«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 867 (12.03.2013 - 19.03.2013)
Вышел и пропал
Вышел и пропал
Марина Селиванова


12 февраля 2013 года 81-летнему Михаилу Солодникову стало плохо прямо на улице. «Скорую помощь» вызвал случайный прохожий. Он попросил не отпускать немощного пожилого человека из клиники без сопровождения, а сначала сообщить о случившемся его родным. Этого никто не сделал: покинув больничные покои, пенсионер бесследно исчез...

   По словам родственников Михаила Петровича, в Больнице скорой медицинской помощи (БСМП) им не дают информацию о том, какую помощь оказали Михаилу Петровичу, кто из врачей его осматривал и почему его не госпитализировали. Заявление в полицию приняли спустя несколько дней, уголовное дело не возбудили.
Родные Михаила Солодникова, дочь Людмила, сын Дмитрий и его невестка Елена, рассказали, что, несмотря на почтенный возраст, он жил отдельно и самостоятельно. Сам вёл хозяйство, сам оплачивал счета за квартиру, работал на даче, держал домашних животных, подрабатывал сторожем на стоянке. Одним словом, пенсионер вёл активный образ жизни. Исчезновение родного человека стало полной неожиданностью.

«Ищите в психушке!»
В последний раз родные видели его 10 февраля. Дочь Людмила навещала отца через день. Он не жаловался на одиночество, не считал себя брошенным. Наоборот, хотел жить независимо.
- У папы сахарный диабет, в последнее время обострились некоторые заболевания, но он всегда старался следить за своим здоровьем, - рассказывает Людмила. - Он не употреблял спиртного, регулярно посещал поликлинику, принимал все препараты, которые выписывал ему врач.
Днём, 13 февраля, Людмила, как обычно, заехала к нему домой на улицу Алданскую в посёлке им. А. Космодемьянского. Папы дома не было, в квартире был беспорядок - были выложены лекарства, разбросана одежда, будто он в спешке что-то искал. Все его документы - паспорт, пенсионное удостоверение, блокнот с телефонными номерами - остались дома. Людмила пошла искать отца. Заглянула в местную поликлинику №6, куда Михаил Петрович ходил на уколы. Там сказали, что он был у них утром, 12 февраля. Сотрудники поликлиники рассказали Людмиле, что он был агрессивный, кричал, что его не устраивает лечение, скандалил по поводу препаратов, которые ему колют. Раздосадованные поведением Михаила Петровича сотрудники поликлиники заявили Людмиле: «Ищите его в психушке!»
- На самом деле он и нам говорил, что от новых уколов ему стало хуже, начались скачки давления, - рассказывает Людмила. - Возможно, он просил медиков заменить препарат.
После поликлиники расстроенная Людмила отправилась искать отца на дачу. Он ездил туда ежедневно кормить собак. Отца там не было. Она зашла к нему на работу, заглянула в ближайший магазин. Никто его не видел. Всё это время родственники тщетно пытались дозвониться пенсионеру. Гудки шли, но трубку он не брал. Такое случалось и раньше - он мог не слышать звонка.

В обязанности не входит
14 февраля родные приступили к более активным поискам. Обзвонили больницы, но везде им говорили, что Солодников к ним не поступал. Через «скорую помощь» им удалось узнать, что вечером, 12 февраля, Михаила Солодникова госпитализировали в БСМП с Каштановой аллеи с гипертоническим кризом. «Скорую» вызвал прохожий, Михаил Петрович сам назвал свои данные. Как он попал на Каштановую аллею - непонятно. Странным было и то, что за день до этого в БСМП заверяли, что Солодников к ним не поступал.
- Мы снова помчались в БСМП, - рассказывает сын Дмитрий. - Они признались, что папа у них был, только после того как мы сослались на данные «скорой».
- Только материалы уже отправлены в архив..., - сообщили медики.
- Нам отказывают во встрече с врачом, который осматривал папу, нет времени на нас и у главврача, - говорит Дмитрий. - Нам не предоставили никакую информацию и никаких документов о приёме. Не говорят, какую инъекцию сделали отцу, не показывают документов об отказе от госпитализации. Одним словом, тайна, покрытая мраком, а ведь БСМП - последнее место, где был отец. После того как он вышел из этой больницы, его никто не видел... Мы, конечно, спросили, почему же медики не позвонили родным? Нам ответили: «Звонить родным в наши обязанности не входит». Действия медперсонала БСМП вызывают негодование. Они ссылаются на то, что у пациента не было документов, но он назвал им все данные, в том числе и адрес в посёлке им. А Космодемьянского! Как можно было старика отпустить после укола с обострением гипертонического криза ночью, в такую даль, без сопровождения?!
После этого родные Михаила Петровича разместили информацию о поиске человека в СМИ и Интернете.
- Нам тут же позвонил молодой мужчина, который рассказал, что это он вызывал отцу «скорую» 12 февраля в 21:05 с Каштановой аллеи, - говорит Елена Солодникова. - Парень рассказал, что пожилой человек лежал на улице и замерзал. Жители соседних домов напоили старика чаем, вызвали «скорую помощь». Пока ждали бригаду, Михаил Петрович назвал свои данные - адрес, фамилию, имя. Молодой человек настоятельно просил медиков «скорой» передать в больницу, чтобы пенсионера не отпускали одного - или госпитализировали, или позвонили родным. Ни того, ни другого они не сделали.

Ночной звонок
За три дня родные помимо всех больниц объездили морги, приюты, всех знакомых и все места, где он мог быть. В полиции, как водится, заявление приняли только 15 февраля, без особого энтузиазма. По словам следователей, взять распечатку переговоров и установить место последних звонков они могли только через десять дней. Поэтому родные сами обратились с заявлением к сотовому оператору.
- Мы взяли детализацию звонков с папиного номера, по ней вообще непонятно, как он звонил, - рассказывает Дмитрий. - Судя по распечатке, он подряд набирал все записанные в телефоне номера. У него в аппарате был быстрый набор, и, возможно, он нажимал кнопки случайно, а может, кто-то пытался набирать номера с его телефона. Согласно распечатке, он звонил подряд всем родным, и даже родственникам в Москву.
По документу звонки длились не более 30 секунд, только в реальности мы их не принимали, и они у нас вообще не зафиксированы. Этот странный набор шёл 14 и 15 февраля с перерывами в несколько часов. Сам папа на наши звонки не отвечал.
- Я приняла от него только один звонок. Это было 15 февраля в 4 утра, - рассказывает Людмила. - Я схватила трубку, кричала: «Папа! Алло! Алло!» В трубке слышалось прерывистое дыхание, потом оно оборвалось. На фоне был такой странный звук, будто на улице воркуют голуби... После этого телефон папы отключился.
Выяснилось, что этот звонок был сделан из района в конце Московского проспекта. Это огромная территория - там много садовых обществ. В этом районе шли основные поиски. Водитель стоянки, на которой работал Михаил Петрович, утверждал, что видел его 13 февраля около 17 часов в районе «Бауцентра» на Московском проспекте. Родные не знают, что он мог там делать. Может, заблудился и искал свою дачу? Куда и как он направился, после БСМП остаётся загадкой... Возможно, введённый в больнице препарат ухудшил состояние его здоровья.

Надеемся, что жив
- Я считаю, что человека в почтенном возрасте полиция должна искать сразу, - говорит Елена. - Однако уголовное дело до сих пор не возбуждено, при этом следователь сказала, что записи с камер видеонаблюдения БСМП можно запросить только в рамках уголовного дела. Замкнутый круг какой-то. Общаются с нами неохотно, следователь всё время занята. Она просила, чтобы мы сами поездили по больницам, расклеили объявления. Мы так и делали! В 20-х числах февраля проводились розыскные мероприятия. Полиция совместно с волонтёрами прочёсывали район Московского проспекта за мостом. Результатов не было. Мы с волонтёрами продолжаем поиски. Огромное им спасибо за помощь, мы очень надеемся, что папа ещё жив...
Марина СЕЛИВАНОВА  

На вид Михаилу Петровичу Солодникову 80-85 лет, лицо бледное. Телосложение худощавое, рост около 160 см. Особые приметы - татуировка якоря на кисти левой руки, на этой же руке травмирован указательный палец. Судя по всему, Михаил Солодовников ушёл в тёмной куртке и серых ботинках. На последних фото он с густой шевелюрой, но накануне своего исчезновения он очень коротко подстригся и, возможно, сбрил усы. Всех, кто видел Михаила Солодовникова после 13 февраля 2013 года, родные просят позвонить по тел.: 302-342, 302-302, 8-911-475-32-58.



Читайте также в этом выпуске (№ 867):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia