«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 687 (21.07.2009 - 28.07.2009)
.
«ЗАЧЕМ ВАМ ВСЁ ЭТО НУЖНО?»

На прошлой неделе состоялась прямая линия читателей газеты «Дворник» с её учредителем Арсением Анатольевичем Махловым. Телефон не умолкал ни
на секунду. Редакция газеты просит
у читателей понимания того, что
не все смогли дозвониться
- Здравствуйте, меня зовут Олег!
- Здравствуйте, Олег!
- Я хотел бы вам такую тему для размышления дать. У нас в последнее время обострились действия сотрудников ГИБДД. Я наблюдаю несколько лет уже все ваши труды в поисках обличения власти. Коротко говоря, беспредел. У меня есть информация, что один из рядовых сотрудников ГИБДД за два года сумел поменять свой автомобильный парк, начиная со старенького «Форд Пробе», убитого автомобиля, до «Ауди ТТ», БМВ Х5 и спортивного мотоцикла.
- Неплохо.
- Номера автомобилей могу дать. 2-2,5 года прошло. Хотя, может быть, они и на подставных лиц. Вашего главного редактора уже шлёпнули, хотя я, честно говоря, думал, что вы будете первым за все ваши такие войны. Будьте просто осторожны, смотрите по сторонам чаще! Такой человек, как вы, ещё городу очень поможет.
- Спасибо, Олег!

- Я вам писала. Я, Пономарёва Нина Николаевна, ул. Багратиона. Я знаю, что вы Бооса почитаете, за то получили столько неприятностей, и даже Шабунину достаётся. Я пенсионер со стажем 43 года. Он всем нам не дал бесплатный проезд в городском транспорте.
- Сколько пенсия у вас?
- 6 тысяч. Это заработанная. Мне дают 1051 рубль - это лекарства, и от путёвки я отказалась. Вчера Бучельников мне прислал ответ от правительства. У меня в квартире нет счётчика, я живу одна, больной человек.
- Вы можете предоставить ответ в редакцию?
- Да. Я к вам как-то приходила в редакцию. Мы, инвалиды, никуда не выходим, мы не пользуемся. Я хочу сказать вам от чистого сердца: пишите всегда и не бойтесь ничего.

- Это Ольга Валерьевна, у нас приходят счета за коммунальные услуги. Почему счёт приходит по квадратным метрам, а не с человека. По логике вещей, ТБО должны тарифицироваться с человека, а не с квадратного метра.
- Оставьте, пожалуйста, свой телефончик, будем разбираться.

- Вас беспокоит посёлок Прибрежный, Валерий Яковлевич Пеньковой. Я думаю, что вы свою борьбу выдержите. От лица Прибрежки и своих товарищей хотел бы получить ответ, почему в Калининграде тарифы выше в 2-3 раза, чем в других городах. Семья из трёх человек платит... берём отопление, Калинин¬град платит 34,95 рубля, Санкт-Петербург - 12,45 рубля, Нижний Новгород - 12,52 рубля. И никто не даёт ответа, отписываются как угодно. Хотелось бы получить вразумительный ответ.
Каждый год рапортуют, что закрывают неэффективные котельные - и каждый год идёт удорожание стоимости услуг. Мы в Прибрежном бьёмся, чтобы нам объяснили, почему у нас в посёлке Прибрежном тарифы такие же, как в городе. Потому что у нас теплотрасса 800 метров всего, водопровод - 2 км. Котельная своя, а платим как в городе. Почему за рубежом тарифы по затратам стараются дифференцировать? А у нас ничего не делается.
С нас требуют 100% оплаты. У нас говорят, что только в следующем году будет так.
- Подготовьте, пожалуйста, письмо для редакции.
- Вопрос ЖКХ стал самым злобным, не злободневным. Сделайте постоянную рубрику по ЖКХ.
- Хорошо, попытаемся сделать.

- Доброе утро, скорее всего, уже день. Моя фамилия - Щепкин. Зовут меня Валентин Петрович. Мне всего-навсего 75 лет. Я читаю эту газету и говорю вам большое спасибо, что вы есть. Всю жизнь отдал морю. Что сделали с нашей больницей рыбаков, это ни в какие рамки не входит.
- Совершенно с вами согласен.
- Нас передали в больницу ветеранов войн, да и там тоже разгоняют. Я хочу поблагодарить вас за вашу гражданскую позицию. Вы помогли одному человеку, однажды опубликовали статью «Трижды уволен». Большое вам спасибо - и от её имени, и от меня тоже! Ни в одной газете нигде нет таких заметок, как у вас. Все говорят обо всём, только не о плохом. Столько развелось гнилья, плесени. По телевизору посмотришь - одна стрельба. Хорошему радоваться мало. Понятно, что кризис.
Сейчас люди даже на лестничной клетке друг с другом не здороваются. Не знаю, куда мы катимся, но куда-то прикатимся...
- Спасибо вам, Валентин Петрович, за неравнодушие!

- Анна Сергеевна, пенсионерка (имя и отчество изменены по просьбе читателя. - Прим. ред.). Я очень возмущена тем, что «Каскад» показывал по поводу вашей газеты и вас.
- Ну это же был заказ.
- Но почему так возносят нашего губернатора? Вот он такой богатый. А почему никто не задаётся вопросом, почему он такой богатый и как у него заводы эти оказались? Вы думаете, что ничего не знаем, как они на ваучеры выкупили всё, стали олигархами, ведь это ведь так?! Как Чубайс обещал, что мы будем все собственниками. У меня 20 ваучеров. Я их сдала в МММ-фонд. Шла бешеная реклама. За всё это время получила дивидендов 212 рублей 94 копейки.
- Вам ещё повезло. Вы хоть что-то получили.
- И то 10 лет не было их не слышно и не видно. Потом уже, когда я в прокуратуру обратилась, мне сказали: вы вообще забудьте об этом с вашими бумажками.
- А когда вы обращались в прокуратуру?
- В 2005 году, кажется. Со мной беседовала то ли зампрокурора, то ли кто, по-моему, Пономаренко фамилия была. Ну на меня так скептически смотрели: что ты хотишь-то? Я им писала, они мне ответили, что средняя цена акции - 50 тысяч. У меня 20 акций. Я их прошу: «Выкупите по рыночной стоимости». Они отвечают: «Мы этого не делаем». В брокерской конторе сказали: «Если бы мы знали, что вы вложили в Сбербанк, мы бы их купили». А я не знаю, куда они вложены. Короче говоря, я пошла к Игорю Петровичу Рудникову. Он сразу всё взял на контроль. Нашёлся фонд. Он - молодец. А потом пошла свистопляска у Рудникова. Жаль человека. Я ходила к нему в кабинет, чтобы как-то помочь. А сейчас его вообще запинали как-то. Нас всех простых граждан обманули, обворовали, втёрли нам глаза.

- Меня зовут Тамара Степановна. Мы читаем на работе вашу газету. Мы вам очень благодарны. Мы читаем, как они нас, народ, считают быдлом. Вы извините за такие слова, но иногда читаешь статью и думаешь: как вы ещё по земле ходите? Вы извините за это. Иногда народ наш не заслуживает такого отношения к себе. Может быть, нет у нас такого вдохновителя, как Ленин. А ведь заступаться никто не будет за вас. Не выйдет - как во Франции - вся страна за одного убитого. Так что, берегите себя. Будьте здоровы.
- Спасибо вам!
- Мы всё понимаем, кто и чего. Ведь осудить вас гораздо проще, чем какого-нибудь педофила или бандита. И наркотики можно запросто подсунуть. Мы что, не видим, как Рудникова засудили. Кто за него заступился? Народ? За ветеранов он боролся.
Да против нас войну ведут. У нас больницы отнимают и трамваи закрывают, и на дачу нам не проехать, абсолютно всё против нас. Как однажды вы написали, я до сих пор в шоке, была статья, что Бооса женщина спросила: «Как жить на детские деньги?» А он ответил: «Никак». Как так можно губернатору ответить - «никак»?! Вы себя обозвали министрами, вы с себя льготы не снимаете. А с нас снимаете то, что советская власть дала. Уж какая она преплохая была. А что же вы отнимаете то, что не давали нам? Я с 1946 года живу в Калининграде. Всё наблюдаю. И вижу, как последняя статья была, где трамвай №6 делает кольцо. Я живу напротив этого общежития. Мы всё видим, всё знаем, но не знаем, как за вас заступиться.

Начало на стр. 1
- Что-то нужно делать. Мы делаем свою работу.
- Вы правду пишете, а посмотрите, что творят с вами.
- Вы поддерживаете, и эта поддержка сказывается, поверьте. Пусть потихоньку, но всё-таки что-то меняется.
- А ещё ваша победа в том, что они читают газеты. Они ведь читают, читают вас. Читаете вы, гады!
- Спасибо вам большое.

- Светлана Марьяновна Рачковская, инженер-проектировщик. Сначала я хотела бы вас поблагодарить. Вот эти статьи, которые вы курсивом пишете. Когда я не вижу ваших статей, я сразу отдаю родственникам газету читать.
- Напрасно, там есть что почитать.
- Да что вы. Вот у вас аналитический ум. Вы как-то логически всё сделаете, реально как-то. А те статьи просто бытовые. Тут написано пообщаться, высказать мнение. Плохо, что вам затыкают рот, не дают правильно печатать. Я хотела бы сделать предложение. В «Дворнике» можно было бы открыть рубрику под названием «Реальный рассказ». И коротенькие такие вещи, которые не связаны с крутым негативом. Я лично в этом почему заинтересована. Я уже 100 таких рассказов написала. Я в «Калининградской правде» печаталась и в «АиФ». Если бы вы такие рассказы напечатали, то человек бы улыбнулся, вздохнул посвободней.
- Спасибо вам! Надо почитать ваши рассказы.

- Очень приятно с вами познакомиться, хотя бы заочно. Я – Ратникова Лидия Леонидовна. Единственная газета для меня – это «Дворник». Мне уже 67 лет. Я уже старая...
- ...да ну что вы!
- Поэтому всё и наболело.
- На вас ещё страна держится, на таких как вы!
- Вы сейчас очень далеко, на Лермонтова. Неделю назад я написала маленькую заметочку на 4 листах. Непонятное что-то творится в нашем Калининграде. И сокращение всех лечебных учреждений. Я – медработник. Я 40 лет проработала заведующей аптекой. Вы знаете, просто то, что наболело, я написала. Вот я хотела бы, можно вам заметочку передать? Вы сможете её напечатать?
- Сначала хотелось бы прочитать заметку. Отправьте её, пожалуйста, по почте нам.
- Может быть, я попрошу соседку. Я одна сама, мне тяжело ходить. Спасибо вам за вашу газету.

- Арсений Анатольевич?
- Да, здравствуйте!
- Вас беспокоит инвалид войны Расходчиков Александр Сергеевич, проживающий на ул. Чернышевского. Вашу газету читаем от корки до корки. Там всё написана правда, правда, правда. Но я достаю эту газету то в аптеке, то в поликлинике. Никто мне не доставляет. Я в прошлом году вашему начальнику отдела доставки три раза звонил. Он отвечал, что нет почтальона. До сентября прошлого года я получал газету. И вот с сентября я её достаю.
- Оставьте телефончик, мы с вами свяжемся по этому вопросу. Спасибо за звонок!

- Я - Галина Ивановна, я хочу вас поблагодарить за вашу газету. Был, правда, небольшой перерыв в июне, не носили. Темы вы затрагиваете злободневные и для вас, и для жизни. Я проработала в культуре. Как-то у вас на тему культуры очень мало. С 1985 года, когда мы с мужем-военнослужащим приехали в Калининград, я в управлении культуры. В библиотеке Маяковского я проработала в 13,5 года в отделе книгохранения. За 3 года до пенсии мне пришлось уйти в областной историко-художественный музей. Там нужен был библиотекарь с образованием. Всё работала нормально, когда там была Пенкина. А потом пришёл новый руководитель Екимов Сергей Александрович. Три года я проработала, и он сократил. Я не жалею. Просто я посмотрела на этого человека, руководителя. Ему тема музея абсолютно не нужна, он шёл с совершенно другой целью. Один только негатив, пессимизм страшный. С января меня он сократил. Все пошли жаловаться, а я не пошла. Мне музей стал просто не интересен. В декабре мне исполнилось 60 лет. Библиотека находится там в глухом помещении, вентиляция – открытая дверь. Проветривание через коридор. При Пенкиной там был читальный зал, но его отдали археологам. Потом меня пересадили в другое помещение. Он сказал, что нельзя выписывать журнал «Мир музея», но газету «Страж Балтики» - обязательно. Я хочу вас попросить: присмотритесь к этой фигуре. Может быть, я чего-то не уловила за три года.
- Спасибо вам большое.
- Откройте, пожалуйста, тему культуры.

- Здравствуйте! Моя фамилия Федоренко Юрий Александрович. Я хочу поблагодарить вас за вашу работу. Я восхищаюсь вашим мужеством. Только не понимаю, зачем вам всё это нужно? Столько нервов, здоровья тратите. Ведь всё это бесполезно. Я вот был в приёмной Главной военной прокуратуры... Отставить! В приёмной Генеральной прокуратуры. Собирались перед открытием, возмущались тоже – по всей России беспредел творится. Один мужчина говорит: вся эта писанина бесполезна, я дважды обращался сюда в приёмную, всё это возвращается в военную прокуратуру Балтфлота, здесь дают отписку, и всё. А мужчина говорит: нужно начинать как в 1905 году, уничтожать губернаторов. А я ему говорю: ну и что толку, другого Путин назначит. Он говорит: а другой придёт, уже задумается. Я никогда не поверю в то, что Рудников сейчас пишет: якобы Боос здесь ни при чём. Я сегодня по телевизору слышал, что оценена удовлетворительно работа СМИ, что всё нормально у нас. Общественность выступает. Представители общественности сказали, что у нас всё нормально.
- Да нет. Это не совсем так.
- Но то, что у нас идёт откровенное преследование неугодных журналистов с приходом Бооса, это видно невооружённым глазом. Поэтому в демократию у нас играть бесполезно.
- Нет, я думаю, что мир нельзя изменить, но можно его чуть-чуть улучшить. Я не считаю, что вся работа бесполезна и она уходит в песок, и что ничего не меняется. Меняется, только медленно.
- Медленно. И мы кардинального улучшения не увидим.
- Зато дети увидят.
- Ещё раз хочу поблагодарить вас за вашу работу. Будьте здоровы!
- До свидания!

- Эрнест Григо. Я хочу обратиться к вам по следующему вопросу. По моему мнению, идёт травля журналистов. Нам стоило бы объединиться всем и указывать те вещи, которые идут с нарушением закона. У нас исполняется 14 лет диких битв за подлинный герб. Я хотел бы представить вам документы, которые собраны у меня сейчас за все 14 лет. Я хотел бы пожелать вам всего наилучшего. Потому что какие бы ни были важные вещи, а здоровье журналиста важнее всего. У нас дело находится в Европейском суде и готовится к рассмотрению. Я считаю, что борьба должна закончиться в пользу правды. Желаю вам всего наилучшего!
- Спасибо. Я вам того же желаю!

- Зинаида Васильевна, я читательница вашей газеты. Я очень беспокоюсь за вас. Я ищу вашу колонку в этой газете в первую очередь. Вы, пожалуйста, может быть, такие люди они нужны в наше время очень. Я просто беспокоюсь за ваше здоровье как мать, как человек. Берегите себя, пожалуйста, жизнь одна, к сожалению. Я читаю книги о скоротечности нашего времени. Там всё написано, что время сейчас очень сложное. Я желаю вам успеха. Если есть результат, то ещё есть смысл. Выступать надо, но надо беречь себя прежде всего. Но я всегда своим близким всё рассказываю: вот есть такой Махлов Арсений, очень приятный молодой человек. И я читаю и удивляюсь.
- Спасибо огромное!

- Меня зовут Надежда Гавриловна, проживаю на Ленинском проспекте. Я просто вам звоню в поддержку. Я согласна с вами, желаю вам добиться успеха. У вас в какой стадии дело сейчас?
- Дело передано в суд. Суд будет определять виновность.
- А то, что вашего сотрудника по голове ударили? Как там?
- Нападение на нашего главного редактора Алексея Шабунина было, милиция завела уголовное дело. Но есть ощущение, что в этом деле больше видимости, чем реальной работы.
- У меня были подобные вещи. Мы тоже в Балтийском районе живём. Весной мы шли домой, мошенники выманили путём психологического воздействия деньги. Они ему что-то предложили, что ему совершенно не надо было. Мы обратились в милицию. Они взяли, и в итоге дело было, что вот он сам купил. Я написала жалобу в прокуратуру, и они отменили их постановление. Это было где-то весной. И даже не в деньгах дело. Просто они не хотят работать.
- А нашли мошенников?
- Дело в том, что они прислали нам тот же ответ, что уже был отменён прокуратурой. Они не хотят работать. Я приехала в Калининград. Тут беда произошла. Я с Магадана. Я попала под лохотронщиков. Был 2002 год. Таким же путём я отдала им всё, что было, – 6500 долларов. Я не отступилась, в итоге их посадили, но, правда, уже и выпустили. Им дали 8 лет. Но деньги-то не вернулись. По вине милиции – если бы они сразу делали свою работу. Это мы добились, а сколько их тут было.
- Надо быть осторожней, Надежда Гавриловна.
- Я не отступаюсь. Я пишу постоянно на администрацию Президента, на Чайку, на Рашида Нургалиева. Надеюсь, что и у вас будет результат.
- Берегите себя!

- Это писатель Наталья Гагаринова. Я читала статью в «Дворнике», конечно, ужасно. Всё это печально. Я удивляюсь вашему терпению, вашему стоическому состоянию.
- Спасибо вам огромное.
- Я знаю вас не лично, но просто знаю. Я издавала две книги в издательстве «Янтарный сказ». Я переживаю за вас по-человечески. Я сама была в такой ситуации, сколько нужно сил моральных, какое должно быть личное убеждение, чтобы всему этому противостоять. Это, к сожалению, никуда в нашем обществе от этого не денешься. Нужно это принять, и всё, что это есть. Плетью обуха не перешибёшь.
- Я не верю в понятие плети и обуха. Ситуацию можно изменить, и она меняется.
- Ну да, согласна. Такие умы, как вы, как я – я тоже об этом думала. Это тяжело, когда один. А когда люди знают, какой ты, я поддерживаю вас, я желаю, чтобы всё у вас получилось. Хочу задать такой вопрос: сейчас издательство «Янтарный сказ» как работает?
- Оно не работает.
- Как, типография сейчас только работает?
- Да.
- А как раньше это было – издательство с большим магазином... Теперь этого нет.

- Да, всё это разрушено.
- Я не могу свои книги отдать в «Букву», например. Местных писателей не принимают магазины. У вас нет совета, как продавать свои книги?
- Честно говоря, не могу сказать навскидку.
- Кроме маленького магазинчика слева ничего нет?
- Ничего нет.
- А как к вашему случаю относится Боос? Или он тут ни при чём?
- Не думаю, что губернатор может абстрагироваться от того, что происходит.
- Арсений Анатольевич, я вас очень уважаю. Всего вам доброго и хорошего настроения.
- Спасибо!

- Валентина Петровна Изотова. Меня интересует вопрос такой: защита прав жертв политических репрессий. Мы уже больше двух лет судимся с председателем Смирновой, которая без решения правления сделала документы и имеет награду третьей степени. Пробиваемся везде, наградной отдел от нас заявление не принимает. В милиции документы находятся почти что два года. Председатель в течение 4 лет не отчитывается перед членами правления. То она подавала на нас в суд, потом мы. Я являлась учредителем этой общественной организации. Я была заместителем. Она исключила меня из организации. Я семь лет не препятствовала – если удобно без меня, то пускай работают. Но когда в 2006 году у нас отобрали льготы, я обратилась во все суды – Верховный, Конституционный. Мы обратились к Боосу: почему у нас отобрали льготы, а у других они существуют.
- Сколько всего в правлении?
- Десять. Шесть из них ей неугодны, а три неугодны. Пока шли суды, она с тремя членами правления написала протоколы. До сих пор она не предоставляет финансовые документы органам УВД. Такая у нас петрушка длится на протяжении 4 лет.
- Почему вы не назначите нового руководителя?
- Мы уже назначали, но она это уже обжаловала. Но она создала свою общественную организацию. И у нас две уже организации по защите прав жертв репрессий.
- Спасибо вам за звонок.

- Иванова Антонина Васильевна. А почему на Северную гору не доставляют вашу газету? Мы ж в черте города.
- У нас тираж 100 000 экземпляров, а в городе 170 000 почтовых ящиков.
- Как бы Северную гору включить?
- Пока очень тяжело. Сейчас кризис. Газета существует на деньги рекламодателей.
- Я сочувственно отношусь к публикациям в вашей газете и горжусь, что есть такие люди, как вы.
- Спасибо вам!
- Я, знаете, я бы хотела дать материал, как работает милиция. У меня есть переписка, отписки. Дай Бог вам здоровья, и хранит Вас Господь!
- Спасибо вам!
- И ещё такой вопрос: у нас дом залит фекалиями под полом. Госпожа Урядникова отвечает в газетах: это – бытовая проблема. Хотя наш дом затапливает канализацией уже 6 лет.
- Принесите в редакцию более подробную информацию, пожалуйста, будем разбираться.

- Надежда Гавриловна. По ночам люди гуляют. Я живу на Ленинском проспекте. Они чем занимаются? Пьют.
- Ну комендантский час тоже не введёшь.
- Гулять-то можно, но они потом начинают – кто-то кого-то грабит, нападают.
- Спасибо за то, что вы подняли эту проблему. Это важно для Калининграда.



Читайте также в этом выпуске (№ 687):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia