«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 987 
Вот так мы и живем, или еще раз о ЖКХ
Вот так мы и живем, или еще раз о ЖКХ
В своей статье «ЖКХ для винтиков и придорожной травы?» («Дворник» № 25 (982) от 7 июля 2015 г.) я попытался объяснить первопричины ущербности российского ЖКХ. В России ЖКХ – один из государственных институтов, причем наиболее плотно связанный с интересами населения. Однако в силу того, что народные нужды исторически не входили в число приоритетов государства, ЖКХ финансировалось недостаточно. С другой стороны, в самой ЖКХ-отрасли всегда хватало головотяпства (если, конечно, все сводить к нему), когда даже эти скудные ассигнования во многом пролетали мимо цели. Проводившиеся реформы ЖКХ кардинально дела не меняли или делали это в худшую сторону прежде всего из-за не комплексного подхода к решению десятилетиями накапливающихся проблем. Но зато реформы создавали «дымовую завесу», прикрывающую творимую бестолковщину.
В связи с таким положением дел меня заинтересовал отзыв на мою статью, написанный, очевидно, кадровым работником ЖКХ. Соглашаясь во многом с выводами статьи, автор отзыва высказал несколько иную, чем моя, точку зрения на состояние центрального отопления в Калининграде. В масштабе всего ЖКХ – это вроде бы частность. Но отопление жилого фонда в течение шести месяцев формирует качество нашего жилья и жизни в нем. В то же время правильное понимание сути проблем с отоплением – первый шаг на пути их устранения. Поэтому попробую максимально доходчиво изложить сущность этой проблематики на примере наиболее распространенной схемы отопления нашего жилья.
Для начала коротко расскажу, как устроено отопление многоквартирных домов (МКД) от центральной тепловой сети. Она представляет собой контур циркуляции первичного теплоносителя, включающей теплоисточник, например котельную. От нее к МКД идет трубопровод прямого теплоносителя с температурой Т1. А от МКД проложен к теплоисточнику трубопровод обратного теплоносителя (обрата) с температурой Т2, меньшей чем Т1. Меньшее значение Т2 объясняются тем, что теплоноситель отдал часть тепла на отопление дома и должен быть снова подогрет на величину температурного напора △Т1 = Т1-Т2. За стенами МКД прямой теплоноситель поступает в домовой теплопункт с расходом q1 и под гидравлическим напором (давлением) Р1. Типовым элементом теплопункта, т.н. зависимого подключения к теплосети, является смесительный узел в составе водоструйного насоса – элеватора. В его задачу входит формирование во внутридомовой системе отопления (ВДСО) контура циркуляции потока вторичного (смешанного) теплоносителя с расходом Q см, большим величины q1, и с температурой Т3, меньшей значения Т1. Эти преобразования достигаются тем, что вторичный теплоноситель с расходом Q см, пройдя ВДСО, остывает до температуры Т2. Из потока Q см с температурой Т2 насос-элеватор отбирает часть воды для смешивания с потоком прямого теплоносителя q1. Оставшаяся часть теплоносителя, численно равная q1, поступает через обратный трубопровод теплопункта в обратный трубопровод сети. В итоге циклы нагрева-остывания повторяются, и создается эффект отопления.
Теперь следует поговорить о температурном графике. Он представляет собой зависимость температур Т1, Т2, Т3, а также температурных напоров (перепадов) △Т I = Т1-Т2, △Т II = Т3-Т2 от температуры наружного воздуха Тнв. Для средней климатической полосы России приняты нижнее значение Тнв = -19 градусов по Цельсию и верхнее значение Тнв = +8 градусов по Цельсию. Ниже -19 градусов нам предлагают добавлять в квартиры тепла кто как умеет, а выше +8 (среднесуточная температура) центральное отопление отключают даже, если нам еще не очень тепло.
Калининград начал застраиваться в конце 50-х годов типовыми МКД типа «хрущевок», отопление которых было спроектировано по графику №1. Но тепловая сеть города функционировала по графику №2, и это отражалось не лучшим образом на качестве отопления таких МКД. Разницу между обоими графиками иллюстрирует первая таблица.

08.jpg

Процесс отопления связан с переносом какого-то количества тепла q, которое рассчитывается по известному из курса физики средней школы выражению Q = α х Q х △Т (1). Здесь α – коэффициент пропорциональности или удельная теплоемкость (воды), принимаемая постоянной для наших ориентировочных рассуждений. Обозначения остальных параметров понятны из предыдущего текста.
Из первой таблицы следует то, что температурный напор △Т1 по графику №2 значительно, т.е. в 1,7 раза ниже △Т1, чем по графику №1. Но при одной и той же погоде и независимо от номера графика, к дому должно подаваться одно и то же количество тепла q. Оно рассчитывается по выражению (1) и должно соответствовать строительному проекту здания. Поэтому, согласно тому же выражению (1), при менее нагретом теплоносителе его расход должен быть увеличен в те же 1,7 раза. А это совсем не простое для Калининграда дело. При сохранении, допустим, проектного диаметра (проходного сечения) труб потребуется увеличить в сети гидравлический напор с тем, чтобы «пропихнуть» через сеть и далее в ВДСО больший расход теплоносителя. Данный напор складывается из разности давления △Р прямого Р1 и обратного Р2 теплоносителя, т.е. △Р = Р1-Р2. Проблема, однако, заключается в том, что нужное значение △Р найти в Калининграде не просто. Сети изношены, и поэтому снижение давления прямого теплоносителя Р1 примерно в 2,5 раза по графику №2 по сравнению с графиком №1 – это не только дань более низкой Т1, но и во многом вынужденная мера. Мне приходилось наблюдать и не раз совершенно ничтожные величины △Р = 0,05-0,20 атм, при которых, например, фактически прекращали работать водоструйные насосы-элеваторы, а отопление МКД выглядело более чем условно. Некоторой иллюстрацией к сказанному может служить вторая таблица, составленная для весьма распространенной в Калининграде зимней погоды с морозом -12 градусов. Замеры в таблице справедливы для «хрущевки» постройки 1963 года, подключенной к теплосети, действующей по графику №2. ВДСО этого МКД подключено к тепловой сети через водоструйный насос-элеватор.

09.jpg

Вторая таблица несет в себе целый ряд откровений. Мы видим, что прямой теплоноситель по факту недогрет по Т1 даже по сравнению с графиком №2. В то же время температура обрата (Т2) на много (на 11 градусов) ниже нормативного знания. Это объясняется не только вялой циркуляцией вторичного теплоносителя, едва создаваемой водоструйным насосом-элеватором в ВДСО. Сниженная температура Т1 в сочетании с вялой циркуляцией вторичного носителя в ВДСО обуславливают низкую температуру Т2 внутридомового обрата. Следовательно, снижается температура Т3 смешанного теплоносителя на входе в ВДСО. Но и это еще не все. Мы видим по второй таблице, что температура отопительных стояков в двухкомнатной квартире может быть на 19 градусов ниже начальной температуры Т3 смешанного потока. Это указывает на значительные потери тепла в нежилых помещениях дома и плохую регулировку распределения теплоносителя по стоякам. В свою очередь, подогрев стояков и связанных с ними отопительных приборов обуславливает и критически низкую среднюю температуру по квартире - порядка 18 градусов. Очевидно, при дальнейшем похолодании возможен будет так называемый «недотоп» или близкое к нему состояние квартиры. В этом случае жильцам приходится включать электронагревательные приборы, если этажом ниже нет, например, какой-нибудь домовой кухни, обеспечивающей вам теплые полы. В результате, если не мытьем, так катанием, температура воздуха может оказаться на нижнем нормативном уровне +18 градусов. Вызванные по такому случаю плохо функционирующее ВДСО из управляющей компании даны с комнатным термометром за пазухой и плотно поджатыми губами по случаю молочно-теплых батарей в морозную погоду, констатируют напрасный вызов. Определение плохо действующей ВДСО, как оказывается, тонкий вопрос. Поэтому график №2 в «Теплосетях» стараются держать за семью печатями, и для того чтобы его увидеть хотя бы одним глазом, мне пришлось изрядно поусердствовать. Но на практике знание графика №2 может ничего не говорить. По упомянутой в начале коммунальной реформе ответственность за качество нашего отопления размыта между «Теплосетью» и УК. И четких критериев за конечный результат отопления, за ответственность перед нами у этих ребят нет. В самом деле, кто виноват: «Теплосеть», не нагревшая воду до хотя бы ущербного значения Т2 по графику №2, или УК, умудрившаяся растерять даже это ущербное тепло по пути к нашим батареям? Между тем, для того чтобы как-то разобраться в этой мешанине, нужно было бы еще знать, а каков же упомянутый раньше располагаемый напор △Р в сети в месте подключения к ней нашего МКД, и в состоянии ли этот напор «протолкнуть» в ВДСО нужное количество теплоносителя? Для этого нужно иметь представление о гидравлическом сопротивлении ВДСО, а для нынешних УК – такое знание, полагаю, много больше, чем высший пилотаж. Вполне возможно, что к бестолковщине причастны и власти, по разрешению или без разрешения которых на какие-то участки сети вешают новострой, не считаясь с ресурсным потенциалом тепловой сети. Но это уже вопрос иного порядка, и относится он уже не к качеству сетей, а к качеству общества, в котором мы живем.
Недавно российский министр строительства и ЖКХ с радостным придыханием сообщил об углублении реформ ЖКХ: началом лицензирования давно уже действующих УК. Дело вроде бы полезное. Однако я воспринимаю лицензирование как очередную «дымовую завесу». От лицензирования у частных УК не появится так необходимая им производственно-технологическая база, а их ряды не пополнятся дипломированными «хаусмайстерами» вместо не всегда трезвых людей в несвежих спецовках. И качества производственной базы, и трезвости, и чистых спецовок, и много другого можно было бы достигнуть за счет реальной и здоровой конкуренции в сфере ЖКХ. Но тогда здесь роль государства по меньшей мере была бы сведена к минимуму. А куда же девать в таком случае весь этот десятилетиями разраставшийся аппарат, больше специализирующийся и преуспевший на отписках?
Прежде чем резюмировать, я хотел бы поблагодарить моего оппонента за высокую оценку моих профессиональных качеств хаусмастера. Однако по жизни я придерживаюсь известного принципа: «Платон мне друг, но истина дороже», тем более в таком деле, как отопление.
Итак, полагаю, что мой оппонент неправ в следующем:
1. Оба температурных графика по уровню нагрева вторичного теплоносителя допускают применение отопительных приборов из чугунного литья. Не чугунина послужила причиной выбора графика №2.
2. Водоструйный насос-элеватор – замечательное инженерное решение и не заслуживает хулы оппонента только за то, что насос заставляли работать, вопреки законам физики.
3. Разногласия между поставщиком тепла и УК сегодня невозможно уладить, только доведя до УК таинственный график №2. Нет, этого недостаточно.
В связи с изложенным мне представляется, что необходимо выполнить как минимум следующее:
1. Квалифицировать жилой фонд, исходя из строительных проектов и фактического состояния теплопунктов и ВДСО, на предмет готовности отопления по графику №2, правомерности тарифов и энергосбережения.
2. Применять в Калининграде и других городах теплопункты отечественного производства, способные компенсировать в отопительный сезон недостатки тепловых сетей и ВДСО, а в межотопительный период служить целям диагностики и ремонта ВДСО.
3. Найти форму конечной ответственности перед нами властей за качество коммунальных услуг, в том числе отопления, поскольку сегодня эта ответственность размыта между несколькими юридическими лицами.
Вот так, я думаю, нам станет жить немного легче.

Генрих ЛЕВШИН
корабельный инженер




Читайте также в этом выпуске (№ 987):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia