«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1064 
Победили эпидемию, а глупость - не смогли
Победили эпидемию, а глупость - не смогли
В Калининграде на протяжении почти 15 лет не могут «завершить реконструкцию» противотуберкулёзного диспансера. С 2014 года упоминания о строительстве этого объекта Федеральной целевой программы развития Калининградской области совсем исчезли из новостной повестки. За время, прошедшее с момента, когда план реконструкции был одобрен губернатором Владимиром Егоровым, в области удалось прекратить распространение эпидемии туберкулёза. Справиться с глупостью государственного управления стройкой и медициной так и не удалось.
Новый срок завершения реконструкции и строительства - апрель 2017 года. С одной стороны, после смены подрядчиков на стройплощадке заметно оживление. Лечебный корпус «литера Б» выглядит вполне готовым к размещению ВИЧ-инфицированных больных туберкулёзом, не хватает только послеремонтной уборки. Степень готовности нового детского стационара - также более 90%. При этом другие корпуса и пристройки выглядят не так оптимистично. Особенно удивительным выглядит то, что главный корпус на Дубовой аллее, 5, фактически построенный в 2011 году, эксплуатируется, но делается это с нарушением закона.

Смертность снизилась в 8 раз


«У нас в государстве всё почему-то так устроено, что строить социальные объекты приходится врачам и учителям», - удрученно говорит главный врач противотуберкулёзного диспансера Калининградской области. Евгений Туркин в своё время получил во врачебном сообществе прозвище «камикадзе». Областную противотуберкулёзную службу он возглавил в то неспокойное время, когда на 100 тысяч здоровых жителей области приходилось 134 больных туберкулёзом. Туркин рассказывает, что схожие показатели наблюдались в нашей стране в послевоенное время. Больные туберкулёзом - не самые состоятельные люди, платных услуг в этой системе и вовсе нет. Желающих возглавить диспансер в пик эпидемии было немного. С 2005 года ситуацию удалось переломить, сейчас ситуация в области и с заболеваемостью, и со смертностью лучше средних показателей по стране.
«В начале “нулевых” у нас в год от туберкулёза умирали 340-350 человек, сейчас – 40, заболеваемость по итогам прошлого года составила 43,8 на 100 тысяч человек. Туберкулез – это эпидемия, и, как любая эпидемия, он распространяется передачей бактерий от больного к здоровому. В 2000-е годы мы сделали упор в работе на воздействие на носителей микобактерий, их изоляцию и лечение. Если вы сравните начало «нулевых» и сейчас, то увидите, что количество бациллярных людей уменьшилось втрое, смертность снизилась более чем в 8 раз».
В разгар эпидемии, в 2001 году, в Калининградской области власти приняли решение провести реконструкцию главного противотуберкулёзного учреждения области. В то время (да и сейчас) диспансер был разделён на две локации. Первая - мрачное здание на Каштановой аллее. Здесь располагается поликлиническое отделение, администрация, диагностические кабинеты.
«Эта территория принадлежит диспансеру с 1997 года. Корпуса были построены как медсанчасть строителей, до середины “девяностых” тут была больница восстановительного лечения для людей, перенесших инсульты и травмы. До сих пор в подвале у нас лежат тренажеры для обучения людей простейшим жизненным вещам - как подняться в транспорт, как выйти из транспорта. Когда была ликвидирована эта больница, на Каштановую переехали отделения из разных районов города. Конечно, это было ошибкой - здание абсолютно не приспособлено для инфекционной патологии. Здесь и нельзя организовать работу с ней. С точки зрения эпидемиологии, размещать в Центральном районе инфекционное учреждение можно, наверное, только во время войны. Но в 1997 году у нас не было войны, и все последующие годы мы пытаемся исправить эту ошибку», - рассказывает Евгений Туркин.
Исправлять ситуацию предполагалось с помощью реконструкции второй базы диспансера - на Дубовой аллее. С первых послевоенных лет на солидной территории в 8 га на западе Калининграда функционирует своеобразный туберкулёзный «городок». Под стационары здесь отведено три здания - два из них довоенной постройки. Сейчас все они - в глубокой и затянувшейся реконструкции.
«По санитарным требованиям, ни один из этих корпусов никогда не соответствовал тому, чтобы в них размещались пациенты. Довоенные корпуса вообще не были лечебными учреждениями. А построенный в советское время корпус был настолько переуплотнен, что вместо 100 коек, предусмотренных по проекту, в нем размещались 200. На одного больного по нормативам и советского времени, и теперь приходится достаточно большая площадь. Сегодня – около 8 квадратных метров. Площадь – это не только то место, куда нужно койку поставить, это площадь, на которой больной должен жить, его жизненное пространство. В том корпусе, который находится под реконструкцией, у нас было 3-3,5 квадратных метра. Порой, чтобы добраться до окна, нужно было перешагнуть через больных. На самом деле мы говорим о разукрупнении палат, а не об увеличении количества коек», - говорит Туркин.

Ложь во спасение

Главный врач показывает график изменения эпидемиологических показаний и эмоционально объясняет: доказывая необходимость реконструировать и строить новый корпус диспансера ему пришлось солгать. Реконструкция была связана не с тем, что прогнозировался рост заболеваемости, а с тем, что больных нужно было содержать в человеческих условиях. Но в реалиях нашей страны тогда (а возможно, и сейчас) легче найти финансирование на увеличение коечного фонда, чем на улучшение содержания.
Кроме реконструкции двух совсем старых и одного советского корпуса (к нему должны были пристроить дополнительный этаж и крышу), трансформация диспансера включала строительство совсем нового корпуса. Его возведением занималась компания «Рослитстрой».
«Строительство с 2002 года в течение 10 лет вело ООО “Рослитсрой”, но к концу 2012 года из-за налоговых проблем генеральный подрядчик перестал вести деятельность, ушел с объекта, фактически исчезнув как юридическое лицо», - говорится в официальном ответе регионального минздрава о ходе реконструкции диспансера. Фактически корпус был выстроен в 2011 году. Однако и шесть лет спустя говорить о нём как о «новом» не приходится. Здание не введено в эксплуатацию.
«В самом новом корпусе мы не ведем никаких работ, но их здесь необходимо проводить – техническая документация полностью подготовлена и находится в правительстве, в министерстве экономики. Весной эта документация должна быть представлена губернатору, чтобы были выделены средства», - рассказывает Туркин.
Несмотря на отсутствие документов о вводе в эксплуатацию, здание используется, хотя и не на полную мощность.
«В стационаре у нас 300 с небольшим коек, они заняты почти все. Пришлось переуплотниться. Когда всё будет сделано, и тут и тут будет норматив. Я считаю, что сейчас у больных самые лучшие условия пребывания за весь послевоенный период. Сейчас условия человеческие, а ранее были нечеловеческие. Ранее у больных было 3,5-4 квадратных метра на койку, а сейчас – по 6-7 метров», – рассказывает Евгений Туркин.
Сложившаяся ситуация отличается от той, которая предписана законом. Содержать больных в незавершенном объекте строительства - нельзя. Решение о переселении больных в новый корпус, как рассказывает главный врач, было принято на совещании в правительстве области в 2015 году. Другого выхода не было - график федеральной целевой программы предусматривал начало реконструкции трёх корпусов, где размещались пациенты. При непосредственном участии Алексея Силанова - тогда в качестве областного вице-премьера по социальной политике - помещения выстроенного «Рослитстроем» корпуса при помощи дружественных бизнес-структур были подготовлены для размещения пациентов. Стационары собрались в нём. В 2016 году на совещании в правительстве области Евгению Туркину рекомендовали передать «советский» корпус строителям для проведения работ.

Неучтенный томограф

Первое, что бросается в глаза в фойе «строящегося» нового корпуса на Дубовой аллее, 5, - это ящики с оборудованием. На вопрос, давно ли оно здесь складировано, сотрудник диспансера пожимает плечами: «Года два, наверное. Пойдёмте на другой этаж, я вам еще мебель покажу». Кроме мебели на втором этаже обнаруживается отремонтированный и хорошо оснащенный кабинет врача-рентгенолога и кабинет компьютерной томографии. В последнем стоит и готов к работе компьютерный томограф Philips. На столе для врача лежит специальный бланк отделения лучевой диагностики для записи результатов обследования. По сведениям сотрудников учреждения, аппаратура была установлена в 2015 году. На этом томографе обследуются не только пациенты, но и медицинские работники.
Плохого в этом, как представляется, нет ничего. Люди, инфицированные туберкулёзом, должны проходить все виды обследований отдельно от обычных пациентов. И то, что для них открыт доступ к КТ в специализированной обстановке, - это скорее соблюдение общественного интереса. Но при этом министерство здравоохранения сначала просто скрывало существование этого томографа в учреждении. Затем - заместитель министра здравоохранения Татьяна Николаева (ушла в отставку 10 марта 2017 года) отрицала его нахождение в больнице. После официального запроса по результатам личного визита журналистов «Дворника» в тубдиспансер Николаева изменила своё мнение и признала, что томографический рентгеновский комплекс КТР поставлен в учреждение и осуществляются «пуско-наладочные работы данной аппаратуры».
Временно исполняющей обязанности вице-премьера по социальной политике Илья Баринов через пресс-секретаря губернатора Валерию Родину сообщил «Дворнику», что не может сказать, чем руководствовался в 2016 году минздрав, скрывая информацию о существовании этого томографа. Между тем уже 15 марта областной тубдиспансер будет судиться с управлением Росздравнадзора. Надзорное ведомство считает, что диспансер допускает нарушения, не используя технику официально. Принять оборудование на баланс диспансер в свою очередь не может, поскольку весь корпус, в одном из кабинетов которого смонтирован томограф, не введен в эксплуатацию. Главный врач Евгений Туркин абсурдности ситуации не признает, но в беседе с журналистами решает занять оборонительную позицию.

«В этом корпусе ничего не происходит»
«Я считаю, что сделал благо для больных, цифры из графика с динамикой снижения заболеваемости, снижение смертности - это основное, для чего мы созданы и о чем мы должны думать. Не о какой-то бумажке, а о населении в целом. И если мы этого не сделаем, то пострадает население, а не 300 человек. Понимаете?» - отвечает главный врач на вопрос о том, не кажется ли ему неправильной и абсурдной ситуация, когда корпус построен, больные в нём находятся, но в этом лучше не признаваться. - «Сейчас в этом корпусе в плане реконструкции ничего не происходит», - заключает он.
Наличие оборудования в коробках в фойе диспансера на Дубовой аллее Евгений Туркин объясняет ожиданием – аппаратура, по его словам, не простаивает, а готовится к установке в реконструируемых корпусах.
«В санитарных требованиях к медицинским организациям написано, что каждый поток больных должен быть выделен. Детей невозможно обследовать вместе со взрослыми. Даже детские поликлиники делают отдельно, а уж детский рентген должен быть, - отвечает главный врач на вопрос о том, зачем для диспансера приобретено три диагностических аппарата. «У нас есть разные больные. Это вроде бы название одно «туберкулёз», но на самом деле у больного может быть лекарственная устойчивость. И представим гипотетически, что встречаются двое больных. У одного есть лекарственная устойчивость, а у другого – нет лекарственной устойчивости. И первый лечится шесть месяцев, а второй – два года, три года. И тому, кто без лекарственной устойчивости, не хочется ведь заболеть устойчивым туберкулёзом. Чтобы этого не произошло, они не должны встретиться. Даже в рентген-кабинете.
На каждую группу таких больных – с лекарственной устойчивостью, бациллярных, детей – свой рентген».
Пока корпуса не завершены, а рентген-аппараты только готовятся к работе, пациенты диспансера проходят обследования в здании на Каштановой аллее. Здесь расположены два рентген-аппарата и флюорограф. Евгений Туркин называет их «устаревшими», когда учреждение переедет на Дубовую аллею, эту технику предстоит списать.
«Когда это произойдёт, мы сделаем так, как должно. Я думаю, что к концу 2017 года. Думаю, никаких препятствий нет, вы видели, как ведутся работы», - прогнозирует главный врач диспансера.

Окончание следует.
Текст: Мария ПУСТОВАЯ


Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia