«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 673 (14.04.2009 - 21.04.2009)
.
ГУБЕРНАТОРСКИЙ ТУПИК, ИЛИ ОТ ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПРОХОДИМОСТИ – К «УХОДИМОСТИ»
Соломон ГИНЗБУРГ

В ходе недавнего форума мною была сделана заявка на тему «Возможна ли политическая дискуссия с руководством областной исполнительной власти?» Выполняю обещанное.
При демократии политический процесс – это не только спор и противостояние, но также внятное оппонирование и конструктивный диалог. В региональном политсообществе на фоне забронзовевшей партии власти сегодня отчётливо представлено несколько течений. Одно, например, несмотря на обещания защищать интересы пенсионеров, встроено в думскую фракцию большинства, лакейски обслуживает это большинство, что выглядит омерзительно. Другое является партией «управляемого гнева», имитируя защиту народовластия, но по принципиальным вопросам всегда «договаривается» с «Единой Россией». Представители следующего течения придерживаются такой позиции: «Если вы не баррикадах и в пикетах, значит, вы за преступный режим». Этот же взгляд разделяется многими видными «единороссами», по нужде входящими в политактив большинства, но искренне ненавидящими деятельность нашего поющего губернатора и его «московской подтанцовки». Архаичная формула «хороший царь – плохие бояре» перестаёт работать даже в сознании «медвежьего» большинства депутатов.
Руководство области не любит спора, не принимает его как жанр. «Спорщиков» с властью пытаются образумить, используя и «кнут», и «пряник». Через «охолуевшие» СМИ власть пытается внушить обществу, что калининградцы, задающие руководству региона жёсткие вопросы, стремящиеся призвать его к прозрачности, ответу, диалогу с гражданами, представляют деструктивные силы, непременно собирающиеся устроить красную или оранжевую революции. Вспоминаются слова Карла Радека (1885-1939): «Трудно со Сталиным полемизировать: ты ему сноску, а он тебе – ссылку». В то же время президент России недавно заявил, что «допустима и даже необходима дискуссия, а также критика курса власти или его поддержка, если вы считаете его правильным» («Комсомольская правда», 14 марта 2009 года).
Дмитрий Медведев понимает, что разумные решения власти возможны только с учётом замечаний, которые вносят оппозиция, критики, люди несогласные. Качество проводимой политики напрямую зависит от способности власти слышать мнение оппонента. Определение путей выхода из кризиса требует дискуссий и публичного обсуждения.
В демократическом обществе политика всегда осуществляется в режиме диалога, который означает соотнесение действий и реплик власти с действиями и репликами её оппонентов. Диалог предполагает, что слово оппозиции, направленное обществу, в то же время адресовано власти и предполагает её реакцию. Равно как и слово власти предполагает реакцию оппозиции. Право власти считать точку зрения оппозиции незрелой, популистской, бессодержательной. Но обязанность власти - это доказать. Иначе на смену диалога приходят мантры, речь, замкнутая на себе самой, что ведёт к отрыву от реальности, аутизму и политическому окукливанию. Как точно подметил Станислав Ежи Лец, «поющим в унисон слова не важны».
Правильные слова Георгия Бооса, произнесённые перед голосованием за его кандидатуру в областной думе, не были подкреплены делами. Будущим губернатором было сказано: «Считаю, что все партии имеют равные права на участие в политической жизни и имеют, безусловно, право требовать от меня реализации этих прав. Я буду обеспечивать всеми имеющимися в моём распоряжении средствами эту равную реализацию прав всех партий... Поэтому, безусловно, я буду работать и с оппозицией в областной думе, выслушивать оппозицию, прислушиваться к их замечаниям, корректировать действия там, где замечания будут не в бровь, а в глаз»... «Для того чтобы начинания были понятны людьми, безусловно, в первую очередь необходимо опираться на калининградскую элиту. Поскольку калининградская элита во многом отражает различные слои общества и различные интересы этих слоёв» (цитируется из протокола №84 заседания областной думы от 16 сентября 2005 года, с. 10-11). Эти обещания остались словами.
Губернатор не должен кичиться своей партийностью, а обязан защищать интересы всех жителей региона. К сожалению, он до сих пор так и не понял, что только сбалансированность споров и диалога не даёт обществу погрузиться в застой. Дальновидные лидеры в мирное время никогда не станут действовать по принципу: «Либо мы – либо они». Диалог между властью и обществом строится на формуле: «Мы делаем, вы же нас конструктивно критикуете, вносите альтернативные проекты, которые мы рассмотрим и, если посчитаем предложения разумными, возьмём их на вооружение. Либо отклоним их, но всё равно продолжим диалог». Такой подход основан на мудрости и выдержке, вере в собственные силы, политической культуре, предполагающей умение слушать и слышать. Однако руководству области предпочтительнее набор силовых методов. В этом случае, что бы ни говорил оппонент, у губернатора вызывает раздражение, негодование и сопровождается лишь одной ответной реакцией – «прижать и запретить».
Если ты неугоден, как глава местного самоуправления, тобой должна заниматься прокуратура, если, будучи депутатом, занимаешься законотворчеством и задаёшь неудобные вопросы, значит, для начала должен быть запрещён в СМИ, а потом с тобой «разберутся», если ставишь под сомнение, будучи журналистом, «великие» мега¬проекты, обещанные калининградцам, значит, будешь вызван «на ковёр». Всякие идеологические запреты ведут к инквизиции. С другой стороны, демонизируют оппозицию те, кто боится и не уверен в своих силах.
Драма губернатора состоит в том, что, несмотря на свои способности и природное обаяние, в силу эгоцентризма, граничащего с нарциссизмом, авторитарно-диктаторского стиля руководства, политически он всё больше напоминает тающую со всех сторон льдину.
Последние годы в регионе насаждается «лужковщина» в самом одиозном виде. Как остроумно выразился один общественный деятель, проблема некоторых губернаторов в том, что они «желали бы жить как Абрамович, а управлять как Сталин».
Невольно характерными чертами управления регионом стали следующие десять факторов:
1. Ставка на семейственность, политическая «распальцовка», отстаивание кланово-олигархических интересов.
2. Авторитарный стиль руководства по принципу «Есть две точки зрения – моя и неправильная». Превращение региональной думы в периферийное устройство исполнительной власти и голосовательный терминал.
3. Ротация откровенно слабых, подчас скомпрометированных фигур. Очевидно, так легче сиять на их фоне.
4. Деление на «столичных» и «местных». Разного рода преференции первым и жёсткая критика вторых.
5. Угодничество команды, ее деятельность по принципу «шутки хозяина всегда смешней».
6. Пропаганда утопических мегапроектов, меняющихся с калейдоскопической скоростью. Отсутствие квалифицированной экспертизы перед принятием управленческих решений.
7. Представление в федеральный центр приукрашенной информации о положении дел в регионе, стремление подмять под себя федеральные структуры, прежде всего правоохранительные.
8. Действия по ослаблению институтов народовластия, местного самоуправления, укрепление бюрократии, деление на «своих» и «чужих», попытки (часто провальные) проведения показательных порок.
9. Принятие решений, наносящих ущерб социальной сфере, например здравоохранению.
10. Цензура, ставка на марионеточные СМИ, прежде всего телевидение, пропагандирующее несуществующие достижения.

Общественность так и не получила внятных ответов о судьбе заявленных мегапроектов, будь-то строительство АЭС и создание игорной зоны, о региональном сценарии защиты интересов граждан в условиях социально-экономического кризиса, перспективах областного здравоохранения и т.д. Здесь уместно процитировать выдержки из недавнего открытого письма депутатам Калининградской областной Думы заслуженных работников культуры РФ: «На фоне страшного бедственного состояния районных культурных центров, резкого сокращения финансирования областных учреждений культуры (филармония, драматический театр, музыкальный театр и т.д.) проводятся и вновь планируются грандиознейшие презентации Калининградской области в разных странах (Франция, Италия, Израиль, Германия, Польша, Литва...). Эти мероприятия, по-видимому, жизненно необходимы определенной группе чиновников и их великому множеству друзей и родственников, которые неизменно входят в состав творческих делегаций. Но на эти презентации тратятся огромные суммы денег, бюджетных денег, на которые вполне можно было бы решить многочисленные проблемы нашей культуры... Нынешний губернатор господин Боос рано или поздно покинет нашу область. Но у разбитого корыта останемся все мы».
Пропасть между губернатором и значительной частью общества объясняется отсутствием честного неконъюнктурного искреннего диалога. Сильный лидер всегда слушает и слышит. В противном случае он загоняет себя в тупик, выйти из которого можно лишь через отставку. Добровольную либо принудительную.
Соломон ГИНЗБУРГ
Публикация оплачена из средств Фонда «Региональная стратегия»
Оставить комментарий или задать вопросы автору можно в Интернете (http://rugrad.eu/communication/blogs/blog_Ginzburg/544/)

МНЕНИЕ
Арсений МАХЛОВ, учредитель газеты «Дворник»:
- Георгий Боос - фигура очень трагичная. И пик жизненной трагедии приходится на период его пребывания в Калининградской области. Он начинал активную жизнь бизнесменом при Мэре. Первые госзаказы, Москва, фантастические деньги, ощущение успеха и всесилия... перспективы. Депутатство, «Отечество - Вся Россия» (федеральный проект), чиновничий постперестроечный взлёт - глава налоговой службы... Боос - дитя перестройки. Он поверил, что всё легко. В жизни - легко. От идеи до воплощения - один шаг. Разумеется, проект маленькая «Калининградская область» выглядел чрезвычайно привлекательно... издалека. Он приехал «побеждать», приехал на «поле», к крестьянам, чью жизнь он искренне хотел по-быстрому улучшить, и дальше - как метеор - к высотам! А «крестьяне» засосали, их болото, оказалось, нуждается в орошении, осушении, дренаже и ещё в сотне мелких последовательных и скучных действий. Они оказались не глупее москвичей, но вопросы их мельче. Боос ждал любви, однако... начал с «Налога на автотранспорт». Калининградцы не поняли этого налога. Просто не поняли «человека из Большой России», впервые увидевшего массу «дорогих» подержанных иностранных автомобилей на улицах. Не получив любви сразу, Боос начал её брать силой: уничтожение Рудникова, захват «Каскада», вытеснение Савенко, покорение «оппозиционеров» и СМИ... Он пытался работать сутками: пробивал Игорные зоны, АЭС, Приморское кольцо... Народ не верил - приглядывался. Его песни под гитару, стремление обаять журналистов, переживание «как я выгляжу» - это завоёвывание любви. Безуспешное. Поэтому Боос начал прятаться от нелюбви. Прятаться в компанию восхищённых людей: молоденьких московских «птенцов»; гибких бизнесменов - Атаманов, Дровняшин, например; лукавых министров - например, Шалимов, Рольбинов, Лапин; доступных журналистов - «Каскад», ГТРК, «Комсомолка», «Вечёрка»... Он стал опираться на то, что не сопротивляется. Он не знает, какая мысль гениальна, какая ошибочна. Омут. Из которого один путь - побег вверх, пока ошибки не повисли гирями на карьере. Отсюда и стремление к «блестящей отчётности». Но... не получается. Не зовут пока. А тут - кризис, заставший в провинции, нарастающее недовольство «крестьян», силовые методы, которые срабатывают всё хуже, растерянность. После феерии 90-х такое состояние мучительно. Боос же молод и полон сил. А мудрость, к которой Вы, Соломон Израилевич, его призываете, накапливается медленно, по капле.



Читайте также в этом выпуске (№ 673):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia