«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 692 
.
НЕВЫГОДНЫЙ ОБМЕН
Марина Селиванова
НЕВЫГОДНЫЙ ОБМЕН
8 лет назад пенсионерка Алла Дегтярёва решила обменять свою двухкомнатную квартиру на комнату
в коммуналке. Сделка не состоялась по вине хозяина комнаты, но деньги за свои метры он получил.
А Алла Тимофеевна осталась без крыши над головой
6200 долларов США, которые она заплатила за комнату, продавец коммуналки возвращает ей по сегодняшний день...
За эти годы Дегтярёву постигла ещё одна беда. Когда она лишилась дома и денег, её единственный сын Сергей решил помочь маме заработать на жильё и занялся продажей иномарок на Россию. В конце 2003 года Сергей погнал в столицу очередной автомобиль. Из этой поездки он не вернулся. Уже 6 лет Сергей Никонов числится пропавшим без вести.
Алла Дегтярёва приехала в Калининградскую область сразу после войны. В 1961 году переехала в областной центр, работала экономистом в промразведке, 15 лет ходила в море. Сын Сергей окончил Санкт-Петербургский университет по специальности «Экономист». У него была семья, небольшой бизнес. С мамой у него всегда были тёплые, доверительные отношения. В 1990 году Алла Тимофеевна приобрела двухкомнатную «хрущёвку» на Красносельской. Всё было благополучно...

Некуда
идти
- В октябре 2001 года я приватизировала квартиру и решила обменять её на комнату в коммуналке с доплатой, - вспоминает Алла Тимофеевна. - Поскольку я пенсионерка, я должна была получить добро на сделку в администрации района, сначала купить жильё и только потом продавать свою квартиру. Моим обменом занялось агентство недвижимости «Гестия». Вскоре нашёлся подходящий вариант: комната в коммуналке на Карла Маркса, 84. Хозяином двух комнат в этой квартире был некий Савостин. Кстати, он тоже был риэлтором. 8 февраля 2002 года моя «хрущёвка» была продана за 15000$. Савостин сразу предложил нам одну комнату купить (в ней мы могли бы жить), а вторую сдать в аренду на полгода, чтобы мы временно разместили там оставшиеся вещи. Этот вариант нас устраивал. Агентство «Гестия» помогло нам оформить сделку купли-продажи, заключить договор аренды. Савостин получил свои 6200$, мы с сыном - 8800$. Мы уже собирались переезжать, но возникло неожиданное препятствие: оказывается, продавая комнату, Савостин не поставил в известность своих соседей.
Вероятно, соседи сами претендовали на комнату. Узнав о сделке, они обратились в юстицию: сделка незаконна. Регистрация была приостановлена, кроме того, выяснилось, что в комнатах Савостина до конца февраля живут какие-то квартиранты.
Алла Тимофеевна продолжала жить в своей двушке - идти ей было некуда.
- Покупатели моей «хрущёвки» подали иск в суд о моём выселении - их можно понять, ведь они заплатили деньги! - рассказывает Алла Дегтярёва. - Когда я поняла, что с комнатой Савостина ничего не получается, решила вернуть свои деньги. Я тоже подала иск. Суд шёл полгода, всё это время меня не трогали - моим жильцам «Гестия» сняла квартиру, я сидела на чемоданах, дожидаясь решения суда.
Спустя полгода, 2 августа 2002 года, суд обязал Савостина вернуть 6300$. Естественно, оказалось, что денег у него нет (забегая вперёд, скажем, что деньги Савостин стал выплачивать только с 2005 года). Алла Тимофеевна с сыном начали думать, как поступить: «Мы испугались, что если в нашей собственности будет жильё, то Савостин нам вообще ничего не вернёт! Решили повременить, тем более что пока из моей «хрущёвки» меня не выгоняли».

Последняя поездка
С Красносельской Дегтярёву выселили спустя год - 22 июля 2003 года. Алла Тимофеевна вернулась домой, а её вещи переписывают судебные приставы Октябрьского района. Часть имущества вывезли в ЖЭУ «Вагоностроитель», а часть - закрыли в спальне. Новые хозяева были довольны: они получили в юстиции свидетельство о праве собственности, прописались и стали полноценными хозяевами «хрущёвки». Дегтярёву приютила подруга. Через год остатки вещей вывезли в гараж.
В это время сын Аллы Дегтярёвой пытался заработать денег. Часть суммы, которую Дегтярёвы получили от продажи «двушки», ушло на адвокатов, часть Сергей вложил в свой бизнес.
- Адвокат, которого мы нанимали, предложил Сергею «прокрутить» те 8000$, которые мы выручили за квартиру, - продолжает Алла Тимофеевна. - Тогда многие занимались перегоном машин, сын проработал в этом бизнесе 1,5 года.
8 октября 2003 года он пригнал из Литвы машину и собрался на ней в Москву. Тогда он сказал, что это его последняя поездка - деньги есть, нужно покупать квартиру. Он уехал 26 октября 2003 года, больше я его не видела. Мы созванивались каждый день, Сергей говорил, что нашёл покупателя, но тот не приехал на оформление. Больше месяца он был в Москве, спал в машине на стоянке, чтобы сэкономить деньги. 22 декабря он позвонил в последний раз. В этот же день вечером его телефон уже не отвечал.
Алла Тимофеевна подала заявление на розыск. Обнадёживать её не стали: машина на учёте не стоит, номера транзитные, искать сына в Москве - всё равно что иголку в стоге сена.

С миру
по нитке
Спустя 8 лет Савостин выплатил Дегтярёвой 9 тысяч 174 доллара (с индексацией). Остался должен ещё 19 000 рублей. Эти деньги высчитывают с его военной пенсии. На одном из судебных заседаний он попытался пристыдить Дегтярёву: мол, из-за того, что я выплатил долг, я вынужден был закрыть свою фирму! Алла Тимофеевна возмутилась: «При чём здесь бизнес?! Это были мои деньги, и я никого не обманывала, а покупала его личную комнату, в которой не прожила ни дня!»
21 января 2005 года прокурор Калининградской области Владимир Зинык дал распоряжение провести проверку по факту мошенничества Савостиным.
- Не один раз меня вызывали и опрашивали разные следователи районных ОВД, - вспоминает Дегтярёва. - Но всё спустили на тормозах, дело так и не возбудили. Да и Бог с ним, я рада, что хоть понемногу, но получила назад свои деньги.
В марте 2006 года Дегтярёва купила комнату в бывшем общежитии Вагонзавода на проспекте Победы. Одна кухня на 5 семей, комната 12 метров. Комната стоила 11 тысяч $. Сейчас Алле Дегтярёвой 72 года. У неё тяжёлый артрит, стала прогрессировать болезнь Паркинсона.
- Если бы не друзья, не знаю, чтобы я делала, - говорит Алла Тимофеевна. - Часть денег пришлось занимать - благо друзья и знакомые не отказали. Нашлись даже старые товарищи по институту, которые насобирали для меня 500 долларов. Двое друзей сына до сих пор навещают меня, помогают. Единственный родной человечек, который остался, - 25-летняя внучка. Спасибо им, что не забывают и поддерживают меня!
Марина СЕЛИВАНОВА




Читайте также в этом выпуске (№ 692):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia