«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 642 (19.08.2008 - 26.08.2007)
Колонка Арсения Махлова
Колонка, 19.08.2008
Арсений Махлов
Давненько я хотел об этом написать, да только все повода не было. Пятидневная война с Грузией дала грустный, но веский повод. Мы совершенно проигрываем информационно. Россия подверглась (всё-таки незаслуженному) порицанию со стороны практически всех мировых держав. И в первую голову – со стороны бывших «братских», союзных республик (Литвы, Латвии, Эстонии, Украины...). Оказалось, что у нашей страны в мире нет друзей. Не то что их нет каких-то, а то, что их никаких нет. Вышло так, что своим ближним ли, дальним ли соседям мы ничего не можем предложить, кроме энергоресурсов и угроз. Большой русский медведь, встающий с колен. Причём направляющий свои когти и армады против маленькой, но такой свободолюбивой Грузии. Про существование какой-то там Абхазии-Осетии иностранцы ведать не ведают до сих пор. А те, которые знают, боятся ещё больше: Украина сразу с опаской косится на СВОЙ Крым, Литва – на Клайпеду и т. д. В этой ситуации очень своевременно, мне кажется, поговорить об этнических русских, проживающих на территории соседских республик. Они-то как раз могли б оказать существенное влияние на свои правительства. Но... не оказали.
Литва. Русских в Литве мало (по официальной статистике – чуть больше 6%, по неофициальной – до 11%), но не это главное. Они совершенно пассивны и размыты в общелитовской среде. Мимикрировали. Возможно, причина в том, что изначально Литва была чрезвычайно лояльна к меньшинству. Гражданство было дано автоматически всем жителям, проживающим в Литве на момент провозглашения независимости (1989), правда, согласившимся принять присягу на верность Литве. Присяга казалась делом несущественным. Русские активно учили язык, включались в товарно-денежные отношения, зачастую меняли фамилии, добавляя литовские окончания. В политику они не лезли – им особо нечего было защищать, интересы новой родины были увлекательны, но не очень понятны. Родина же этническая русских, скорее, отпугивала: грязными и корыстными таможнями, нищетой, бюрократией, криминальной атмосферой и лукавым прищуром гаишников. Отмечу, что наша страна и сегодня ведёт себя с соотечественниками (даже теми, кто сохранил российское гражданство) по-свински: они не обладают никакими правами в сравнении с иностранцами, стоят те же очереди в консульствах, лишены на территории России медицинской помощи, платят 33% подоходного налога, если решаются у нас работать... Один русский «иностранец» сказал мне: «Как бы к нам ни относились здесь, хуже всего относятся к русским в России»... Со временем официальное отношение литовских властей к России ухудшалось. Основных причин тому было две: появление у «медведя» экономических интересов (цена на газ и прочие энергоносители, стоимость транзита, перевод российских грузов в российские же порты, наконец, закрытие нефтепровода «Дружба») и влияние американцев (те накачивали долларами банковскую систему Литвы, проводили обучающие программы для литовских чиновников, формировали «информационные поводы»). Одновременно последовательно ухудшалось положение русских, сохранивших национальную аутентичность: одна за другой закрывались русские школы, библиотеки, ветшали православные храмы, во всех вузах безусловным стал литовский язык. Литовское правительство поощряло создание новых и новых «объединений соотечественников», пока их не стало десятки. Они мелки и раздробленны, есть даже две карликовые «пророссийские» партии. Российское посольство долго оставалось безвольным и пассивным, было не в состоянии сыграть объединительную роль. Общественные организации слабы, спонсоры экономически несостоятельны. Последняя ежедневная газета на русском языке была недавно закрыта в Клайпеде. Клайпедская ассоциация российских граждан попыталась возродить её хотя бы в виде еженедельника, представители обратились к калининградскому губернатору с просьбой дать 100 тысяч евро на русскую газету. Георгий Боос, видимо, счёл идею бесперспективной и обращение проигнорировал. В результате всех этих событий русским в Литве стало немодным быть. В этом месте упомяну про личное. Калининградское государственное издательство «Янтарный сказ» и в 90-е, и в начале 2000-х за свой счёт постоянно проводило в Литве дни русского языка, привозя туда наши книги и творческие коллективы, исполнявшие классическую музыку. Для небольшой Литвы каждый раз это превращалось в большое культурное событие, на него приходили тысячи человек, покупали русские книги, ностальгировали. Но в 2005-м Росимущество РФ (наверняка не бесплатно) решило отдать «Янтарный Сказ» коммерсантам из «Вестера», а директора «Янтарного Сказа» Анатолия Махлова отправить на пенсию. Сегодня как такового издательства «Янтарный Сказ» (и крупного налогоплательщика, кстати) не существует. Для тех, кто интересуется дальнейшей судьбой моего отца, скажу: сегодня Анатолий Махлов возглавляет латвийскую типографию в Риге. Это одно из крупнейших полиграфических предприятий в Восточной Европе (вообще-то, беспрецедентный случай, чтобы 68-летнего человека пригласили работать крупным руководителем в ЕС, я отцом горжусь).
Латвия. Здесь ситуация принципиально иная. Во-первых, существенно больше русских (по официальным данным – 28,3%, по неофициальным – до 37,5%!). Во-вторых, латыши их так прессанули, что ленивые, аполитичные, толерантные русские объединились. Жёстко. Намертво. Причём скорее вопреки российским властям, нежели благодаря. Русские говорят только (!) на своем языке. Случай в магазине. Молодая женщина с сыном лет 8 обращается по-русски к продавщице. Та отвечает на латышском. Женщина требует пригласить продавца, говорящего по-русски. Мальчик смотрит на мать и говорит: «Мама, но ты же поняла, что она сказала! Она имела в виду...». Мать - к сыну: «Ты, сынок, русский человек, у тебя есть свой язык, говори на нём». Водораздел между русскими и латышами очень чёткий. Есть русские клубы, рестораны, предприятия, даже зоны, а есть латышские. Попав на «чужую» территорию в Риге, чувствуешь себя некомфортно. Русские не справляют латышских национальных и религиозных праздников. Случай в ресторане («русском») в католическое рождество. Обращаюсь к официантке: «У вас сегодня праздник, девушка?» Отвечает с неприязнью: «Это у них праздник. Вот пусть и гуляют, как могут. А я на своё Рождество в Москву поеду!». Бизнес русские стараются вести только с Россией (это притом, что на них распространяются все дурацкие ограничения, описанные выше, для «иностранцев»): под ними – нефтянка, промышленность. Понятно, что в крупных предприятиях национальности смешиваются, но в малых и средних – почти монолит. И что любопытно: русским в Латвии становится быть модно! Латыши – вообще-то бедные люди. Они еле платят за коммуналку после «российского» повышения цен, у них ипотечный кризис (за полгода квартиры подешевели вдвое), они ездят на малолитражках подержанных. Русский же в Риге – больше русский, чем в Москве или даже Тамбове: шуба, цепь в три пальца, Х5 или «Мерседес МL», бритый затылок. Центром жизни в Риге является Московский дом предпринимательства и культуры. В кафе и ресторанах («русских») непрерывно вещает 1-й канал. Там боготворят Путина (почему-то). В ответ на моё однажды критичное замечание в Его адрес меня чуть не выгнали! Правительство Латвии всё время, конечно, делает антироссийские заявления, но... осторожно. Каждый такой демарш порождает маленький политический кризис (русские всё ж представлены в парламенте, среди них есть «граждане» Латвии, и чем дальше, тем больше). В Юрмале постоянны русские гастроли (м-м-м, как там выступал на днях симфонический оркестр имени Чайковского!)...
Эстония. Здесь ситуация очень похожа на латвийскую (русских – от 25,7% до 31%). Только жёстче. Русские помнят, фактически, концентрационные лагеря, созданные для них. Бывшая Таллинская тюрьма была переоборудована в «лагерь для высылаемых иностранцев». По сути, условия содержания для лиц, которым правительство Эстонии отказало в гражданстве (в большинстве – русскоязычные), ничем не отличались от тюремных или лагерных. Поэтому русские в Эстонии либо прячутся, либо в своих выступлениях радикальны (перенос «бронзового солдата», марши «СС»...). Молодёжь отделяет себя от эстонцев, но будущее свое всё же видит в Евросоюзе. Очень многие уехали туда жить-работать. Учитывая колоссальное влияние Финляндии на Эстонию, невозможно предположить сколь-нибудь сильное политическое влияние русских. Хотя и газеты выходят на русском, и телеканалы смотрят.
Вывод. За последние два десятка лет (целое поколение!) Россия впервые повела себя «нелогично»: она попыталась защитить (неумело ещё) «своих». Это ошарашило, породило очередной всплеск воинствующего патриотизма внутри страны и очередную же надежду у миллионов русских вовне. Вот только моё глубокое убеждение, что правильнее защищать поступательно, медленно, без агрессии – экономикой, возможностями и перспективой будущего. Для своих, где бы они ни жили.
Арсений МАХЛОВ



Читайте также в этом выпуске (№ 642):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia