«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 795 (20.09.2011 - 27.09.2011)
Колонка Арсения Махлова
Колонка Арсения Махлова от 20 сентября 2011 года
Арсений Махлов


Разумеется, назначение Юрия Шалимова заместителем полпреда президента в СЗФО шокировало обитателей Дмитрия Донского, 1... А возможное назначение в помощь Шалимову главным федеральным инспектором Сергея Кириченко пугает областных правительственных чиновников дополнительно...
Но в сегодняшней колонке я хотел бы рассказать не о местных одинаковых фигурах, танцующих по кругу, а о важнейшем для страны федеральном событии, участником которого мне довелось стать. О съезде «Правого дела», превратившемся в похороны партии. О мужских поступках и лживости российской политики...
Начать необходимо с того, что Михаил Прохоров – лидер партии «Правое дело» – принял решение в отношении Калининградской области: выдвинуть первым в списке кандидатов в депутаты Госдумы Соломона Гинзбурга и назначить руководителем регионального отделения Константина Дорошка. До Дорошка функции местного лидера партии выполнял гендиректор «Янтарьэнерго» Михаил Цикель. Он ни в какую не хотел уступать место и привлёк на свою сторону (разумеется, бескорыстно, силой одного лишь обаяния) депутатов облдумы Витаутаса Лопату и Игоря Рудникова, дабы предложить «Правому делу» другую предвыборную комбинацию с собой во главе. В контактах с партией Цикель опирался на бывшего юриста администрации президента Андрея Дунаева, направленного «серым кардиналом Кремля» Владиславом Сурковым руководить исполкомом «Правого дела» ещё до прихода к лидерству Михаила Прохорова. Дунаев, будучи человеком незаурядным, создал по всей стране «спящие» партийные отделения из людей, зависимых от власти, тихих и незаметных. Он построил «запасную партию власти», от которой мог выдвинуть свою кандидатуру на второй срок Дмитрий Медведев... Однако для реализации подобного сценария было необходимо протащить партию в Госдуму, сделать её парламентской. Медведев пригласил харизматичного и богатого Прохорова лидером в «Правое дело», пообещав неограниченные полномочия, ведь Прохорову необходимо было нарастить рейтинг партии за три месяца до выборов. Дунаев остался при Прохорове контролировать исполком.
Бойтесь данайцев, дары приносящих... Михаил Прохоров, получив от Кремля «Правое дело» в дар, не вспомнил греческой классики. Он-то по-честному стал побеждать: повёл за собой ярких людей. Совершенно наивно полагать, что Прохоров покупал их: если бы Аллу Пугачёву, Александра Любимова, Евгения Ройзмана, Евгения Миронова, Павла Лунгина и многих других можно было бы просто купить, то это давно бы сделала партия «Единая Россия» – у неё денег существенно больше, чем у Прохорова... Лидер «Правого дела» подкупал, а не покупал сторонников. Подкупал умом, чёткостью идей и планов, осмысленностью перемен, необходимых стране. Подкупал честностью и верностью данному слову. Подкупал надеждой... По всей России в «Правое дело» добровольно пошли люди, не состоявшие ранее ни в одной партии. Рейтинг незаметной ранее политической силы пошёл вертикально вверх. Он вырос многократно за месяц. И это было только началом предвыборного процесса, завершение которого могло привести к непредсказуемому результату. В стране рождалась настоящая – не кукольная, не игрушечная, не кремлёвская – политическая партия...
Это напугало всех теневых соучастников. Дмитрий Медведев (президент) увидел, что Прохоров стремительно превращается в политическую фигуру. Владислав Сурков (бессменный заместитель главы администрации президента, отвечающий за внутреннюю политику, «кукловод») увидел, что его главное детище – послушная «Единая Россия» – может проиграть выборы, проиграть власть. «Серые и незаметные» местные лидеры партии (типа Цикеля), подобранные Дунаевым на тёплые места, увидели, что они могут лишиться насиженных мест: Прохоров сменил региональные отделения в Калининграде, Питере, Свердловске, Иркутске, на Дальнем Востоке... Этот страх соединился и вылился в драматические события на съезде «Правого дела», произошедшие 14 и 15 сентября.
Андрей Дунаев, получив необходимые распоряжения от своих настоящих руководителей, начал тщательно готовить съезд партии, подбирать делегатов. Каждый голос имел для главы исполкома громадное значение, поэтому, например, федеральный исполком всеми силами мешал созданию в Калининграде нового регионального отделения до съезда, несмотря на твёрдое решение лидера партии: нужные документы присылались в самый последний момент, из 700 человек, пожелавших вступить в «Правое дело» за три дня с момента объявления Константина Дорошка руководителем, было принято в партию лишь 230... Но общее собрание в Калининграде всё же прошло чётко и с соблюдением закона: 126 членов партии (существенно больше половины от принятых) избрали Константина Дорошка лидером и делегатом на съезд, утвердили избирательную тройку кандидатов в депутаты Госдумы в составе Гинзбург-Дорошок-Махлов за три дня до съезда...
В других регионах будущих делегатов съезда тщательно обрабатывали с разных сторон: их инструктировал Андрей Дунаев, их вызывали к себе губернаторы и полпреды. Сразу по приезде в Москву делегатов встречали и везли на беседу в администрацию президента...
Сначала радикальная задача смены лидера партии не ставилась, ведь, как ни крути, это грандиозный скандал, демонстрирующий слабость президента страны. Первоначальная идея была довольно простой: показать Михаилу Прохорову, членам «Правого дела» и всей стране – кто является реальным хозяином партии. В качестве предлога для демонстрации было избрано голосование по кандидатуре Евгения Ройзмана. «Послушные делегаты» должны были исключить Ройзмана из списков кандидатов в депутаты Госдумы.
Несколько слов о Жене Ройзмане. Руководитель фонда «Город без наркотиков» является сегодня популярнейшим политиком в Екатеринбурге. Он реально (!) борется в Свердловской области с распространением наркотиков и наркоторговцами, организует принудительное и эффективное лечение наркоманов. Конфликт с милицией, связанный с темой распространения наркотиков, привел к обвинениям в адрес Ройзмана о его якобы связи с ОПГ «Уралмаш». Единственным поводом к подобным обвинениям явилось то, что 30 (!) лет назад, в 1981 году, 17-летний Ройзман был осужден на 3 года условно за «воровство и мошенничество» по обвинению бывшей девушки, заявившей о «пропаже серёжек», по-моему...
Почему именно Ройзман был избран кремлёвской жертвой? Дело в том, что Прохоров пригласил свердловского лидера в федеральный список партии «Правое дело». Женя Ройзман в разговоре сразу же предупредил, что Прохоров может столкнуться с давлением, на что получил ответ: «Если тебя заставят уйти из партии, я уйду из нее сам»... Этот ответ Прохорова был широко известен внутри партии. Каждый из нас понимал, что, если лидер «сдаст» Ройзмана, он способен «сдать» любого из нас. Зная об этой интриге, «кукловоды» рассчитывали поставить Прохорова перед выбором: добровольный отказ от партии или от данного слова.
Но к началу съезда стало совершенно очевидным, что у Прохорова всё-таки большинство. И без подтасовок не обойтись. Хочу отметить, что мы (калининградская делегация – Гинзбург, Дорошок, Махлов) узнали о «кремлёвском плане» до съезда и единодушно приняли решение: если Прохоров уходит из партии, уходим и мы. Это решение было озвучено довольно широко, а авторитет Калининграда в «Правом деле» был довольно высок... На съезде ожидалась нешуточная битва, мы к ней были готовы. Однако Дунаев переиграл всех: в первый же технический день (14 сентября) в здании Российской академии наук, когда по плану мы должны были лишь передать собранные документы юристам, несколько человек собрались вместе буквально на пару минут. Они объявили съезд открытым и тут же «избрали» председателем съезда Андрея Дунаева, а руководителем мандатной комиссии – Андрея Богданова (этот довольно комичный околокремлёвский персонаж известен своим выдвижением в президенты России на последних выборах и тем, что похожим образом «отобрал» у Михаила Касьянова «Демпартию»). После этого «мандатная комиссия» стала «определять» – кто из делегатов имеет право на участие в «съезде», а кто – нет. 24 делегата из 84 решением «мандатной комиссии» были заменены неизвестными людьми, как потом выяснилось: обычным техническим работникам (юристам и секретаршам) просто выдавался, например, мандат от Иркутской области. Калининград тронуть не отважились. Но при таком раскладе Прохорову до большинства уже голосов не хватало.
Вечером 14 сентября Прохоров отреагировал на действия «рейдеров» и объявил об исключении из партии Богданова и сложении полномочий главы исполкома с Дунаева. Андрей Дунаев исчез на день со всеми документами партии и через своих сторонников призвал делегатов участвовать в альтернативном Прохорову съезде партии, Минюст дал понять Прохорову, что решения «рейдеров», скорее всего, будут признаны законными...
На следующее утро Михаил Прохоров пригласил к себе своих сторонников. В кабинете лидера собралось около 50 человек. Начали обсуждать ситуацию. Было очевидным, что Прохорова затягивают в юридический спор с «клоунами», несамостоятельными людьми, который, даже закончись победой, отнимет у партии время до выборов, необходимое на выдвижение кандидатов и сбор подписей. Поэтому Прохоров принял решение: 1) обратиться к президенту (к гаранту Конституции) дабы понять – являются ли действия Владислава Суркова и его подчинённых самостоятельными, или это реализация задач, поставленных Дмитрием Медведевым? 2) написать заявление на имя съезда о выходе из дискредитировавшей себя партии; 3) объявить о создании общественно-политического движения с целью повлиять на выборы президента РФ. Вслед за Прохоровым заявление о выходе из партии написал Ройзман и все остальные, присутствовавшие на встрече. Мы написали свои заявления на имя лидера «Правого дела» Михаила Прохорова, он пока до встречи с президентом (ориентировочно 28 сентября) их не подписал. После чего мы поехали в Российскую академию наук, где собиралось все больше сторонников Прохорова. «Рейдеры» проводили свой «съезд» в закрытом режиме в здании Центра международной торговли. Они не отважились принимать «свои» решения в присутствии Прохорова: первым из которых стало исключение лидера из «партии»...
В Российской академии наук проходило, по словам Прохорова, «высокое собрание», на котором очень жёстко выступали люди: сам лидер партии обвинил Владислава Суркова в манипуляциях политическими решениями страны, в дезинформировании руководителей государства и заявил, что будет добиваться отставки Суркова; Ройзман говорил о нежелании власти всерьёз бороться с наркоманизацией страны; Любимов пообещал вернуться на 25 лет назад к воссозданию программы «Взгляд»; очень здорово выступил Дорошок, предостерегая страну без альтернативы от выхода на улицы; душевно говорила Пугачёва о том, что она только-только поверила впервые в жизни в новую партию, она заподозрила Суркова, не желающего видеть проблем реальных людей, в сумасшествии... На собрании присутствовали Макаревич, Лунгин, Миронов, Ярмольник и многие-многие другие известные люди. Присутствовали 50 из 84 делегатов съезда партии «Правое дело».
Так закончилась партия.
Несколько выводов. Обвинять сегодня Михаила Прохорова в карманности и несамостоятельности бессмысленно. Президент Медведев обязан принять сложные решения, если он рассчитывает сохранить хотя бы какое-то политическое лицо в глазах как россиян, так и поддерживающего его Запада. В максимальном выигрыше от ситуации Владимир Путин, очевидно, что большая «демократичность» Медведева в сравнении с Путиным рискует оказаться мифом, поэтому шансы на выдвижение и избрание президентом в 2012 году у Путина очень высоки. Россия готова и ждёт появления реальной политической альтернативы.
Арсений МАХЛОВ



Читайте также в этом выпуске (№ 795):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia