«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 673 (14.04.2009 - 21.04.2009)
.
КАЛИНИНГРАДСКИЙ АРБИТРАЖ: РАБОТА В ЭПОХУ КРИЗИСА
Игорь Белов

Утром 2 апреля в центре Калининграда царило оживление, пусть и не спровоцированное большим количеством милицейских «мигалок» и людей в форме. И тем не менее – к зданию Арбитражного суда Калининградской области, что на улице Рокоссовского, спешили представители юридической науки и юристы-практики. В эти дни здесь состоялось очередное заседание Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Северо-Западного округа.
Начало на стр. 1
Что же это за структура – Научно-консультативный совет? Известно, что Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа является кассационной инстанцией для всех арбитражных судов Северо-Запада: именно там зачастую и ставится последняя, решающая «точка» во многих хозяйственных спорах. В совет входят председатели всех арбитражных судов округа, а также крупнейшие петербургские ученые-юристы. Безусловно, работу совета не оставляет своим вниманием и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации: в этот раз в работе совета приняла участие Татьяна Андреева, заместитель председателя Высшего Арбитражного Суда. А юридический факультет Санкт-Петербургского университета представляли светила отечественной науки Валерий Мусин, Михаил Шварц и Владимир Попондопуло.
Задача совета – «свести» вместе арбитражный суд и науку, обсудить накопившиеся неясные вопросы по применению гражданского и процессуального законодательства, услышать мнение ведущих российских правоведов, которое – так уж повелось! – не всегда совпадает с мнением практиков. Почему так получается, я напрямую спросил у Валерия Мусина, заметив, что ему всегда есть что возразить судьям, а то и покритиковать их.
- Видите ли, – отвечает Валерий Абрамович, – на этом совете я чувствую себя так же, как на заседании своей кафедры, вот этим он меня и привлекает. Здесь обсуждаются те вопросы юридической практики, которые имеют большое научное значение. Важно не то, чтобы судьи легко адаптировались к моим идеям, а чтобы мои идеи соответствовали жизненным реалиям. Если это так, тогда изменится практика. Вообще, я тут вспоминаю слова Брежнева, который на каком-то съезде партии сказал: «Нет ничего практичнее, чем хорошая теория». Это правильно. Наука на высоте тогда, когда она опережает практику, когда видит тенденции и может подсказать, как избежать будущих ошибок. Но для этого она должна плотно общаться с практикой: тот же Михаил Шварц – один из лучших судебных ораторов Петербурга, а у вашего покорного слуги почти двадцатилетний опыт работы в международном арбитраже. И я стараюсь, чтобы мои научные рекомендации помогали практике.
В этот раз основной темой, обсуждаемой на заседании совета, стали вопросы, связанные с применением закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Вопрос, надо сказать, далеко не праздный и вполне себе практический, я бы даже сказал, весьма для нашей страны актуальный еще со времен гоголевского «Ревизора». Почему? Да потому, что цели этого закона – предупреждение коррупции в органах государственной власти и защита бюджета. Грубо говоря, процедура проведения конкурсов на поставки товаров препятствует чиновнику сговориться со своим знакомым бизнесменом и приобрести эти самые товары для нужд государства втридорога, положив разницу в цене себе в карман. А арбитражный суд в данном случае является той инстанцией, где выясняют отношения участники конкурсов и аукционов, по тем или иным причинам недовольные их результатами.
И всё же – несмотря на такой, казалось, сугубо профессиональный разговор в воздухе витали и темы общие, глобальные. На второй день совета, после «круглого стола» и совещания председателей судов, я пообщался с заместителем председателя Высшего Арбитражного Суда России Татьяной Андреевой – и поинтересовался: повлиял ли мировой финансовый кризис на характер дел, поступающих в арбитражные суды страны, изменились ли отношения предпринимателя и суда, увеличилось ли количество дел или, скажем, количество банкротств? Способна ли сегодня судебная власть «удержать на плаву» российскую экономику, не дать ей погрузиться в хаос и стагнацию?
- Действительно, – говорит Татьяна Константиновна, – практика последних месяцев отчётливо свидетельствует о том, что в суды стало поступать все больше исковых заявлений. Мы сегодня проводили совещание с председателями судов округа, и статистика у всех одна – рост дел гражданско-правового характера. Появляется много исков, связанных с неплатежами, невозвратом кредитов.… Но лично мне кажется, что когда люди не идут на митинги и разборки, а обращаются в арбитражный суд, который дает правовое решение их разногласий, это неплохо. Я думаю, что именно практика арбитражных судов позволила стабилизировать ситуацию в стране в 98-м году, при помощи цивилизованных способов разрешения проблемы неплатежей, вопросов банкротства. То же самое происходит и сейчас.
И, конечно, тот факт, что заседание совета проводилось в Арбитражном суде Калининградской области, периодически заставлял задуматься – а как обстоят дела у нас? И, собственно, почему местом проведения совета был избран именно Калининград? Конечно, есть исключительно прагматичный резон – технически калининградский арбитраж в его нынешнем виде как нельзя лучше подходит для подобных совещаний. Здание бывшей немецкой гимназии, в неухоженных разваливающихся помещениях которой в 90-х годах ютился суд, деля этажи и кабинеты с управлением юстиции, налоговой инспекцией и другими различными структурами, стараниями нынешнего председателя суда Александра Орлова превратилось в одно из самых красивых, современных и внушительных учреждений в центре города.
- Ещё лет семь назад, – вспоминает Людмила Эльт, заместитель председателя Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, – мы узнавали калининградские дела, которые приходили к нам в канцелярию, по качеству и внешнему виду, а вид у них был, мягко говоря, непрезентабельный. Сегодня все радикально изменилось в лучшую сторону, и я могу это понять – в таком здании просто стыдно плохо работать. Я хочу с удовлетворением отметить, что вырос профессионализм ваших судей, причем существенно вырос. Нормы материального права, скажем, в сфере налогового законодательства, правильно трактуются и применяются.
Условия работы это, конечно, хоть и важно, но гораздо важнее – ее результаты. В последние несколько лет калининградский арбитраж рассмотрел ряд серьезнейших, даже в какой-то степени судьбоносных для региона дел – здесь и нашумевшая история с кредитом «Дрезднер банка», и проблема с «Домом Советов», банкротства «Янтарного комбината» и ПСЗ «Янтарь»... К слову, последние два предприятия к настоящему моменту справились со своими экономическими проблемами и успешно работают. Кроме того, известно, что юристы судят о качестве судебной деятельности по одному простому критерию, против которого, как говорится, не попрёшь: «устояло» ли решение суда в кассационной инстанции, иными словами – отменили его в Санкт-Петербурге или оставили в силе. Примеров подобной «устойчивости» в калининградской арбитражной практике более чем достаточно, и вот самый яркий из них: четыре года назад, в ходе рассмотрения дела по заявлению кипрской компании «Дюк Инвестмент Лимитед» (правопреемника «Дрезднер банка» по этому делу) относительно признания и приведения в исполнение решения международного коммерческого арбитража о взыскании с Калинин¬градской области астрономической суммы «дрезднеровского» кредита и процентов по нему, калининградский арбитраж отказал в удовлетворении заявления. Это спасло регион от необходимости выплачивать многомиллионную сумму кредита, которая к тому же на тот момент растаяла, словно мартовский снег. В мае 2006 года данная позиция была поддержана Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа, а затем – Высшим Арбитражным Судом.
- Сегодня Арбитражный суд Калининградской области - это один из лучших судов округа и страны, – считает Игорь Стрелов, председатель Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа. – У нас в округе есть такая проблема, когда стороны, минуя апелляционную инстанцию, стараются идти сразу в кассационную. Законодательного запрета здесь нет. Но калининградские стороны, как правило, проходят апелляционную инстанцию. И если брать качество работы – а именно количество отмененных решений, то здесь показатели суда тоже очень хорошие, и они лучше среднестатистических.
***
Что ж, конечно, в рамках экономического правосудия арбитражные суды оказывают довольно большое влияние на бизнес – правда, для того чтобы суды могли хоть как-нибудь повлиять на ситуацию, к ним должны как минимум обратиться с иском. К счастью, нецивилизованные способы решения споров давно ушли в прошлое, остались в «лихих 90-х» с их кровавыми обычаями. Да и суд в последнее время стал более открыт и доступен. Концепция повышения открытости правосудия уже реализована, принят соответствующий закон, который предполагает широкое обнародование любой информации, связанной с деятельностью судебной системы. Самое главное – этот закон предполагает публикацию, то есть размещение в сети Интернет, всех судебных актов. Арбитражные суды уже это делают, и этот закон – признание сложившейся практики и распространение этого опыта в целом на систему судов России. Это повысит доверие к суду, поскольку, как говорят судьи, – мы сами расскажем о себе.
Игорь БЕЛОВ



Читайте также в этом выпуске (№ 673):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia