«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 807 (13.12.2011 - 20.12.2011)
.
Раскаяние агента «Каспера»
Александр ХАРЫБИН

Кто и за что посадил Павла Булойчика?

   Павла Булойчика, незадолго до этого вернувшегося из рейса и поступившего учиться в колледж, сотрудники милиции задержали 22 декабря 2008 года. Вечером этого дня мужчина купил себе пива в магазине. На выходе к нему подбежал молодой человек, брызнул из баллончика чем-то в лицо и несколько раз ударил в голову, в том числе в нос. Павел упал. Нападавший сел Павлу коленями на шею. В таком положении он удерживал его полчаса.  Павел рассказывает, что напавший на него чем-то долго водил по рукам Павла, скрученными сзади. На Павла надели наручники. Нападавший оказался оперативным сотрудником Октябрьского райотдела милиции Евгением Ворошкевичем.
Павла обыскали. Достали из кармана джинсов деньги и мобильный телефон. Деньги, как и руки Павла, при просвечивании специальным прибором сильно «светились». Павла доставили на Барнаульскую, в наркологический диспансер. Здесь его осмотрели сотрудники отдела экспертизы. Павел воспоминает, что всё это время не мог открыть правый глаз - так сильно щипало лицо. После Барнаульской Павла привезли в Октябрьский райотдел, где в камере продержали до утра. Утром пришёл следователь. Он сообщил Павлу, что его обвиняют в наркоторговле.
Павлу инкриминировали три якобы зафиксированных оперативниками эпизода продажи одному и тому же лицу амфетамина - наркотика. Последний эпизод стал так называемой «контрольной закупкой». В тот день, 22 декабря 2008 года, «закупщик», обозначенный в материалах дела и суда как секретный агент под псевдонимом «Каспер», два раза покупал у Булойчика наркотики. В суде засекреченный «Каспер» показал, что вечером дал Павлу переписанные, ксерокопированные и обработанные особым составом 1200 рублей. За эти деньги Павел передал «Касперу», как говорили понятые, «в виде рукопожатия» 0, 311 грамма наркотика. Потом «Каспер» вернулся к машине, где его ждали оперативник и понятые, и выдал им только что купленный амфетамин. Оперативник пошёл на захват...
Павла Булойчика судили весной 2009 года. Он не признал себя виновным, и то, что он торговал наркотиками, категорически отрицал. На суде он утверждал, что дело против него сфабриковано, а материалы - подделаны. «Светящиеся» деньги, которые изъяли у него из кармана, ему дал «Каспер», возвращая долг.

Кто вы?
В реальности «Каспер» был секретом только в материалах суда и уголовного дела. О его роли в задержании Павла быстро узнал весь посёлок.
С «секретным агентом» «Каспером» Павел был знаком через старшего брата, с которым у «Каспера» были общие интересы. Брат Павла в «Косме» - персона достаточно известная. Раз восемь он привлекался к уголовной ответственности за грабежи. При этом реально сидеть ему пришлось только один раз.
«Каспер» лет шесть проживал недалеко от Булойчиков. Булойчик старший и Ислам Гориев (имя изменено. - Прим. ред.) поддерживали отношения. До тех пор, пока Гориев не стал «Каспером» и не поучаствовал в «контрольной закупке» амфетамина у Булойчика младшего.
Во время суда адвокат Павла Булойчика Арам Сирадегян спросил «Каспера», что его заставило помогать органам? «Каспер» на этот вопрос ответить не смог. Но сообщил, что на момент «контрольной закупки» он не привлекался к какой-либо уголовной ответственности.
А вот на судебный процесс по обвинению Павла Булойчика в торговле наркотиками секретного агента «Каспера» доставили из следственного изолятора. Секретный агент попал туда в связи с обвинением в разбое, совершённом группой лиц.
Во время суда над Павлом Булойчиком выяснились и другие странности в этом деле. Например, оперативник Ворошкевич признался, что, совершая три «контрольные закупки», милиция не заводила обязательные в таких ситуациях оперативные дела. О том, что Павел Булойчик три раза продавал «Касперу» наркотики, говорят двое приглашённых оперативником понятых и сам «Каспер». Также доказательством вины Павла стала распечатка телефонных звонков «Каспера», который в тот день несколько раз звонил Павлу. Но о чём говорили «Каспер» и Павел, неизвестно. «Каспер» утверждает, что говорили о наркотиках. Павел - что говорили о долге «Каспера»: когда он отдаст деньги?
Также выяснилось, что по милицейским документам изначально оперативник задержал Павла Булойчика за... нецензурную брань в общественном месте.
Остался без ответа и другой вопрос, заданный на суде защитой: почему оперативник Ворошкевич не задержал Павла во время первой «контрольной закупки», за которой наблюдали всё те же понятые? На этот вопрос Ворошкевич ответил, что «должен был убедиться».
Допрошенная в суде продавщица палатки, где досматривали только что задержанного Булойчика, показала, что оперативник зачитал ей вслух уже готовый протокол места осмотра происшествия и она его подписала. Тем не менее в материалах дела хранится совсем другой протокол осмотра места происшествия. В нём нет подписи продавщицы. Сам Булойчик в суде утверждал, что его подпись под этим документом подделана.
Позже оперативник Ворошкевич станет утверждать, что в момент подписания протокола Павел Булойчик, понимая, к чему всё идёт, специально расписался не так, как он всегда расписывается.
Протокол осмотра места происшествия исключили из материалов дела «в связи с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства». Павлу Булойчику это не помогло: он получил 6 лет лишения свободы в колонии строгого режима - потому что не признал вины и не раскаялся в содеянном. По Космодемьянскому поползли слухи, что милиция «закрыла» Павла из-за брата, который «слишком долго играл с милицией в «кошки-мышки». Сейчас старший брат Павла отбывает наказание за грабёж.
Отец Павла обратился в ООО «Калининградский центр судебной экспертизы и оценки». Эксперты этой организации не были категоричны в своих выводах. В их заключении говорится, что подписи Павла Булойчика под протоколом осмотра места происшествия и под его объяснением, данным оперативнику Ворошкевичу, «выполнены, вероятно, не Булойчиком Павлом Анатольевичем, а другим лицом (лицами)».
Ответить категорично эксперты не смогли - из-за «относительной краткости исследуемых подписей и простоты строения элементов, их составляющих».

Продавал
или нет?
В сентябре 2010 года отец Павла, Анатолий Анатольевич, получил письмо из одного из исправительных учреждений. Это было письмо от агента «Каспера», отбывающего 16 лет особого режима за разбой.
- Я решил написать вам, потому что не хочу чувствовать себя виноватым, - говорится в письме.
«Каспер» написал, что уголовное дело против Павла Булойчика полностью сфабриковано сотрудниками милиции, «Каспер» никаких бумаг у следователя не подписывал и никаких наркотиков не покупал. И что он, «Каспер», готов дать об этом показания.
Письма из мест лишения свободы - особый эпистолярный жанр. Нередко осужденные пишут признательные письма, сознаваясь в преступлениях, которые не совершали. Иногда это делается ради развлечения, иногда - для повышения своего авторитета среди «коллег». Иногда - чтобы насолить правоохранительным органам.
В своём письме «Каспер» писал, что взяться за перо его заставили муки совести и обида на милицию, на всё того же оперативника Ворошкевича.
Сразу после задержания Булойчика «Каспер» пропал. Задержали его только в марте. Он подозревался в разбое.
По словам «Каспера», когда он был под арестом, оперативник Ворошкевич предложил ему сделку: «Каспер» на суде по делу Булойчика даёт «нужные» показания, а взамен Ворошкевич «делает» «Каспера» из подозреваемого свидетелем. «Каспер» согласился.
В своём письме он описывает, как во время суда, за дверью в зал заседаний, Ворошкевич постоянно писал в блокнотике специально для «Каспера»: когда, как и что происходило во время «контрольной закупки». По словам «Каспера», Ворошкевич его обманул и свидетелем «не сделал». «Каспер» получил свои 16 лет особого режима.
А ещё «Каспер» в своём письме написал, что во всей этой истории виноват человек, о котором нет упоминания в деле. «Каспер» в письме просит не держать на него зла и сообщает имя человека, который и должен нести ответственность за осуждение Павла. О роли этого человека «Каспер» в своём письме не сообщил.
Письмо «Каспера» пришло не из той колонии, в которой отбывает свой срок Павел Булойчик. Но сегодня Павел и «Каспер» сидят в разных локальных зонах одного исправительного заведения в Калининградской области. Общение между ними возможно, но крайне затруднено. Администрация исправительного учреждения ответила на запрос прокуратуры, что никаких контактов между «Каспером» и Павлом Булойчиком нет. Сотрудники прокуратуры проверили письмо «Каспера». Он подтвердил всё изложенное и заявил, что готов дать показания. Частично слова «Каспера» подтверждаются тем, что под протоколом передачи «Касперу» денег для «контрольной закупки» нет его подписи.
Отец Павла начал требовать возобновить расследование уже списанного в архив уголовного дела его сына. И наказания за фальсификацию оперативника Ворошкевича. Но его заявления только подшивались к прежним заявлениям.

Должны,
но не хотят
Осенью 2011 года Булойчик-отец обратился в суд с жалобой на следователя по особо важным делам Следственного комитета (СК) Л. Дидорук. Именно она должна была провести всестороннюю проверку заявления Булойчика-отца о сфабрикованном против его сына уголовном деле. Однако Дидорук просто приобщила заявление Булойчика-отца к другому такому же его заявлению 2010 года.
Судья Центрального районного суда Марина Остапчук признала, что следователь незаконно и необоснованно уклонилась от проверки заявления Булойчика. Суд обязал руководство Следственного отдела СК по Центральному району устранить нарушения.
Заявление Булойчика-отца о том, что оперативник сфабриковал уголовное дело против его сына, рассмотрел следователь Следственного комитета Т. Партем. И... отказал в возбуждении уголовного дела против Ворошкевича. Следователь указал, что «Каспер» не подвергался давлению со стороны милиции. Основание для такого вывода: например, заявление самого секретного агента, хранящееся в деле. Соглашаясь участвовать в «контрольной закупке», он написал, что идёт на это добровольно и без всякого давления со стороны милиции. В официальном ответе следователя говорится, что к письму «Каспера» следствие относится критически, поскольку факты, изложенные агентом в этом письме, «противоречат показаниям, данным им («Каспером») в ходе судебного следствия и положенным судом в основу приговора». Но ведь именно эти показания опровергал в своём письме «Каспер».
Также следователь сделал вывод, что оперативник Ворошкевич никак не мог обещать «Касперу», подозреваемому в разбое, «сделать» его свидетелем. Проверяющий следователь сослался на показания двух понятых по делу Павла Булойчика.
Понятые, два калининградских студента, наблюдали за всеми тремя «контрольными закупками». На суде они показали, что видели, как «Каспер» передал деньги Булойчику, а Булойчик передал «Касперу» «что-то маленькое».
По мнению следователя Партем, показания понятых, «не заинтересованных в исходе дела», «исключают возможность фальсификации доказательств сотрудником милиции».
Также следователь вспомнил и об исключённом из доказательств протоколе осмотра места происшествия. Но криминала в этом не усмотрел, поскольку, по его мнению, в сфальсифицированном протоколе содержится объективная информация, имевшая место быть.
В результате в возбуждении уголовного дела Булойчику-отцу было отказано в очередной раз.
- Они даже не съездили к «Касперу» и не опросили его, - рассказывает «Дворнику» адвокат Александр Косс, представлявший Павла Булойчика в выигранном судебном процессе. - Проверка проведена крайне формально и не по существу. В основу выводов следователя легли документы дела, законность которых «Каспер» опровергает.
Александр Косс рассказывает, что в истории с «Каспером» и его письмом сложилась странная ситуация. Если «Каспер» в своём письме оклеветал честного сотрудника правоохранительных органов Ворошкевича, то «Каспера» надо привлекать к уголовной ответственности. А если не оклеветал, а написал правду, то надо выпускать невиновного и привлекать милиционеров к уголовной ответственности. Как и понятых.
В любом случае правоохранительные органы должны как-то отреагировать на это письмо. Должны, но не реагируют. Органы всё устраивает. И самое ужасное, что должностные лица даже не пытаются ответить на вопрос, кто сейчас отбывает срок в колонии строго режима: наркоторговец или невиновный молодой человек, из жизни которого милиция вычёркивает шесть лет?
Александр ХАРЫБИН  

«Дворник» предложил руководству Следственного комитета по Калининградской области прокомментировать ситуацию вокруг дела Павла Булойчика и письма агента «Каспера». Руководство Следственного комитета ответило молчанием.



Читайте также в этом выпуске (№ 807):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia