. руб., и найти подрядчика на взыскание такой суммы, готового заниматься вандализмом, непросто. При этом сам факт вандализма не гарантирует взыскание средств.

Что же касается телефонных угроз третьим лицам по поводу ликвидации компаний или «мертвецов», то уже появился механизм, блокирующий такую активность. С 1 января 2017 года вступил в силу закон о коллекторах. Контакты с лицами, которые не являются стороной по договору займа, против их воли признаются незаконными. В июне 2016 года Арбитражный суд Калининградской области удовлетворил иск регионального управления службы судебных приставов к коллекторскому агентству «Континент» из Санкт-Петербурга о взыскании штрафа в размере 50 тыс. руб. Коллекторы звонили калининградцу и забрасывали его СМС по номеру, который был указан заемщиком в анкете. Сам преследуемый калининградец не был заемщиком МФО, у которой коллекторы выкупили долг, поэтому суд счел оправданным назначение штрафа за его преследование. Коллекторы пытались взыскать долг по кредиту в тысячу рублей.

Коллегам «Континента» из московской «Сентинел Кредит Менеджмент» повезло чуть больше. По поручению «Альфа-Банка» они также звонили человеку, который не брал денег, но его телефон значился в кредитной заявке как контактный. Когда служба судебных приставов по заявлению пострадавшей начала составлять протокол на коллекторов, они заявили: мы думали, что звоним должнику. В суд они уже принесли акт об уничтожении персональных данных третьего лица, и судья счел возможным их не штрафовать.

Беспечные бюджетники

Калининградская область не является выдающимся регионом по росту рынка микрофинансирования и следует в общем федеральном тренде. В среднем портфель микрокредитных организаций прирастает на 10–20 % за квартал. При это резкий рост популярности микрокредитования совпадает ухудшением экономической ситуации: начинаются задержки по зарплате и люди идут за «деньгами до зарплаты». Во втором квартале 2015 года, когда российскую экономику активно штормило, рост портфеля российских МФО, по данным НБКИ, составил 29 %. В первом квартале 2017 года, когда ситуация в экономике стабилизировалась, портфель МФО вырос всего на 7,3 %, и это минимальное квартальное значение за последние 2 года.

Говоря о калининградской специфике, многие представители федеральных МФО вспоминают военных. «У нас очень много военных. Люди приезжают из России без денег и занимают очень много. Суммы они берут очень большие, — рассказывает человек, долго работавший в одном из федеральных МФО в Калининграде. — Это нам кажется, что они зарабатывают большие деньги. Зарплаты у них до 35 тыс. руб. Это потолок. Им обещают одно, переводят, а потом раскидывают по области и платят мало. Им предоставляют жилье — общежитие. Но взрослый мужчина не будет с семьей в общежитии жить, и они в долгах как в шелках».

Другой сотрудник федеральной сети МФО отмечает, что крайне неблагоразумно пользуются микрокредитами не только военные. Так же набирают микрокредитов и потом не платят полицейские и учителя. Среди силовиков практикуется веерное микрокредитование, когда они заходят по очереди в несколько офисов МФО, расположенных неподалеку, и набирают сумму, которая им необходима для удовлетворения текущей потребности, не вполне понимая, как потом возвращать долг.

Бизнес второго уровня

Популярность МФО объясняется не столько обеднением населения, сколько зарегулированностью банковской деятельности. Многие потенциальные клиенты МФО могли бы получить кредит в банке, но не обращаются туда из-за волокиты, которая связана с оформлением полноценного потребительского кредита. Доступность средств приводит к тому, что изначально вполне платежеспособные клиенты набирают по 5–6 кредитов на сумму более 100 тыс. руб. под 600–700 % годовых и не могут справиться с нагрузкой.

Число закредитованных в МФО калининградцев быстро растет, рассказывает Олег Федорченко из «Рефинансируй.рф». Компания, которую он представляет, занимается рефинансированием микрокредитов: к ним обращается человек с большим числом кредитов до года под высокий процент. «Рефинансируй» гасит его долги перед МФО и формирует единый заем по ставке 50–60 % годовых.

Типичный клиент «Рефинансируй» имеет пять краткострочных микрозаймов с общей суммой долга 120 тыс. руб. Средний срок, на который перекредитовывает МФО второго уровня — 2 года и 4 месяца.

В бизнесе, построенном на работе с сильно закредитованными калининградцами, Олег Федорченко не видит огромных рисков. «По моим наблюдениям, часть клиентов, примерно 30 из 100, просто запутались в платежах и не рассчитали свои силы. Они готовы платить и выйти из тупика. Если им помочь распутать этот клубок и вместо пяти платежей разными способами у них появляется один ежемесячный платеж, они вполне готовы оплачивать свои обязательства», — полагает Федорченко.

Нестрашный суд

Согласно последним поправкам в законодательство об организации микрофинансовой деятельности, общая сумма процентов и прочих начислений по микрокредиту не может превышать трехкратный размер микрозайма. Таким образом, законодатель попытался исключить ситуации кабального кредитования, когда, однажды закредитовавшись, человек уже никогда не сможет расплатиться.

Впрочем, и раньше суды в Калининграде не допускали «кабальных» взысканий. Большинство разбирательств, дошедших до областного суда, касались микрофинансовой компании «Запад» — так раньше назывался лидер калининградского рынка микрофинансирования «Балтик Запад» Геннадия Дубина. МФО пыталась через суд добиться взыскания долгов со своих клиентов, где сумма процентов в 5–7 раз превышала сумму долга. Так, в одном из случаев человек занял и не вернул 20 тыс. руб., а в суде «Запад» требовал взыскать с него 177 тыс. руб. Деньги ссуживались под 2,25 % в день, или под более чем 820 % годовых. Суды всегда снижали размер начисленных процентов примерно до размера невозвращенного первоначального займа.

Еще один интересный случай был связан с МФО «БГА-Финанс» предпринимателя Геннадия Баданина. В 2013 году она ссудил гражданину Волкову 270 тыс. руб. под 100 % годовых и со штрафом в 2 % за каждый день просрочки. Деньги Волков не вернул, и в 2016 году «БГА-Финанс» предъявила иск к заемщику почти на 9 млн руб., более 8 из которых составляли штраф за невозврат долга и процентов. Суд снизил суммарный размер штрафа по иску до 60 тыс. руб.

Суды — это, к сожалению, не показатель, отмечают некоторые собеседники RUGRAD.EU в сфере МФО. Большинство вопросов в данном бизнесе решается во внесудебном порядке. Также эксперты не рекомендуют сильно полагаться на официальные цифры. «Когда речь идет о наличных деньгах, правды вам не скажет никто, а особенно бухгалтерия», — констатирует бывший сотрудник МФО.


Текст: Вадим Хлебников


Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia