«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 647 (23.09.2008 - 30.09.2008)
.
ЭКОНОМИКИ НИКАКОЙ И СМЫСЛА НИКАКОГО
ЭКОНОМИКИ НИКАКОЙ И СМЫСЛА НИКАКОГО
rugrad.eu Аналитика / Интервью
О том, что из себя представляет калинин¬градский рынок общественного питания, и о причинах продажи «Валенсии» и сети «Разгуляй», RuGrad.eu рассказал депутат окружного совета депутатов Калининграда, президент одноимённой группы компаний Александр Ковальский.

- Как вы можете охарактеризовать региональный рынок общепита?
- Калининградская область, за исключением Калининграда, является вообще «пустым» пространством, свободным от бизнеса в сфере общественного питания – нет ни ресторанов, ни кафе, а если они кое-где и есть, то находятся в зачаточном состоянии, свойственном концу 80-х - началу 90-х годов.
Калининград, естественно, в этом вопросе более продвинут. В городе представлен весь спектр заведений общественного питания: от ресторанов до уличных кафе. Однако образ жизни людей меняется. Люди чаще начинают питаться вне дома, и в выходные дни бывает сложно куда-либо попасть.
Думаю, что качественные изменения будут происходить в направлении кафе, фастфудов, одним словом, быстрого питания. Останется робкая сеть ресторанов, но будущее всё же за кафе.
За последние 5 лет посетитель ресторанов и кафе изменился коренным образом. С каждым годом требования людей возрастают, и теперь посетители обращают внимание и на посуду, и на качество обслуживания. Люди получили возможность сравнивать с иностранным общепитом, и это не может не отражаться на их потребностях и ожиданиях.
- Многие калинин¬градские кафе и рестораны переходят на систему самообслуживания. Можно ли это считать региональной тенденцией?
- Это никакая не тенденция. Объясню на примере Европы. Приезжаешь в любой город, и там есть весь ряд заведений - от фастфудов до фешенебельных ресторанов. Каждый бизнесмен выбирает концепцию заведения сам. В рамках каких-то конкретных концептов самообслуживание организовать бывает просто невозможно. Вот даже взять «Макдоналдс» - это самообслуживание или нет? С одной стороны, ты сам подходишь, а с другой - тебе что-то дают.
Была «Солянка», мы посмотрели, что самообслуживание в такой форме востребовано, и открыли «Разгуляй» на Советском, а потом и «Дон Ченто» появилось. У нас ведь в Калининграде как: один сделал, остальные увидели, что люди пошли, и сразу бегут делать то же самое. Только пока они это делают, идея уже становится неактуальной. Иногда что-то переносится из других городов, однако даже после тщательных расчётов риск того, что «не пойдёт», всё равно остаётся.
- А хватает ли у нас такого рода ресторанов, куда люди специально «собираются и одеваются»?
- На данный момент думаю, что да. Однако есть ещё интересные моменты, которые не реализованы. Например, нет ни одного ресторана - стейк-хауса, где подают хорошее мясо, нет профессионального ресторана с морепродуктами. А по большому счёту для Калининграда пока всего достаточно.
- В чём основные причины продажи вами ряда ресторанов?
- То, что мы сделали, - это типичный пример переориентации бизнеса. Во-первых, на основе бизнес-расчётов мы перестроились на «Фёсты», а во-вторых, это был отчасти эмоциональный фактор, так как «Валенсия» и «Разгуляи» существовали уже с 1994 года, мы хотели чего-то нового. Мы просто научились делать рентабельный бизнес, и почему бы его на определённом этапе не продавать? Есть успешный проект, который работает, мы этот проект реализовываем, а затем продаём и берёмся за новый. Есть же люди, которые разрабатывают и производят машины, вот и мы, в принципе, делаем то же самое. Когда выведем свои кафе на такой уровень, что их захотят купить по адекватной цене, то мы их продадим и возьмёмся за что-нибудь новое. «Валенсию» продали Андрею Кропоткину, владельцу ресторана «Жажда», который захотел расширить бизнес.
Кто-то пустил слух, что мы куда-то убегаем. Тогда зачем мы открываем новые заведения, в том числе и в Янтарном? В итоге за последнее время продали 3 заведения, а создали 5. В скором будущем планируем открыть ещё три «Фёста», может быть, даже где-нибудь в Европе сделаем, может, ещё в области.
- Планируете ли вы создавать новые «точки роста» вашего бизнеса в Калининградской области?
- Янтарный – это море, самый широкий пляж в области. Понятно, что мы там делаем. Что мы можем делать в Гусеве - непонятно. Это, безусловно, хороший город, но бизнес в Гусеве должны делать те, кто там живёт. «Фёст» в Светлогорске для нас также является очень понятным явлением. Никаких хитростей нет. По поводу Светлогорска мы всё-таки ещё решаем, его сезонность – для нас не совсем подходящая вещь. Хоть курорт и круглогодичен, но всё равно с осени до весны там отдыхают так называемые «люди с соцпакетом», которые не всегда могут позволить себе сходить в кафе.
- Оказало ли какое-либо ощутимое влияние на ваш бизнес приход сетевиков «Мирового Кофе» и «Шоколадницы»? Как вы оцениваете поэтапное расширение сети чайных «Унция» Владимира Кацмана?
- В принципе, никого из них мы за конкурентов не считаем. «Мировое Кофе» и «Шоколадницу» в Калининграде открыли не сетевики. Москва к этим заведениям имеет совершенно опосредованное отношение, иначе говоря, это кофейни не москвичей, а местных, в которых мощных конкурентов мы не видим. Житель Калининграда или Гусева может к нам также прийти и предложить открыть у него в помещении «Фёст», и мы с ним также можем работать на основе франчайзинга. Вообще, мне нравится то, что делает Кацман. Нравятся и «Дон Ченто», и «Унция». Кафе – это такой комплекс: кофе и чай, времяпрепровождение, знакомства и встречи. То есть более широкий спектр, чем у чайной. Чайная - это вкусный чай, небольшая деловая встреча, то есть это полчаса, а дальше становится скучно. В кафе возникает некая тусовка, движение, музыка…...
Всё это выдуманные сказки про сетевых игроков, которыми мы друг друга пугаем. Мы сделали четыре «Фёста», и больше их делать просто негде. В Калининграде 450 тысяч жителей, а в Москве 12 миллионов. Мы же общаемся со столичными коллегами, в том числе и на предмет их входа в Калининград, на что они нам отвечают: «А почему бы вам не сделать что-нибудь, скажем, в Полесске или Славске, вы же тоже сетевики». Уже на этапе просчёта экономики они понимают, что это им не надо. Есть Москва, Петербург и другие крупные города для их проектов, а Калининград – маленький город. Мы себе его рисуем как центр вселенной, а он - всего лишь маленький городок: экономики никакой и смысла никакого.



Читайте также в этом выпуске (№ 647):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia