«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 684 (30.06.2009 - 06.07.2009)
.
ЖИТЬ ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ НЕ ПОЛОЖЕНО?
Ольга Запивалова

Уже много лет сотрудница Калининградской областной таможни Ирина Чернова вместе с мамой и двумя дочерьми живёт в жутких условиях. Одна из дочерей, 16-летняя Юля, перенесла две операции по удалению раковой опухоли головного мозга и инсульт. Семья вынуждена ютиться в комнатке на первом этаже аварийного дома
В сильные дожди дом погружается в огромную лужу, одна из стен дала трещину, время от времени дождевой водой заливает квартиру, а из затопленного подвала поднимаются грибок и сырость. Дважды Ирина Чернова пыталась занять очередь на новое жильё по месту работы, но юристы таможни сказали, что им «не положено».
Чтобы понять всю трагичность ситуации, нужно знать историю младшей дочки Ирины Черновой, Юли. В четвёртом классе девочка стала инвалидом. Она пережила две сложнейшие дорогостоящие операции по удалению злокачественной опухоли головного мозга, длительный и сложный курс химио- и лучевой терапии, в прошлом году у девочки случился инсульт. После интенсивного лечения Юле стало лучше, но приступы случаются по сей день - иногда они проявляются как кратковременные потери памяти, порой отнимается речь, немеют конечности.

Страшный диагноз
Когда-то Юля была обычным ребёнком - жизнерадостная, шустрая, спортивная. В 2004 году девочку стало беспричинно тошнить, появились головокружения, случались обмороки. Обследования у врачей ничего не давали. Девочке ненадолго становилось лучше, а потом её состояние снова ухудшалось. Летом 2004 года Юля уехала в пионерский лагерь, оттуда её привезли на «скорой». После очередного приступа ей поставили страшный диагноз - злокачественная опухоль головного мозга. Юлю срочно увезли в отделение онкологии московского научно-практического центра помощи детям. С тех пор Ирина и её семья мужественно сражаются за жизнь и здоровье Юли. К сожалению, это один из тех случаев, когда для выздоровления ребёнка помимо моральных усилий требуются серьёзные финансовые вложения.
Летом 2004 года Юле сделали две сложнейшие операции (одолженные на это деньги они возвращают до сих пор). За девочкой требовался серьёзный уход, спокойная обстановка, стерильность, особое питание, дорогостоящие лекарства. Юле с мамой приходилось летать в Москву каждые две недели, потом каждые три месяца, теперь каждые полгода - поездки и проживание в столице были за свой счёт. Девочке то становилось лучше, то она вновь оказывалась в больнице.
После инсульта у Юли парализовало половину тела, она ничего не помнила, никого не узнавала. Но благодаря усилиям докторов и родных Юли у девочки восстановились двигательные функции, вернулась память, речь. Юля очень слабенькая, общее состояние не позволяет ей жить полноценной жизнью: ребёнок редко выходит из дома, девочка уже несколько лет не была на море.

Ни поддержки, ни денег
Сейчас Юля проходит дистанционное обучение на дому. Для неё разрабатывают специальную программу, чтобы не перегружать и без того слабые сосуды головного мозга. Естественно, для продолжения обучения пришлось раскошелится на компьютер, монитор, Интернет и другие необходимые составляющие «сетевой» учёбы.
Уже 9 лет как Ирина развелась с мужем. Все эти годы «папа» живёт своей жизнью, а 2-комнатную жилплощадь на улице Галицкого, 36б в Калининграде они вынуждены делить «поровну» - одну комнату занимает папа, другую (проходную) четверо женщин: мама, бабушка, Юля и её старшая сестра Алёна. Когда они ложатся спать, разложенные диваны плотно занимают всё пространство комнаты.
Чтобы хоть как-то отгородиться от ставшего чужим человека Ирина была вынуждена установить в проходной комнате стену и дверь (это обошлось ей в 25 тысяч рублей). Кем он работает и сколько получает, никто не знает. Нетрудно догадаться, что и алиментов, по словам матери, он не платит.

Квартира
не положена?
Семья Мартыновых-Черновых приехала в Калининград из Казахстана в 1994 году. Как и многие другие семьи, они не выдержали притеснений русских. Получили статус вынужденных переселенцев. Как только приехали в Калининград, Ира устроилась работать в багратионовскую таможню.
- Трёхкомнатную квартиру в Казахстане нам удалось продать за 7900$, - рассказывает Ирина. - Сначала на эти деньги мы сумели купить лишь небольшую комнату в Прибрежном в доме, похожем на сарай. Впятером жили на 20 метрах, вода холодная, ванна не предусмотрена. Через три года продали мамину квартиру в Алма-Ате и за 10 тысяч долларов США купили эту двушку по улице Галицкого (он находится за школой милиции, по соседству с тем домом, что несколько лет назад развалился вместе с жильцами, когда по счастливой случайности никто не пострадал).
Как только Ира начала работать, у неё появился шанс получить квартиру - тогда сотрудников таможни обеспечивали служебным жильём. Но в таможне её отказались даже поставить на очередь - юристы заверили её, что прежде она должна прожить в России 5 лет.
- Я терпеливо ждала, - продолжает Ирина. - Через 5 лет снова попыталась встать на очередь - мне снова сказали, что не положено, потому что у нас в собственности уже есть квартира...
Ирина дослужилась до старшего инспектора Багратионовской таможни. Но два года назад (перед реструктуризацией таможни) в семье появились новые статьи расходов. Работодатели поставили условие: тем, у кого нет высшего образования, нужно учиться или увольняться. Теперь 16 тысяч в год Ирина вынуждена платить за учёбу. Пока у неё нет диплома, её понизили в должности - теперь она работает на «Инмаре» старшим специалистом. Кроме того, старшая дочь Алёнка заочно учится в РГУ им. И. Канта. Её учёба обходится семейному бюджету примерно в 26 тысяч рублей в год. А здоровье Юли всё так же продолжает зависеть от хорошего питания, дорогостоящего лечения и нормальных условий жизни. Раньше 71-летняя бабушка подрабатывала консьержкой и уборщицей, но после того как у Юли случился инсульт, она уволилась, чтобы помогать ухаживать за внучкой.
- Экономить приходится на всём, поэтому о размене квартиры с доплатой мы и мечтать не можем, - вздыхает Ирина.

Замкнутый круг
Дом, где живут Мартыновы-Черновы, довоенной постройки. Несколько лет назад в стене образовалась трещина, а в подвале вышла из строя довоенная дренажная установка. Об этом давно известно и администрации города, и Роспотребнадзору. Дом находится в низине, в подвал постоянно сливаются канализационные стоки, от которых в квартирах первого этажа стоят сырость и вонь. Порой во время ливней вода и грязь со двора поднимается в квартиры первого этажа! После одного из таких потопов в квартире рассохлась вся мебель - пришлось её выкинуть и покупать другую.
Единственный официальный ответ Ирина Чернова получила только относительно дренажа в подвале, чиновники констатировали: установка ремонту и восстановлению не подлежит. Весной прошлого года дом на Галицкого был признан аварийным и непригодным для проживания. Это соответствует истине - проживание в таких условиях даже для здорового-то человека чревато последствиями, что уж говорить о ребёнке-инвалиде, который практически круглосуточно уже столько лет вдыхает затхлый воздух сырого подвала и канализации! Кроме того, жизнь в этом доме угрожает не только здоровью: кто ответит за жизни людей, если под действием влаги, постоянно поступающей в подвал, рухнет стена?
По словам Ирины, после того как дом признали аварийным, ничего не изменилось. Дом даже не попал в список подлежащих расселению.

Помогут или отвернутся?
К сожалению, история с Юлей - один из тех случаев, когда для сохранения жизни и улучшения её здоровья нужны средства, причём немалые. Ирина отказывает себе во всём, лишь бы поднять дочерей на ноги. Но семья понимает одно – в таких условиях они долго не протянут... Любой стресс или ОРЗ могут стоить жизни ребёнку. Ира - сильная женщина, способная поддержать и содержать своих дочерей, престарелую маму. Несмотря на трудности, она остаётся приветливой, доброжелательной, оптимисткой. Только надолго ли ей хватит этого оптимизма?
На днях семью Ирины посетила помощник депутата по 13 городскому округу Юрия Василюка. Ольга Евтушенко выслушала их проблемы, пообещала помочь чем сможет, но, к сожалению, квартирные вопросы не в ведении депутата. С просьбой о помощи для семьи Ирины Черновой мы обратились к главе городской администрации Феликсу Лапину и нынешнему руководителю Калининградской областной таможни Александру Чебаеву. Остаётся надежда, что кризис не помешает им решить хотя бы одну проблему, одной отдельно взятой семьи. О реакции городских властей и руководства таможни мы расскажем в следующем номере.
Координаты Ирины Черновой есть в редакции «Дворника», желающие оказать поддержку этой семье могут звонить по телефону 30-94-30, журналисту Ольге Запиваловой.
ДВ



Читайте также в этом выпуске (№ 684):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia