«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 674 
Колонка Арсения Махлова
Колонка от Арсения Махлова 21.04.09
Арсений Махлов
Сегодня или завтра журналистам Игорю Рудникову и Олегу Березовскому следственным комитетом при прокуратуре РФ будет заново предъявлено обвинение по “факту “избиения” шестнадцати вооружённых ОМОНовцев. Обвинение, возвращенное Псковским судом на “доработку” в прокуратуру Калининградской области в связи с явными нарушениями в материалах “подготовленного” дела (подробнее читайте в текущем номере “Дворника”). В отношении меня уголовное дело продолжается: сотрудники милиции землю носом роют, чтобы “доказать” дачу несуществующей взятки 50 евро за несуществующее правонарушение.
Какое-то весеннее обострение. В предыдущей колонке я обещал написать о причинах, из-за которых милиция в очередной раз (как с Рудниковым) пошла на проведение немыслимой (и нелепой) провокации “с дачей взятки должностному лицу”. Причины, разумеется, кроются в политике. Фактически сегодня я знаю, как, почему и кем планировалась эта провокация. Но мои данные, как бы это сказать, “оперативные”. Поэтому дальше, уважаемые читатели, я изложу свои мысли в виде басни, события и персонажи которой, разумеется, вымышлены, “всякое совпадение с реальностью случайно”...
Итак, действующие лица:
Босс N-ской области по имени Губернатор;
Начальник N-ской милиции – Генерал;
Рыбный министр Русской Федерации – Крайний;
Полпред президента Русской Федерации – Клебанов;
Журналист N-ской газеты “Дворникъ” – Журналист.
Место действия - N-ская область, город N-ск. Время – март-апрель.
Началось всё с публикации в одном из изданий, к которым имеет отношение Журналист, странного телефонного разговора между двумя предпринимателями, договаривавшимися об обеспечении “ментовской крыши”. Из разговора нельзя было сделать выводов о фамилиях предпринимателей или фирмах, к которым они имеют отношение, но сами персонажи себя, конечно, узнали. Один из них очень-очень близок к Генералу. Более того, через некоторое время в том же издании появилась информация о неформальных кредитах, выдаваемых в одном из банков. Сами кредиты якобы давались частными гражданами в форме и при погонах, а в упомянутом банке работает зять Генерала. Всё это очень обеспокоило начальника N-ской милиции. Генерал понимал, что его положение довольно шатко. Он умудрился поссориться с влиятельными таможенниками, возраст требовал нового звания, ситуация с раскрываемостью преступлений и кадровой текучкой в милиции сложилась аховая. На всякий случай Генерал поставил телефон Журналиста “на постоянное прослушивание”.
Оставим ненадолго Генерала с его телефонными играми и перейдём к Губернатору. К кризису Губернатор подошёл с довольно плачевными результатами. Рейтинг правящей партии (около 30%) и личный рейтинг Губернатора (менее 20%) в N-ской области были самыми низкими на Северо-Западе (рейтинги замерялись по всей стране по заказу администрации президента). Мегапроекты, которыми грезил Губернатор, похоже, проваливались совершенно. Финансирование из центра сворачивалось. Более того, Губернатор умудрился настроить против себя многих людей, принимающих решения в русской политике. И винить за всё это Губернатор мог только себя, ведь предыдущая волна репрессий, проведённая в N-ской области, совершенно зачистила её от врагов Губернатора. Это не добавляло оптимизма, гнев хотелось выплеснуть.
Однажды к Губернатору пришёл Генерал. И положил на стол распечатку телефонного разговора Журналиста с Рыбным министром Крайним.
Крайний: “Да не хочу я быть боссом в N-ской области. Мои сегодняшние возможности значительно шире возможностей руководителя региона. Видимо, у вас очень многие хотят отставки Губернатора и готовы рассматривать любые варианты”.
Журналист: “Видимо, так и есть. У Губернатора не сложились отношения с большой частью N-ской элиты. Да и в общественном поле он в последнее время ведёт себя неверно”.
Крайний: “Что ты имеешь в виду?”
Журналист: “Резкое сокращение зарплат врачей, учителей, например. Действия же с лечебными учреждениями вовсе неадекватные. В области сократили количество роддомов с 21 до 4-х! Женщинам из Балтийска, например, приходится ехать рожать в N-ск, уже есть несколько случаев, когда роды случились в дороге. А закрытие медсанчасти номер 1? Десятки пикетов провели люди, но Губернатор стоит на своём. А объединение наркодиспансера с психиатрической больницей и “вывод” их за пределы города с “освобождением” двух огромных кусков земли в центре? Вовсе кощунственным выглядит закрытие Центра реабилитации детей, больных ДЦП. Их чуть больше пятисот. Деньги на самом деле копеечные требуются из бюджета, но для родителей этот Центр – единственная надежда. Я, конечно, понимаю, что место в районе спорткомплекса “Юность” кому-то могло приглянуться, но нельзя же уж совсем ничего святого не иметь!.. Всё это провоцирует людей на волнения и протесты.
И, самое главное, в сегодняшних действиях Губернатора можно увидеть довольно существенную коррупционную составляющую”...
Распечатка этого телефонного разговора привела Губернатора в бешенство. Ему казалось, что он нашёл наконец-то одного из тех, кто “сливает” его в Москву. А тема ещё и усугубилась. О проблеме Центра реабилитации детей, больных ДЦП, в N-ской области написали лишь две газеты: “Дворникъ” и “Известия N-ска”, из телевизионщиков – только собкор ОРТ Грознецкий решился снять сюжет (после этого сюжета Губернатор лично звонил в ОРТ, требуя увольнения собкора). Остальные или побоялись, или не сочли тему достаточно интересной. Зато её посчитал интересной президент Русской Федерации Медведев. Вопрос о Центре включили в качестве одной из тем для президентской видеоконференции. Видеоконференцию готовили заранее. Сотрудники администрации N-ской области кинулись к родителям детей, больных ДЦП, излучая заботу и внимание к их нуждам. Бросились с уговорами. Чиновники хотели, чтобы родители “смягчили” проблему в глазах президента. Добиться этого от родителей не удалось. Тогда Губернатор элементарно сбежал. В свой французский дом, в отпуск. Вместо себя он поручил своему вице-боссу краснеть перед президентом. Медведева такое поведение Губернатора разозлило. Он задал прямой вопрос полпреду Клебанову: где Губернатор? На что Клебанов ответил: я, дескать, отпустил Губернатора в отпуск только на три дня, к конференции тот обязан быть на своем месте...
Центр в результате сохранили. Губернатор на этой истории заработал огромный минус. А ведь именно сейчас решается вопрос: продлит ли президент его полномочия ещё на один срок.
Каждый вторник вечером в кабинете у Губернатора проходят “честные планёрки”. На них присутствуют Губернатор, Генерал, Директор ФСБ, Замполпреда, Прокурор, Федеральный инспектор, остальные вызываются по необходимости. Идёт совершенно откровенное обсуждение событий, людей, имён... Планируются все действия без стеснения в выражениях и обременения себя формальностями. На одной из таких “планёрок” Губернатор дал отмашку Генералу: сажать. Под любым поводом и предлогом. Посидит Журналист пару месяцев в СИЗО, подумает... Глядишь, станет послушнее и сговорчивее, как другие стали. Или дальше сидеть будет. За это время уж все кадровые вопросы утрясутся.
Генерал поручение выполнил. Милицейская провокация состоялась. Ход её Генерал контролировал лично и докладывал Губернатору. Журналиста два дня продержали в изоляторе. Вот только санкции на длительное заключение под стражу суд не дал, несмотря на то, что Губернатор лично пытался давить на судей.
В каждой басне есть мораль. Есть она и в этой истории: время изменилось с того момента, когда сажали Рудникова за “избиение ОМОНовцев”. Тогда губернатор “подавал надежды”. Сейчас он - “хромая утка”.
И ещё. На днях президент России Дмитрий Медведев дал интервью “Новой газете”. Это первое появление чиновника столь высокого ранга на страницах самого дерзкого издания страны. Возможно, курс на “ограниченную демократию” себя исчерпал.
Арсений МАХЛОВ



Читайте также в этом выпуске (№ 674):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia