«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 998 
О шумовом загрязнении городской среды от байкерства и безразличия
О шумовом загрязнении городской среды от байкерства и безразличия
Калининградские власти удручены случаями вандализма: поломанными скамейками, выкопанными саженцами, исписанными граффити стенами и прочим бескультурьем. Однако я не помню случая, когда бы власти озаботились другим видом вандализма и бескультурья – уличными мотогонками, преимущественно в вечернее и ночное время, годами лишающими нас покоя и, в конечном счете, здоровья.
Об этой разновидности вандализма, как системном явлении, я впервые услышал 20-25 лет назад, прочитав газетную заметку «Ночной мотоциклист». Там говорилось, что в ночном Париже такой мотоциклист-байкер ради получения адреналина-гормона удовольствия от быстрой езды за одну минуту в состоянии лишить сна до 20 тысяч человек. Согласитесь, что соотношение 1 к 20 000 представляет серьезный вызов обществу, и это явление меня заинтересовало.
Эпатирующая западное общество своими запредельными скоростями и шумом езда маргинала в образе супермена на мотобайках (есть еще автобайки. - Прим. авт.) представляет собой некую агрессивную субкультуру крайнего индивидуализма. Это субкультурное явление возникло в 70-х годах прошлого века в западном мире, в основном в США, и, вполне возможно, содержало изначально какие-то элементы социального протеста. Байкерство дистанцировалось от общества не только эпатажной ездой, но и своей брутальной униформой из кожи в заклепках. Зато философия этого явления по содержанию была куда беднее униформы: требовалось «жить, чтобы кататься, и кататься, чтобы жить». Как видим, совсем не густо, но зато откровенно, как плевок в лицо.
Когда западное общество осознало антигуманизм байкерства, на последнее была накинута правовая узда без уничтожения явления в целом.
Вмешательство западного государства в регулирование байкерства было мотивировано не только традиционными моральными ценностями и правами человека. В Европе, бедной природными ресурсами, велик индивидуальный трудовой вклад каждого человека в создание добавочной стоимости – богатства государства. Поэтому калечить или, тем более, медленно убивать людей избыточным шумом, в том числе от байкеров, - это сродни уничтожению кур, несущих золотые яйца.
Добавлю несколько личных впечатлений от поездок по Европе. Байкеров, и не в виде волчьих стай, я встречал на автобанах, где в отличие от наших дорог скорость не ограничивается потолком 110 км/час. Все байки были с номерами и, при желании, легко идентифицируемы. В отелях, в том числе придорожных, спалось спокойно даже моим старческим, некрепким сном. В повседневную практику стали входить бесшумные дорожные покрытия городских улиц.
Интересен английский опыт в борьбе с шумовым загрязнением городской среды. В Англии действует специализированная противошумовая служба. Она уполномочена не только контролировать источники повышенного шума, но и оперативно ликвидировать их, причем без лишних формальностей и проволочек. После ликвидации источника беспокоящего шума, когда его виновник не доволен действиями персонала службы, он волен обратиться в суд.
Приведу несколько примеров из деятельности этой службы, которая руководствуется нормативами комфорта конкретного человека. По телефонному вызову в любое время суток сотрудники службы прибывают на место в течение 15 минут. Удостоверившись инструментально (с помощью шумомера) в обоснованности вызова, персонал выдает нарушителю письменное предупреждение, а источник шума тем или иным образом купируется. При повторном вызове туда же и в случае каких-то помех по ликвидации источников ненормативного шума применяется сила. Могут с участием полиции выломать не открывающуюся дверь в шумную квартиру и временно конфисковать источник шума, отключить неисправную противоугонную сигнализацию, разбив стекло автомобиля, если его хозяин не объявляется на «крики» авто. Более того, также на месте, без бюрократической волокиты могут лишить увеселительное заведение лицензии на право его деятельности, то есть закрыть его, если уровень производимого им шума больше величины, указанной в лицензии.
Интересен еще один пример. В провинциальном городе, вроде Белфаста, в сквере, напротив мэрии, смонтировали большой видеоэкран для демонстрации разного рода событий. С первоначальной громкости 52 дБ (полагаю, в ранге А), то есть дБ А, мэр попросил убавить звук до 32 дБ А, при которых ему работалось наиболее продуктивно. Это было сделано прямо из его кабинета.
В Россию байкерство докатилось в его первоначальном, нецивилизованном виде где-то во второй половине 90-х годов. К его встрече и правовому регулированию государство оказалось не готово, как ЖКХ к внезапно наступившей зиме. Не готово государство к тому, чтобы цивилизовать байкерство и сегодня. Поэтому российский ремейк байкерства мною воспринимается как один из современных аспектов нашего особого пути. Этим ремейк и интересен, и поучителен. Впрочем, судите сами.
Как мне думается, российских байкеров можно укрупненно подразделить на две категории: «белых» и не очень. Первая разъезжает на мощных, дорогих (как иные внедорожники) дорожных мотоциклах. Они могут быть дополнительно украшены впечатляющим диодным освещением, не предусмотренным правилами дорожного движения (ПДД), ревущими аудиосистемами и прочими средствами эпатажа. Иными словами, такой байк не оставляет никаких сомнений в том, что его владелец не живет от зарплаты до зарплаты, и это подчеркивается. Их седоки — не маргиналы западного образца, седоками могут быть VIP-персоны, в том числе из верхних эшелонов властной вертикали, «денежные мешки» разного размера, ассоциированная с теми и другими «золотая молодежь» и подобные им всем «небожители». На спидометрах этих байков обозначен их скоростной предел, порядка 180 км/час при допустимой скорости мотоциклов на наших дорогах – 90 км/час. При таком ограничении скорости адреналином по-настоящему не обзавестись и для оправдания покупки дорогостоящей игрушки, очевидно, остается наплевать на ПДД и многое другое.
В этой же категории байкеров я вижу и набивших оскомину своими амбициями «Ночных волков», обласканных государством, очевидно, за умение соединять адреналин с официальным патриотизмом. Мне, однако, непонятно, как можно совмещать веселую трескотню моторов с печальным покоем братских могил и как им удается совмещать прущие через край гормоны удовольствия с необходимостью выглядеть скорбными. Это что: еще одна загадка таинственной русской души или уже что-то совсем другое?
Вторая категория байкеров выглядит попроще, так как им меньше приходится задумываться над тем, как они выглядят со стороны. Эти ездят по городу преимущественно на трековых мотоциклах, представляющих не обычные транспортные средства (ТС), а спортивные снаряды, вроде какого-нибудь «Suzuki». На их спидометры для душевного спокойствия лучше не смотреть. Для того чтобы превратить снаряд в ТС, надо изрядно потрудиться. Когда изрядно не получается или совсем не хочется, можно увидеть следующее, глумясь, госномера без освещения крепят на тыльной стороне заднего грязевого щитка, где после одной-двух грязевых ванн они становятся и незаметными, и нечитаемыми, их перевозят в заплечной сумке, а то и просто привинчивают неосвещенные и перевернутые соосно с задним колесом. А многие гоняют по улицам вообще без регистрации своих снарядов, без номеров. Задавит такой «сверхзвуковой» в тонированном шлеме на своем не идентифицируемом байке человека на дороге и ищи потом ветра в поле. Заинтригованный, я обратился с вопросом: «Куда же смотрит полиция?» - к инспектору ГИБДД, удобно устроившемуся на сиденье служебной машины. В ответ услышал: «Да разве их на этой машине догонишь?»
А теперь самое время обратиться к нормативной базе по этой теме. Начать следует со статьи 8.23 Кодекса административных правонарушений (КоАП), где говорится, что за превышение норматива уровня шума автомобиля и мотоцикла предусмотрены санкции: предупреждение, либо штраф до 500 рублей, либо дополнительная мера – запрещение эксплуатации ТС. Даже поверхностный анализ показывает, что статья 8.23 просто не выполнима. В этой статье КоАП подразумевается ТС, находящееся в движении, которое из-за нарушения норм шума надо извлечь из транспортного потока и наложить на водителя (владельца) ТС упомянутые санкции. Так вот, даже если вам повезет остановить пока потенциального нарушителя, то никаких претензий по нарушению нормативов уровня шумов ему предъявить не получится. Для такого случая нет ни правовой, ни методической базы, а вот в суд на ваше самоуправство остановленный подать и выиграть суд запросто может. Тем более если остановленный, допустим, ценой больших усилий, является мотоциклистом. По этой разновидности ТС вообще никакой нормативной базы, касающейся производимого им и внешнего шума, не было и нет сегодня. Для справки замечу. В приложении к ПДД «Перечень неисправностей, при которых запрещается эксплуатация ТС», в разделе 6 говорится только о стендовой проверке допустимого уровня шума автомобиля (но не мотоцикла) согласно ГОСТ Р 52231-2004 «Внешний шум автомобиля в эксплуатации. Допустимые уровни и методы измерения». Стандарт предусматривает измерение шума где-то рядом с выхлопной трубой неподвижного автомобиля с многочисленными условиями и предписывает следующие нормативы в дБ А: для легковых автомобилей - не более 96, для автобусов и грузовиков – не более 98-100. Иными словами, как и говорилось ранее, статья 8.23 КоАП в правовом отношении, по сути, ничтожна. Тем не менее наличие такой статьи в кодексе говорит о серьезности шумового загрязнения окружающего нас пространства и заставляет задуматься над тем, чтобы наполнить статью 8.23 реальным содержанием.
Есть и другие акты, направленные на мониторинг шумов в городской среде, хотя они не предполагают оперативного регулирования уровня шумов ТС. Это ГОСТ 20444-2014 «Шум. Транспортные потоки. Методы определения шумовых характеристик». Стандарт предназначен для акустических измерений в целях планирования мероприятий по снижению шума на жилых территориях, а также в помещениях жилых и общественных зданий. Я не помню, чтобы до нас доводились результаты таких измерений. Тем более, не слыхал о каких-то шумозащитных мерах общегородского масштаба на территориях старой плотной застройки города с шумными улицами, полностью или частично совпадающими с дорожной сетью Кенигсберга.
Впрочем, я не помню и когда нам приносили извинения за загазованность улиц (в рамках той же статьи 8.23), многолетнюю мерзость Паркового ручья, протекающего через центр, и прочие, ставшие обыденными, безобразия. Но вот заезжий немец обратил внимание на раздолбанные тротуары, и все завертелось вокруг них. А какой же немец заставит нас уважать самих себя?
Нормативной базой, регламентирующей уровни шума в помещениях и сопрягаемой с ГОСТ 20-444-2014, является действующий сегодня еще советский ГОСТ 12.1.036-81 «Шум. Допустимые уровни в жилых и общественных зданиях». Ниже приведена сокращенная таблица допустимых уровней шумов, взятая из этого стандарта.
таблица.jpg
Таблица интересна многим. Во-первых, тем, что уровни шума в помещениях палат больниц и квартир сопоставимы между собой. Это говорит о значимости покоя для пациентов и для тех, кто пациентами пока не стали. Во-вторых, это некий сигнал властям, что покой граждан и роль властей в этом важном деле имеет количественную оценку. В-третьих, тот английский мэр выбрал уровень шума для своего кабинета днем, сопоставимый с уровнем шума в наших квартирах ночью. И, наконец, в-четвертых, в пуританском советском стандарте нет норм шума в ночных увеселительных заведениях. Но сегодня такие заведения есть, и исходящие от них шумы не нормируются (в отличие от Англии).
Я не поленился приобрести во временное пользование шумомер, показанный на фото, для примерного измерения шумов в комнате, выходящей окном на Советский проспект. Вот, что показали измерения в дБ А: уровень шума в комнате в вечернее и дневное время - 45-55 от транспортного потока в основном легковых автомобилей. Если в этот поток вклинивается мотоциклист, то уровень шума повышается до 65-75. Сирены спецмашин — 65-70, а вот когда на своем байке с «модернизированным» под адреналин глушителем едет откровенный отморозок, то жди 90 и более в зависимости от ускорения байка и уровня бескультурья седока. И заметьте, все эти уровни совсем не рядом с выхлопной трубой.
Есть еще разного рода нормативные документы Роспотребнадзора: СН 2.2.4/2.1.8. 562-96, СанПин 2.1.2.2645-10, которые в части шумов, так или иначе, повторяют приведенные выше стандарты. Однако в этом СанПин есть примечательная статья 6.3, в которой говорится о загрязнении среды инфразвуком с частотой 2-16 Гц. Эти частоты обладают особо разрушительным воздействием на организм человека.
В этой связи мне вспомнился случай из моей морской практики. По пути в Калининград наш траулер, обогнув северо-восточную оконечность Англии, попал в жестокий североморский шторм. Высокобортное судно не выгребало против восточного ветра, и береговые буруны с ревом прибоя становились все ближе. Я вышел после вахты из машинного отделения на верхнюю палубу хлебнуть озона и едва в этом не раскаялся, испытав на миг на себе действие низкочастотного гула, называемого бывалыми моряками «голосом моря». Он вызывает разрушительный резонанс внутренних органов, похожее на паралич состояние нервной системы и прочее. От беды едва успел убраться в каюту.
Недавно похожие ощущения я испытал, когда под моим окном взревел, ускоряя бег, мощный мотоцикл с седоком в заклепках. После этого ночью еще долго надрывалась автосигнализация, до которой никому не было дела.
Итак, я думаю, понятно, что в наших нормативных актах и законах есть некоторая технологическая и правовая дыра, которая способствует как минимум шумовому загрязнению окружающей среды.
Не закрыла эту дыру и облдума, приняв закон №653 от 06.11.14 «Об обеспечении тишины и покоя граждан в ночное время на территории Калининградской области». В законе перечислены все, по мнению авторов, источники шума, мешающие нам спать: от пьяных криков в соседней квартире до работы ремонтных инструментов. Но не указаны источники транспортного шума, исходящего в том числе от байкеров. Мне думается, что это не случайно: появись статья об уличном шуме – мы напрямую могли бы спросить у властей: почему и сколько нам еще терпеть акустический вандализм?
А так получается, как в известной поговорке: «Важно вовремя прокукарекать, а там хоть не рассветай».
Калининград, конечно, не Париж, но разбуженных ненормативным транспортным шумом по ночам хватает и у нас. Достаточно взглянуть на редакционную почту «Дворника».
Я отдаю себе отчет в том, что в современной России с ее рентной экономикой, как и сотни лет назад, мы, рядовые, на роль золотоносных кур не тянем. Но события последних лет наглядно показывают, что рентному благополучию приходит конец. И властям, как бы может им и не хотелось, придется обратиться к человеческому капиталу, ныне дремлющему в тени природной ренты. Задача с ее решениями явно запущенная и потому кажущаяся неподъемной. Но я бы начал с малого – перестал бы травмировать этот человеческий капитал шумовым загрязнением окружающей среды.
Для этого могу, как минимум, предложить следующее.
Ввести байкерство в технологические, правовые и общекультурные рамки, в пределах которых исключался бы моральный и физический ущерб, наносимый этой субкультурой обществу. Иными словами, необходимо наполнить реальным содержанием КоАП (ст. 8.23) и антишумовое законодательство. Сделать это надо вне зависимости от социальной структуры байкерства и без обязательной оглядки на большую Россию.
Перекрыть доступ, по меньшей мере на городские дороги, мото— и автотехнике, не отвечающей требованиям ПДД и дестабилизирующей городскую среду.
Оснастить полицию в целях выполнения КоАП и другой нормативной базы средствами управления скоростными и шумовыми характеристиками транспортных потоков, то есть аппаратурой дистанционной электронной остановки мотора ТС нарушителя, шумомерами, дымомерами, достроить стационарные видеокамеры обзором заднего вида ТС и так далее.
Сформулировать границы ответственности власти перед обществом за качество городской среды, в том числе за ее шумовые характеристики.
Полагаю, что и половины названного будет достаточно, чтобы шумовой вандализм почувствовал себя под правовым колпаком и перестал быть вызовом социуму.
Как видно из сказанного, вандализм многолик, но он имеет один общий знаменатель, имя которому — отсутствие в обществе некоего нравственного стержня. Обрести его — значит остаться людьми.
Генрих ЛЕВШИН



Читайте также в этом выпуске (№ 998):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia