«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 641 (12.08.2008 - 19.08.2008)
.
ДЕЛО О «ЯНТАРЕ»: СВИДЕТЕЛИ ОБВИНЕНИЯ ДАЮТ ПОКАЗАНИЯ

В суде Балтийского района продолжились слушания уголовного дела против бывшего руководства судостроительного завода «Янтарь»
Николай Волов, бывший директор, ныне – первый замдиректора ПСЗ “Янтарь”, Василий Сухачёв, заместитель главного инженера, и Лидия Приходько, главный специалист «Янтаря» по бюджетированию, обвиняются в создании преступной группы, деятельность которой якобы нанесла ущерб России в размере более одного миллиона долларов США.
Как утверждает обвинение, во время строительства заказа №402, корабля «Ярослав Мудрый», руководство завода заключило договор о регламентных работах на корабельных двигателях не напрямую с украинским предприятием «Зоря-Машпроект», а с несколькими московскими фирмами-посредниками. В результате этого стоимость регламентных работ на газотурбинных установках заказа №402, по версии обвинения, необоснованно была увеличена примерно на один миллион долларов США. Помимо этого, Волов и Сухачёв обвиняются в организации заведомо ложного сообщения о готовящемся террористическом акте.
О ходе процесса рассказывает шеф-редактор «Дворника» Александр АДЕРИХИН.

На стороне защиты
Первая стадия процесса - допрос свидетелей обвинения - продолжилась после почти месячного перерыва. В составе представителей обвинения - очередная замена. Теперь против пяти мужчин-адвокатов выступают две женщины, сотрудницы прокуратуры Балтийского района: Ольга Дёмина и Людмила Хохрина. Первое впечатление: вступление в процесс советника юстиции Хохриной положительно сказалось на эффективности обвинения. Теперь обвинение не демонстрирует неготовности к допросам своих свидетелей и ни разу не попросило суд объявить перерыв «для согласования позиций».
Перед началом процесса Волов с возмущением задал мне вопрос о публикации на сайте электронной газеты «Янтарный край», представителя которой на процессе не было. По словам Николая Волова, электронный «ЯК» распространил информацию о том, что подсудимые по делу «о заказе №402» частично признали свою вину. Это не соответствует действительности. Все трое подсудимых не признают себя виновными в полном объёме предъявленных им обвинений.
Процесс начался с допроса сотрудников ЗАО «Балтфинэскорт». Эта фирма проводила аудиторские проверки финансовой деятельности «Янтаря». Как показали эти свидетели обвинения, во время аудиторских проверок, конечно же, выявлялись нарушения, но существенными их назвать нельзя. Допрошенные сотрудники «Балтфинэскорта», в том числе и директор, своими показаниями больше «сыграли» на стороне защиты. Проверки существенных нарушений не выявили, каких-либо просьб не указывать в материалах проверок выявленные нарушения не было, каких-либо отказов в предоставлении тех или иных финансовых документов тоже не было. При этом все пятеро свидетелей обвинения из ЗАО «Балтфинэскорт» ничего существенного по поводу финансирования заказа №402 не сказали. Общий вывод из длившегося несколько часов допроса свидетелей: да, они помнят о заказе №402 и помнят, что он строился очень долго. Сказать больше о 402-м они не могут, поскольку все документы были изъяты ФСБ. Судья объявила перерыв.
После перерыва обвинение представило нового свидетеля: помощника гендиректора завода «Янтарь» по выполнению государственного заказа. Некоторое время этот сотрудник управления завода работал под руководством подсудимого Василия Сухачёва.

Что возили
в Николаев?
Допрос этого свидетеля длился несколько часов. По его показаниям, четыре газовые турбины и два редуктора к ним уже были погружены в машинное отделение «Ярослава Мудрого», когда грянул развал Советского Союза. Финансирование строительства прекратилось. 402-й простоял у стенки завода несколько лет. Когда корабль решили достраивать, истекал гарантийный срок на турбины и редукторы. Их необходимо было разобрать, осмотреть и провести регламентные работы. Руководство завода «Янтарь» вначале обратилось в Рыбинск, к предприятию «Турборус», на котором производят газовые турбины. Представители российского «Турборуса», приехав на завод и осмотрев турбины «Ярослава Мудрого», от проведения регламентных работ отказались. Для проведения работ у них не было необходимого оборудования.
Тогда решено было выяснить возможность проведения регламентных работ на заводе-производителе турбин — на украинском предприятии «Зоря-Маш¬проект». Украинцы вначале согласились и даже назвали примерную стоимость будущих работ — 850 тысяч долларов США. А потом отказались. И предложили «Янтарю» работать через московскую фирму «Спецкомплектресурс» (полное название фирмы ЗАО «Холдинг Спецкомплектресурс»). Как показывает свидетель, украинцы отказались и предложили работать через Москву после поездки к ним Сухачёва.
С москвичами был заключён договор, стоимость работ увеличилась до одного миллиона 250 тысяч долларов, но турбины ушли в украинский Николаев, на предприятие, которое является монополистом по производству газотурбинных корабельных установок. Турбины и редукторы в Николаев попали не сразу. Несколько месяцев они пролежали на складе объекта российского ВМФ в Ленинградской области.
Свидетель также показал, что когда турбины уходили, то по документам это были... не те турбины. Не корабельные, а некие турбины для перекачки газа. Возможно, в документах на освоение полутора миллиона долларов бюджетных денег по невнимательности исполнителей была просто допущена опечатка.
Также, по мнению этого свидетеля, во время заключения договора на проведение регламентных работ по турбинам «Ярослава Мудрого» руководство «Янтаря» допустило нарушения. Это наряду с высокой стоимостью работ вызвала недовольство заказчика — Минобороны РФ. По словам свидетеля, управление кораблестроения российских ВМС даже не хотело включать стоимость регламентных работ по турбинам в стоимость строительства всего «Ярослава Мудрого».

В завершении свидетель представил суду имеющиеся у него копии документов на проведение регламентных работ. Адвокат Победоносцев обратил внимание суда на то, что эти копии отличаются по содержанию от документов, изъятых сотрудниками ФСБ во время обыска. Судом было принято решение приобщить материалы, предоставленные свидетелем, к материалам дела.
Показания свидетеля вызвали довольно эмоциональную реакцию Николая Волова. Он попытался дать суду пояснения, но председательствующая судья Лариса Остапенко ему этого сделать не дала: по регламенту судебного заседания подсудимые смогут дать оценку показаниям свидетелей позже.

В удовлетворении отказать
На следующий день допрос свидетелей продолжился. Среди допрошенных — сотрудник УВД, дежуривший в Балтийском РОВД в день, когда поступило ложное сообщение о якобы заминированном административном корпусе завода «Янтарь», а также дежурный диспетчер завода, которая приняла это сообщение от неизвестного ей «террориста». Но об истории с лжеминированием административного корпуса завода мы расскажем позже.
Также в суде были допрошены две секретарши руководства завода и заместитель начальника финансового отдела Павел Сухачёв, сын обвиняемого Василия Сухачёва. Во время обыска на заводе “Янтарь” в их компьютерах были обнаружены файлы с отсканированными подписями Николая Волова, штампы и печати завода и коммерческих фирм. Подпись Николая Волова использовалась при печатании поздравительных адресов сотрудникам завода и хранилась в отдельной папке. Что же касается всего остального, то свидетели пояснили, что не знают, что хранилось на жёстких дисках их компьютеров, поскольку работали только в своих папках. Они пояснили, что доступ к их компьютерам был у многих людей, которые могли хранить там всё что угодно.
В этот день был допрошен бригадир слесарей-монтажников завода «Янтарь». Его бригада упаковывала турбины перед отправкой на Украину и распаковывала их, когда турбины вернулись в Калининград. По его показаниям, данным следователю ФСБ почти два года назад и озвученным в суде, на этом листе было указано название некой московской фирмы и маршрут движения груза: Москва – Калининград. Сейчас бригадир слесарей-монтажников этого уже не помнит и в суде на вопрос обвинения «Было на фанерном листе название фирмы или нет?» отвечает: “Вроде было”.
Другим событием этого дня процесса стало заявление Николая Волова. Уже во время следствия он, находящийся под подпиской о невыезде, получил разрешение на поездку в Россию к родственникам. В своём выступлении на суде Николай Волов заявил, что появились слухи, что он ездил не к родственникам в Россию, а на Украину, в город Николаев, где провёл переговоры с украинскими фигурантами российского уголовного дела о турбинах «Ярослава Мудрого». В качестве доказательств того, что он не пересекал российско-украинскую границу, Николай Волов представил суду проездные документы и копию загранпаспорта. Документы были приобщены. Между Украиной и Россией существует соглашение, по которому граждане России могут пересекать украинскую границу по общегражданскому российскому паспорту. В этом случае никаких штампов в паспорт не ставится.
После этого заявления Николай Волов попросил суд дать ему возможность принять участие в совете директоров завода «Янтарь», который должен состояться в Москве 12 августа. Обвинение выступило против удовлетворения ходатайства, поскольку в суде должны быть допрошены свидетели из Москвы. Всего в совет директоров акционерного общества «Прибалтийский судостроительный завод «Янтарь» входит девять человек. Один из них, как сказал Николай Волов на суде, в настоящий момент не сможет принять участие в заседании, поскольку находится в следственном изоляторе «Лефортово» по делу Сергея Сторчака, заместителя министра финансов РФ, арестованного в ноябре 2007 года по подозрению в покушении на хищение денежных средств из госбюджета РФ в особо крупном размере путем мошенничества. Речь идёт об Игоре Круглякове, руководителе ЗАО АКБ “Межрегиональный инвестиционный банк”. Как сообщают интернет-источники, этому банку принадлежало 34% акций завода “Янтарь”. Однако недавно банком было принято решение о продаже 24,5% акций государственному предприятию “Рособорон¬экспорт”. Таким образом, вместе с акциями “Янтаря”, принадлежащими Министерству имущества РФ, общая доля государства составит 75,5% акций завода.
Суд Николаю Волову в удовлетворении ходатайства отказал.



Читайте также в этом выпуске (№ 641):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia