«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 892 (03.09.2013 - 10.09.2013)
В поисках правды
В поисках правды
Александр Адерихин


Теперь фигуранты рассматриваемых в суде уголовных дел могут добровольно пройти исследование на так называемом «детекторе лжи» - полиграфе

  У калининградских юристов нет единого мнения об эффективности полиграфа. Что не мешает проверкам на этом программно-аппаратном комплексе (таково его научное наименование) всё чаще использоваться и при расследовании преступлений, и при рассмотрении уголовных дел в судах. Свои полиграфологи появились в криминалистических центрах полиции, Следственного комитета, госнаркоконтроля. В Калининградской области стал формироваться рынок частных полиграфологов, рутинно проверяющих при приёме на работу официанток и охранников.

Адвокат Александр Косс рассказал «Дворнику», что в своей практике ему часто приходилось сталкиваться с ситуацией, когда исследование на полиграфе «выдавало» одно, а собранные по делу доказательства - совсем иное. По мнению Косса, такие ситуации «внушают определённые сомнения» в эффективности полиграфологических исследований. В практике одного из калининградских адвокатов есть дело, когда обвиняемый в совершении тяжкого преступления согласился пройти добровольное исследование на полиграфе. Полиграф «показал» виновность этого человека. Позже, во время судебного следствия, выяснилось, что у обвиняемого есть 100%-ное алиби, которое, как установлено в процессе, было объективным.

Вопросы
Однако в практике самого адвоката Косса есть случаи успешного использования детектора лжи. Летом 2011 года в аэропорту Храброво была задержана Ирина Т., активистка нескольких общественных организаций, занимающихся защитой прав наркозависимых и вич-инфицированных. Как общественный деятель, Т. не скрывала, что в прошлом была наркоманкой и что она проходила лечение на Украине по так называемой «метадоновой программе». Метадон - замещающий препарат, широко используемый при лечении в том числе и героиновых наркозависимостей. Как препарат, он разрешён в большинстве стран, но в России и в Таджикистане этот препарат внесён в списки препаратов и веществ, запрещённых к обороту.  
18 августа 2011 года при досмотре личных вещей Т. в Храброво на дне авоськи, под тортом, была обнаружена таблетка метадона. Т. обвинили в контрабанде наркотиков. Однако уголовное дело против неё было прекращено. В том числе и благодаря данным полиграфологического исследования, которое Ирина Т. согласилась пройти добровольно. Детектор лжи показал, что когда Ирина Т. говорила, что ничего не знает о таблетке и непричастна к контрабанде, она говорила правду.
Александр Косс, часто критикующий полиграф, тем не менее выступает за применение полиграфа в судопроизводстве. Дело в том, что вранье стало мощной составляющей нашей с вами психики. Часто люди пытаются обмануть не только окружающих, но и самих себя. И последнее получается у нас с вами лучше всего.

Врать=жить?
Обвиняемые по уголовным делам и ответчики по административным и гражданским часто говорят неправду своим адвокатам. Об этом рассказывал в интервью «Дворнику» адвокат Виктор Дорохин.
Несмотря на то, что адвокат для них - последняя надежда. От того, насколько адвокат будет знать от обвиняемого, что же произошло на самом деле, напрямую зависит качество оказанных адвокатом услуг. Однако люди врали, врут и будут врать своим адвокатам. Причин несколько: желание любой ценой выглядеть «хорошо» в глазах окружающих и «правильно» в своих собственных. В результате обвиняемые, рассказывая свою версию случившегося преступления, сами начинают в неё верить.
- У адвоката часто возникают сомнения в том, что рассказывает ему клиент, - говорит Александр Косс.
По его мнению, сама по себе возможность обвиняемому добровольно пройти исследование на полиграфе создаёт особый «криминалистический фон». Тем более что законодательство запрещает принуждать кого-либо к прохождению исследования на детекторе лжи. Однако призванный давать ответы полиграф часто сам ставит вопросы. Калининградские адвокаты скептически относятся к результатам полиграфологических исследований, проведённых в областных УМВД и Следственном комитете. Выводы специалистов-полиграфологов из этих ведомств как правило носят «обвинительный уклон» и часто с успехом оспариваются защитой в судах.
Несмотря на это, юристы приветствуют появление детектора лжи в судах. Тот же Александр Косс утверждает, что с этим инструментом практика доказывания стала более разнообразной и позволяет выявить многие противоречия. Вместе с применением полиграфа в судах всё активней применяют психолого-психиатрические экспертизы о достоверности показаний. Эти экспертизы проводятся без использования технических средств, но решают они те же задачи: выяснить, правду говорит исследуемый гражданин или нет.

Надежда
Галина Кравцова, эксперт-полиграфолог из Калининградского центра судебной экспертизы и оценки, рассказывает «Дворнику», что за фразой «проверка на полиграфе» стоит комплексное и многоступенчатое исследование. Помимо просто использования прибора экспертам приходиться заниматься и психодиагностикой. Эксперту Кравцовой приходится проводить около пяти полиграфологических экспертиз в месяц. Все - по уголовным делам. Галина Кравцова считает, что проверка на полиграфе в случае дефицита доказательств - «единственная надежда гражданина доказать свою невиновность».
В 2011 году на военном полигоне в Правдинском районе был найден труп молодого человека с огнестрельными ранениями. По подозрению в причастности к этому преступлению были задержаны два приятеля. Одному из задержанных принадлежал обрез ружья, выстрелами из которого и был убит человек на полигоне. Изначально владелец ружья признался в убийстве. Позже он отказался от своих показаний и заявил, что убийство совершил второй человек, бывший в тот день на полигоне - Грибанов. Тот проходил по этому делу как свидетель и находился под государственной защитой. Исследование на полиграфе показало, что владелец ружья говорил правду, когда заявлял о том, что не убивал.
В день убийства на военном полигоне шёл дождь со снегом. Тело убитого было найдено после схода снега. Многие доказательства по этому делу были утеряны. Основывать обвинительное заключение только на основании данных проверки на полиграфе запрещает законодательство. Было принято решение провести дополнительную психологическую экспертизу. По видеоматериалам допросов двух фигурантов одного уголовного дела экспертизу провела доктор юридических наук, кандидат психологических наук, профессор Елена Холопова. Изучив видеоматериалы допросов экспертиза подтвердила: владелец ружья не стрелял в убитого. Но если не он, то кто?
Свидетель Грибанов согласился пройти исследование. Полиграфолог Галина Кравцова считает, что «неоднократно ранее судимый, стрессоустойчивый Грибанов пытался психологически сопротивляться и обмануть полиграфолога». Во время одного из исследований в соседнем кабинете громко сработала сигнализация. 90% всех людей обязательно бы среагировали на это. Однако полиграф показал: психологическая реакция исследуемого Грибанова на резкий и неожиданный звук сигнализации «стремится к нулю». Приговором Правдинского районного суда он был осужден за убийство на 12 лет колонии особого режима.

Вместо эпилога
Елена Холопова, эксперт, профессор, кандидат психологических наук, утверждает, что полиграф достаточно эффективен и что при помощи этого прибора можно с вероятностью до 92% «вычислить» правду. Конечно, полиграф, бездумно фиксирующий сердцебиение и потоотделение «железо», врать не умеет. Но за каждым полиграфом стоит человек - эксперт. «Человеческий фактор» ставит свои вопросы перед полиграфом. Например, в одном из калининградских судов сейчас рассматривается дело по обвинению гражданина Н. в преступлении. Н. согласился пройти исследование на полиграфе. Однако исследование показало - Н. говорит неправду. Тогда материалы полиграфологического исследования было предложено оценить экспертам из столицы. Эксперты признали, что исследование проведено правильно, все необходимые условия соблюдены. И сделали свой вывод: Н. говорит... правду. В настоящее время судебное разбирательство по этому делу продолжается.
Несмотря на массу подобных «вопросов», профессор Холопова считает появление полиграфологических исследований в судах прогрессом. Подтверждая свой вывод, Елена Холопова вспоминает случай из практики. В 1997 году по обвинению в убийстве четырёх человек был арестован журналист газеты «Страж Балтики» Александр Зайчук. Суд признал его виновным в убийстве жены, 10-летней дочери и родителей жены. Во время следствия по этому громкому делу Елена Холопова проводила психологическую экспертизу Александра Зайчука. Она до сих пор уверена в его невиновности. Но полиграфа тогда не было, а сейчас всё это уже не имеет смысла. Александр Зайчук заболел в тюрьме туберкулёзом и умер. Ему было 42 года.
Александр АДЕРИХИН  




Читайте также в этом выпуске (№ 892):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia