«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 697 (30.09.2009 - 6.10.2009)
.
ЗАШЁЛ И НЕ ВЫШЕЛ
ДВ

22 июля 2009 года в здание УВД
на Советском проспекте зашёл пенсионер Николай Саликаев.
Его пригласили
в кабинет начальника уголовного розыска Руслана Головатого,
а дальше он как в воду канул. Куда мог пропасть человек, остаётся загадкой для родственников
Странные вещи стали происходить с Саликаевым около года назад, когда Николай Саликаевич Саликаев стал единственным наследником двух квартир на улице Ольштынской в Калининграде. Последние полгода превратились для пенсинера в кошмар.
Всю жизнь Саликаев ходил в море. Владел несколькими специальностями - сварщик, слесарь. Одним словом, на все руки мастер. Даже будучи на пенсии, Николай Саликаевич находил себе подработки, жил спокойно, интеллигентно, никому не мешал. Всё, что произошло с ним за последние полгода, похоже на кошмарный сон. Но это - не сон.

Нехорошие квартиры
- У Николая умерла тёща, которая жила в соседнем подъезде, а в ноябре прошлого года после тяжёлой болезни скончалась его супруга, - рассказывает родственница Саликаева, Лилия Горбунова. - О смерти его жены мы узнали случайно от знакомых. Мы приехали к нему, чтобы помочь, и увидели много малознакомых людей - все они пытались оградить Колю от нашей помощи... Одна из соседок даже неправильно информировала нас о времени похорон - пришлось догонять процессию уже на кладбище. После этого мы несколько раз заезжали к Коле - он был в каком-то странном, неадекватном состоянии.
А одна из соседок рассказала нам, что вокруг Коли постоянно вертятся какие-то незнакомые люди, приходят в гости, покупают ему спиртное. Однажды телефонную трубку в квартире Коли взяла какая-то девушка, она представилась его племянницей из Челябинской области.
- Коля всегда рассказывал, что воспитывался в интернате, - вспоминает Лилия Анатольевна. - Он упоминал о какой-то сестре, которую не видел 30 лет, и, по моим подсчётам, сейчас ей должно быть около 80 лет. Ни о какой племяннице мы не знали. Поехали разбираться. Оказалась девушка лет 20, прописки нет, не учится, не работает. Она очень грубо с ним разговаривала, просила у него деньги, вела себя бесцеремонно. Пришлось незнакомку выпроваживать.
В марте 2009 года Коля рассказал, что сдал квартиру покойной тёщи какому-то Марату, но квартиранты заплатили ему только за 2 месяца. Попытки поговорить с постояльцами с юга России ничем не закончились - денег они не заплатили, но наконец-то съехали. Однако радоваться было рано.
- Вскоре Коля сообщил, что в его второй квартире снова поселились какие-то женщины, - вспоминает Лилия Анатольевна. - Коля сказал, что он их не знает, ключи он им не давал, в квартиру не пускал. Он попросил нас узнать, кто они такие.
Женщины южной наружности представились родственницами. Пожилая женщина - родной сестрой, та, что помоложе, - её дочерью.
По словам Лилии Анатольевны, никаких документов они не предъявили, откуда и зачем приехали - женщины толком не объяснили. Узнать у них, как они попали в квартиру, тоже не удалось: в ответ дамы только загадочно улыбались.
Николай пытался назначить им встречу в общественном месте, однако в ответ они зазывали его в квартиру, чтобы «поговорить» один на один. Николай их боялся, был уверен в том, что они хотят только одного - занять его квартиру, был уверен в том, что они будут давить на него.

«Лишишься квартиры!»
Горбуновы поняли, что Коля в этой ситуации совершенно беспомощен: всех боится, денег с квартирантов получить не может, сидит без работы.
- Мы стали постоянно звонить и приезжать к нему, - рассказывает Лилия Анатольевна. - Я помогала ему по дому, возила его по больницам - у Коли очень больной желудок. Подыскали ему «шабашку» - несколько раз он уезжал в область помогать людям по строительству домов, помогал нам по ремонту дома и в магазине. Естественно, получал за это деньги. Он воспрянул духом, стал чувствовать себя лучше. В мае Николай принял решение завещать свои квартиры сыну Лилии Анатольевны.
А в начале июля на телефон Лилии Анатольевны позвонил какой-то мужчина. Он представился следователем следственного управления и сказал, что к ним поступило заявление о розыске Саликаева. На следующий день возмущённые Горбуновы вместе с Колей поехали в следственное управление. Он предъявил документы, и следователь удостоверился, что Саликаев никуда не исчезал.
- В кабинет мы заходили по-одному, меня спрашивали о том, знаю ли я каких-то людей, знакома ли мне красная «Мазда» и тому подобное. Какое это имело отношение к тому, что Коля якобы исчез, - непонятно. Кто написал заявление о его исчезновении, мне тоже не сказали, но я предполагаю, что не добившись добровольной встречи с Колей, «родственницы» стали склонять его к встрече через правоохранительные органы.
После этого жизнь Горбуновых превратилась в кошмар. Лилию Анатольевну, её сына, невестку стали откровенно терроризировать звонками и СМСками сотрудники правоохранительных органов.
13 июля произошёл эпизод, который заставил Горбуновых искать поддержки в силовых структурах. В квартиру сына Лилии Анатольевны, Станислава Горбунова, проживающего с женой и 10-летним сыном, пришли два сотрудника ОВД Московского района. Они сказали, что ищут Саликаева. Станислава дома не было, жена не знала, где дядя Коля. Милиционеры стали расхаживать по квартире, угрожать ей. Громко хлопнув кухонной дверью, разбили стекло, испугали ребёнка. Женщина сказала, что будет жаловаться, на что услышала ответ: «А мне насрать! Я сделаю так, что ты вообще лишишься своей квартиры!» Они ушли разъярённые. В ночь на 15 июля к ним в квартиру кто-то ломился. Поскольку ничего подобного раньше не было, семья связала это с появлением милиционеров накануне.

Наследник Кабаев
15 июля 2009 года Лилия Горбунова, её невестка и сам Николай Саликаевич написали заявления в отдел собственной безопасности УВД по Калининградской области и прокуратуру. Саликаев писал прокурору Калининградской области: «Я лично был в ОСБ, в Следственном комитете, давал пояснения, но мне продолжают звонить из СК и требуют моей явки каждый день. Мне не дают спокойно работать, пытаясь лишить меня приработка к небольшой пенсии, планировать свою жизнь и дела. Я боюсь за свою жизнь, так как милиция пытается заставить меня встречаться с людьми, которых я не хочу видеть».
Как выяснилось, за первое полугодие 2009 года у Николая произошли и другие неприятности (всё это он также изложил в заявлении прокурору). Дело в том, что у покойной жены Саликаева был родной брат - Игорь Кабаев (он - бывший муж Лилии Горбуновой). В далёкой юности он был женат на некой Ирине (имя изменено. - Прим. ред.) - ныне пьющей и судимой женщине. Весной Ирина начала наведываться к Саликаеву вместе со своей подругой - украли у него обручальное кольцо, без конца наливали спиртное. Кроме того, Николай утверждал, что Ирина также поддерживала приятельские отношения с его неплатёжеспособными квартиросъёмщиками, частенько гостила в квартире его покойной тёщи.
Есть в этом деле и ещё одна пикантная деталь, связанная с Игорем Кабаевым: после смерти сестры, экс-супруг Лилии Анатольевны тоже мог бы претендовать на наследство. Однако в 1994 году он переехал из Калинин¬града в Москву. После этого Горбуновы его не видели. Родные предполагают, что он так и проживает в Москве. С 2004 года в ОВД Московского района он числился в розыске, а в 2005 году суд признал Игоря Кабаева безвестно отсутствующим. За эти годы он не приехал хоронить ни мать, ни племянника, ни сестру. Однако летом этого года он объявился и стал звонить Лилии Анатольевне.
Открытым текстом он заявлял, мол, пусть родственник поскорее сдохнет, при этом защищал граждан, которые вселились в его квартиру.
Всё это Лилия Горбунова указала в своём заявлении. Горбунова просила защитить её семью от противоправных действий сотрудников ОВД и «чёрных» риэлторов, а также объявить в розыск бывшего мужа, как возможного организатора.

На встречу
После первых заявлений Горбуновых стали донимать ещё больше - сотрудники правоохранительных органов звонили и присылали СМСки (некоторые с угрозами) по несколько раз в день. Горбуновы уговорили Саликаева пойти «навстречу» требованиям.
22 июля 2009 года Лилия Горбунова, её сын Сергей и Николай Саликаев явились в УВД по Калининградской области к начальнику уголовного розыска Руслану Головатому.
- Сотрудники милиции завели Саликаева в кабинет Головатого, а нас попросили подождать за дверью, - рассказывает Лилия Анатольевна. - Не прошло и 10 минут, как из кабинета вышел сотрудник и в грубой форме стал выпроваживать нас из здания УВД. Когда я стала громко возмущаться, он попросил не поднимать шума, а подождать, пока нас не вызовут. Мы с сыном прождали 1 час 20 минут на центральном входе около дежурного. После этого я попросила дежурного связать меня с Головатым. Дежурный куда-то позвонил и ответил, что Головатый уехал. Куда делся Саликаев, никто ответить не мог. Чтобы выяснить, где наш родственник, я тут же пошла в ОСБ УВД. Туда вызвали ранее неоднократно звонившего нам сотрудника угро Иванова А. В., который сказал, что Саликаева увезли к замруководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Александру Старикову, и он ждёт нас с сыном. Когда мы вышли из ОСБ, Иванов попытался у нас выяснить, где находятся ключи от квартиры Саликаева. Через 20 минут мы были у Старикова. Он заявил, что у него нет к нам вопросов, никакого Саликаева он не знает и что его рабочий день закончен. Я тут же перезвонила Иванову, но он не отвечал. После этого я была вынуждена обратиться в УФСБ с заявлением о пропаже человека и жалобой на сотрудников правоохранительных органов. С тех пор Саликаева мы не видели. У него больной желудок - его лекарства, куртка, очки остались у нас в автомобиле. Мы много раз звонили ему, но мобильный телефон отключен, домашний телефон не отвечает. В обоих квартирах нам никто не открывает, хотя в квартире его тёщи, которую он сдавал, периодически горит свет, в окне мелькает силуэт женщины. В конце августа там около недели подряд были открыты окна - будто квартиру проветривали.

Не факт
Заявление Горбуновой о пропаже Саликаева было передано в прокуратуру и следственное управление. Ответ был лаконичен: «По вашему заявлению на действия сотрудников УУР УВД по Калининградской области проведена проверка, в ходе которой факт превышения служебных полномочий, указанный в жалобе, не нашёл своего объективного подтверждения».
А 21 августа пришёл ответ на первые заявления Горбуновых и Саликаева. Из него следует, что 2 июля 2009 года, а также 7 августа 2009 года в следственные органы поступило заявление от некой С. С. Андреевой по факту безвестного отсутствия её брата Николая Саликаева. «В связи с проводимой проверкой оперуполномоченным ОУР Московского РОВД Труяном С. Ю. и следователем СО по Калининграду Ткаченко С. А. на ваш телефон осуществлялись звонки с целью вызова вас в ОВД по Московскому району и в следственный отдел для опроса, касаемого доводов, указанных в заявлении Андреевой.
Проверка показала, что достоверных сведений о причастности вашего мужа Кабаева к исчезновению Саликаева нет, а ваши доводы о противоправных действиях сотрудников ОВД и СО не подтвердились, в связи с чем оснований для принятия мер прокурорского реагирования нет».
- Со дня исчезновения Николая прошло два месяца, однако никакой информации о нём нет, - рассказывает Лилия Анатольевна. - Нас всё так же продолжают донимать звонками. Буквально на второй день после того, как мы обратились в редакцию, ко мне пришёл сотрудник ОВД Московского района и сказал, что у них есть информация о том, что «сестра» увезла дядю в Челябинск и он находится там. Он показал выписку из авиаагентства, где указано, что Саликаев приобрёл билет в Челябинск на 22 июля 17 часов 17 минут. Выходит, он из здания УВД сразу в аэропорт поехал?! Милиционер зачитал мне заявление Николая в милицию о том, что наша семья якобы его удерживала и пытала. Ещё он прочитал мне письмо Нургалиеву (написанное то ли Колей, то ли его «сестрой»), в котором большого начальника благодарят за то, что в милиции работают ответственные и высокопрофессиональные кадры, сумевшие оградить его от «злых и алчных родственников». Естественно, всё это ложь - либо это писал не он, либо его заставили под пытками! Какая в этом логика? Если бы мы его удерживали, то не водили бы его в Следственное управление и УВД! Теперь я понимаю, что милиция будет обвинять нас в чём угодно, лишь бы мы перестали жаловаться и искать его! Куда нас пригласят очередным телефонным звонком, я не знаю, а может, и насильно увезут - теперь я поняла, что ждать можно чего угодно!
ДВ
ОТ РЕДАКЦИИ: Просим считать публикацию обращением в правоохранительные органы, а также другие структуры власти, нотариальные конторы, органы, осуществляющие и контролирующие действия с недвижимостью. Квартиры, принадлежащие на праве собственности Николаю Саликаевичу Саликаеву, расположены в домах 24 и 28 по ул. Ольштынской в Калининграде. Не исключено, что сейчас Саликаева удерживают на территории Калининградской области, спаивают, оказывают моральное и физическое давление с целью заставить его подписать документы, необходимые для продажи этих квартир. Редакция газеты просит прокомментировать данную ситуацию руководство УВД области, Следственного управления при прокуратуре по Калининградской области. Редакция надеется, что Николай Саликаев действительно жив и здоров, как утверждает милиция.



Читайте также в этом выпуске (№ 697):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia