«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1060 
«Сами не заметили, как стали «крышевать за деньги»
«Сами не заметили, как стали «крышевать за деньги»
Книгу «Команда XX» Михаила Полищука, изданную в 2016 году издательством «Калининградская книга», можно назвать еще одной попыткой зафиксировать поэтапно историю развития каратэ-до в Калининграде. И тут можно было в очередной раз начать сверять хронологию, искать несоответствия или новых свидетелей этой истории, которые бы рассказали все совершенно иначе (так происходит в Калининграде практически с любой книгой, претендующей на статус «исторического документа»). Но книгу Михаила Полищука сложно назвать «документальной литературой». С одной стороны, все и так знают, кто организовал еще в советское время в городе первый клуб, где практиковались занятия по «искусству пустой руки». Автор и сам дает достаточно много подсказок: книга называется «Команда ХХ», все посвященные знают, что в Калининграде был клуб с почти идентичным названием и у него был вполне реальный основатель и руководитель, имя которого всем хорошо известно. Автор честно признается, что персонажи повествования несут в себе черты реально существующих бойцов, но все-таки «ни одного образа известного спортсмена» здесь нет, а все совпадения, если они и есть, носят «фрагментарный характер». «Главным и единственным героем этого повествования является КАРАТЭ», - убеждает Полищук в послесловии.

Впрочем, сюжет «Команды XX» слишком нарочито «фантастический» (хотя и здесь можно нарваться на адептов версии, что «именно так оно все и было»), чтобы претендовать на статус этакой Повести временных лет для поклонников восточных единоборств. Каратэки (так автор называет тех, кто занимается этим видом боевого искусства, и именно они главные действующие лица всей книги) попадают в самые разные ситуации: в Советском Союзе они существуют на полуподпольном положении (государство несколько раз объявляло занятие каратэ вне закона), участвуют в боевых действиях в Афганистане и Чечне времен первой контртеррорестической операции. И даже «перевоспитывают» Тимура Муцураева – чеченского барда, чьи песни стали гимнами той войны (порой даже с обеих сторон), склоняя его на сторону федеральных сил. Есть тут и своеобразная мистическая линия. В критические моменты на помощь героям приходит таинственный китаец. Он, собственно, и помогает одному из центральных персонажей книги осваивать таинственное восточное боевое искусство. Вплоть до самых последних глав про него вообще практически ничего непонятно: кто он и откуда взялся. Но постоянно даются намеки, что речь идет не о совсем обычном человеке: он то ли путешественник во времени, то ли еще невесть откуда взявшийся таинственный пришелец, который принес в далекую от мистических тайн страну Советов секреты боевого искусства. Этот мистический аспект, конечно, будет убеждать читателя с первых страниц, что «Команда» - вымысел чистой воды: от первой до последней строчки.

В небольшой аннотации автор предлагает читателю самому разобраться, в каком порядке читать книгу. «Команда XX» состоит из глав. Автор настаивает, что каждая из них индивидуальна и каждую можно читать как отдельный рассказ. Но лучше в этот раз его не послушаться и читать книгу в хронологическом порядке. Тогда возникает ощущение последовательного произведения, где сюжет проходит все общеобязательные фазы.

Для тех, кто авторским советом пренебрежет и начнет читать книгу с самого начала, сюжет сразу стартует с экшна. Трое каратэков едут в Турцию , где у одного из друзей какие-то странные, но до зубов воруженные люди похитили дочь. Кто это такие — не очень понятно, но «силы зла» напоминают этакую небольшую армию с автоматами. События по скорости своего развития больше напоминают фильмы из подпольных видеосалонов, которые были популярны как раз в эпоху запретов каратэ. Сцены схваток могут напомнить попытку покадрово переписать фильмы с Жан-Клодом Ванн Даммом или первые советские постперестроечные боевики а-ля «Кодекс молчания». Каратэки, в версии автора, вышибают двери, с легкостью обезоруживают своих противников, а когда приходит пора бесследно исчезнуть, то даже турецкая полиция не может отыскать их следы. И кажется, что если ситуация все-таки дойдет до того момента, когда в героев начнут стрелять, то пули попросту будут отскакивать от натренированных тел героев. «Он даже удивиться не успел, как «пьяный» русский взлетел на уровень его головы — и «хлоп» по ней... Еко тоби гери», - примерно так выглядит типичная боевая сцена в «Команде XX». Интересно, что одного из «калининградских мстителей» зовут Андрей Белый. По сюжету, он депутат Государственной Думы. И тут, конечно, вновь можно было начать гадания на кофейной гуще: есть ли реальный прототип у этого персонажа и избирался ли когда-нибудь от области в Госдуму человек, тесно связанный с боевыми искусствами? Правда, тут надо делать поправку, что действие происходит в 2004 году.

К чести автора, книга вовсе не состоит из чередующихся сцен, где каратэки крушат черепа своим противникам, мимоходом спасая из заточения всех униженных и оскорбленных. Уже со следующей, после турецкого боевого вояжа, главы, посвященной развитию каратэ в городе. В центре сюжета судьба персонажа Максима Углова, с которого в Калининграде и началось каратэ. Автор рассказывает маленьким мальчиком (но постоянно акцентирует внимание на его мужских качествах, которые в этом возрасте людям, как правило, несвойственны), а оставляет его уже абсолютным авторитетом среди окружающих, которого взрослые мужчины называют не иначе как «учитель». Первые тренировки проходят практически в атмосфере строжайшей секретности на конспиративной квартире, но после развала Союза ни у кого уже язык не поворачивается называть каратэков маргиналами — это, как правило, состоявшиеся в жизни люди, принимавшие непосредственное участие (в том числе и на войне) в судьбе страны. Углов собирает в городе первую ячейку единомышленников, готовых заниматься боевым искусством, впоследствии все это разрастается до полноценного спортивного клуба: меняются лица и фамилии и за всей этой чехардой авторских сюжетов и судеб можно разглядеть, как в Калининграде формировалось это движение. Основной посыл: каратэ — это не просто драка (те, кто представляет искусство пустой руки именно так, рано или поздно, от движения «отваливаются), а сложный философский конструкт, который накладывает на адептов, которые решились выбрать этот путь, достаточно много моральных обязательств.

Самый интересный для читателя момент — это, конечно, связь каратэ и криминала в ранние 90-е. Утверждение, что все спортсмены, занимающиеся боевыми видами спорта, в первые годы после развала Союза ринулись крышевать ларьки — это важная часть мифа о «лихих 90-х». На абсолютной вере в нем строятся и криминальная беллетристика, и редакционная политика «желтых» изданий. «Сначала помогали своим близким и друзьям — за спасибо либо за проставу. Но скоро и сами не заметили, как стали «крышевать» за деньги», - так автор описывает эти процессы в Калининграде того времени.

Впрочем, все эти процессы «крышевания» всегда делались за спиной Максима Углова. Когда сэнсэй узнает, что среди его учеников формируются так называемые «бригады скорой помощи», то вопрос ставят жестко: либо спорт — либо сомнительный бизнес. Уходят от сэнсэя всего четверо. Каратэки, чтобы зарабатывать на жизнь в смутные времена, организовывают собственное ЗАО и работают уже исключительно в легальном ключе. Впрочем, до счастливой развязки дожили отнюдь не все. Мастерское владение боевыми искусствами не всегда спасает от глядящего в упор пистолетного дула.

«Команда XX» - это все-таки история со счастливым концом. В судьбе каждого из многочисленных персонажей книги находится место для персональной трагедии и душевных травм. Но в общем и целом судьба большинства из них сложится благополучно. Каратэ в их случае — это не только возможность превратить тело в полноценную боевую машину, но и некий внутренний стержень, позволяющий «не прогибаться под изменчивый мир». Автор в последних абзацах сетует, что он только слегка прикоснулся в этой книге к философскому аспекту боевого искусства. И намекает на возможное продолжение.

Текст: Алексей ЩЕГОЛЕВ


Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia