«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 638 (22.07.2008 - 29.07.2008)
.
Возвращение Марчелли
Алексей Шабунин
 

Комиссия правительства области назначила нового-старого художественного руководителя-главного режиссёра в областной драматический театр. Губернатор полагает, что он должен превратить провинциальное учреждение в «культурную Мекку страны»

   Заповедник разворошили ещё в мае, когда с поста худрука облдрамы ушёл Николай Петеров. В правительстве региона задумали реформой вывести соседнее с Дмитрия Донского, 1 здание на новый уровень посещаемости и окупаемости. Финальный этап конкурса на главного по областному театральному искусству прошёл публично 15 июля. Перед комиссией с Георгием Боосом во главе предстали по очереди в алфавитном порядке пять претендентов.

 

Моя болезнь

Юрий Бутунин прибыл из Государственной думы. Изложение его концепции напоминало защиту то ли диплома, то ли кандидатской диссертации. Основная проблема, по его словам, «недостаточный спрос на сценические услуги у населения области и города». Аппаратчик парламента, параллельно ставящий «Лолиту» по мотивам В. Набокова в театре Павлодара (Казахстан), показал осведомлённость и в местной географии: «Театр практически не работает на выездных площадках: Советск, Балтийск, Тильзит и так далее. А это нужно обязательно делать».

Претендент предложил довести «преданность» театру до абсолюта:

- Как ни цинично сейчас я скажу, но мне бы хотелось, чтобы зритель приходил в театр от младенчества до гробовой доски.

Зампредседателя облдумы Константин Поляков спросил, каким театрам претендент отдаёт предпочтение. Ответ был от обратного:

- Я не люблю театр, который основан на низменных чувствах, на сексе.

- Сейчас это очень модно, - заметил Поляков.

- Режиссёры скурвились, что ни сцена, то секс, - ответил цитатой из Инны Чуриковой Юрий Бутунин.

О павлодарской «Лолите» напомнил Георгий Боос:

- Там не получится у вас: что ни сцена, то...

- ... секс? - дополнила вице-премьер Елена Бабиновская.

- Там этого ничего нет, я ставлю о преступнике, - отрезал Бутунин и развил свою мысль. - Я всю жизнь работаю в театре. Это моя профессия, моя болезнь. Есть два чувства голода: голод как голод и голод как сексуальный голод. Но есть и третий — это как раз творчество. Я готов оставить Москву, свою престижную работу.

 

Инерция места

Постановщик нашумевшей «Риты Шмидт Кто Угодно» Сергей Корнющенко предложил преодолеть «инерцию места», создав «единое культурное пространство» с театрами в Ольштыне (Польша) и Клайпеде (Литва).

- Вы считаете, что театр — это диктатура режиссёра? – задал единственный вопрос губернатор.

- Да, - ответил Корнющенко и потом напомнил о своей самой известной работе: - Спектакли должны будоражить, ставить какие-то вопросы, какими бы неприятными не были эти вопросы.

 

Птица-феникс

Короче всех самопредставился Марчелли:

- Главный упор сделать на искусство. Чтобы театр стал конкурентоспособным на уровне европейского театра. Ну, в общем, так.

По множеству вопросов (Александр Торба: «Как вы предполагаете сохранение отношений с Советским и Омским театрами?»), хоть и поставленных с оговорками, стало понятно, что режиссёр «Тильзит-Театра» уже победил.

Дотошность, с которой его расспрашивал губернатор, была неспроста:

- Если театр должен возродиться как птица-феникс, на кого должно быть ориентировано искусство, которое будет рождать театр?

Марчелли обрисовал мечту:

- Моё собственное огромное желание, чтобы через полгода вы мне лично каждый звонили и просили, чтобы я достал билет на очередную премьеру в театре.

 

Нехватка времени

- Пожалуйста, десять минут ваши, - сказал губернатор следующему кандидату Павлу Прибытку.

Торговый представитель с профессиональным режиссёрским образованием регламентом не ограничился. Перед конкурсной комиссией разворачивались программы и тезисы («Автор-класс», «Его Величество Актёр», «Мастер-класс», «Писатель-драматург Нина Садур может предложить проекты из истории Кёнигсберга, последние дни фашистов в Кёнигсберге, орден тамплиеров»)...

С изуверской методичностью Прибыток излагал рецепт вызволения обл­драмы из творческого небытия. Где-то на десятой минуте раздался негромкий стук: играясь с обручальным кольцом, губернатор уронил его на стол, прижал, а потом, вслушиваясь в речь претендента, примерил его на указательный палец. Александр Торба налил воды. Принести ещё бутылочку попросил Георгий Боос. Прибыток продолжал как ни в чём не бывало, когда и Константин Поляков открыл минералочку.

- Следующий пункт – соцзаказ. Адрес: инвалиды, детские дома... – излагал Прибыток.

Антон Апанавичюс взывающе смотрел на Торбу. На 17-й минуте глава аппарата не выдержал: «В ответах на вопросы, наверное, можно раскрыть дальше».

- У вас есть возможность завершить, Павел Владимирович, - вмешался Георгий Боос, вновь надев кольцо на безымянный палец.

- Есть, да? – с надеждой спросил претендент. - Если это представляет интерес, я продолжу.

- Конечно, - потаённо улыбаясь в стол, убедил его губернатор.

Ещё через шесть минут Прибыток, видя взгляды членов комиссии и слушая громкие вздохи, и сам наконец осознал, что время на исходе:

- Такая программа, она довольно сумбурно сейчас из-за нехватки времени мною выражена. Если она заинтересует, то, естественно, я, конечно, всё это могу изложить.

«Пожалуйста, вопросы», - поставил к радости всех точку губернатор.

На единственный вопрос кандидат предположил, что «может быть, наступил его звёздный час».

 

Обсуждение

Последний в списке Михаил Салес, пытавшийся тоже дважды войти в одну и ту же реку (он уже руководил областным театром), был краток. Почти как Марчелли. И отпустили его быстро. Но он успел упомянуть об «очень маленьких заработных платах в коллективе».

Перед конкурсом все кандидаты прошли тестирование – как при приёме на работу.

- Наилучшие показатели у Бутунина Юрия Алексеевича. Наихудшие показатели, пожалуй, у Марчелли, - огласил губернатор.

Первым высказался единственный худрук в комиссии Валерий Лысенко. Раздав эпитеты кандидатам, он вывел:

- Я склоняюсь к Марчелли. 

- Марчелли есть, для меня вопросов больше нет. Я – за него, - продолжил линию Александр Попадин.

Сделав реверансы в сторону Корнющенко и Прибытка, министр культуры определился в первых же фразах:

- Я поддерживаю Марчелли. Либо он не будет работать вообще, либо будет работать очень хорошо.

Кругом был Марчелли, и губернатор стал задавать наводяще-сбивающие вопросы Михаилу Андрееву:

- Мы с вами хотим серьёзные произвести изменения, изменить содержание, структуру и поставить областной драматический театр как труппу в равные условия с другими творческими коллективами и повернуть лицом к зрителю и создать для них конкурентную среду. Кого выберет общество, тому помощь будет большая. Вы в конфликт с Марчелли не войдёте? Он будет эту линию проводить?

- Считаю, что будет, - ответил министр культуры.

Но единодушия в комиссии не было. Константин Поляков высказался за Бутунина. Юрий Шалимов выбрал Марчелли, поставив плюсик Салесу. Елена Бабиновская поставила на первое место Корнющенко («Вот и публику возбудил»), на второе – Марчелли.

- Корнющенко никакой реформы проводить не будет, - категорично заявил Георгий Боос. - Выбор сегодня: мы проводим сегодня реформу в областном театре или не проводим?

Корнющенко поддержал Антон Апанавичюс («Потому что пока он ещё не заслуженный деятель искусства. Он будет к этому стремиться»), из-за чего вскипел Валерий Лысенко:

- Это ужас. Человек ещё ничего не сделал. Он собрал пять человек, изгнанных из моего театра. Моих бывших учеников. Неуважение к мастерам, которые его учили. Нравственная позиция у режиссёра, её нет, она отсутствует.

Александр Торба вернулся к фавориту: «Ожидания от Марчелли есть. Ожидания положительные». В его же пользу высказался Евгений Макаревич.

- Правильно ли я понимаю, что на сегодня мы не готовы к кардинальным реформам? Большинство высказывается в пользу Марчелли? – спросил Георгий Боос.

В пользу Бутунина выступила Ольга Матюнина, но расклада сил это не изменило.

- Пригласите Евгения Жозефовича, сначала мы кое о чём поговорим, - завершил обсуждение губернатор.

- Вы же ещё не высказывались, - сказала Елена Бабиновская.

- Я хочу задать вопросы Евгению Жозефовичу, - ответил Георгий Боос.

 

Вы не уедете?

- Мы планируем ввести отдельную должность административного директора. Вы с этим согласны?

- Мне интересно взять ответственность на себя всю, а не делить её с человеком, с которым мы можем разойтись. Чьё слово оказывается решающим? – спросил Марчелли.

- Ничьё. Мы хотим снять театр с бюджетной иглы. Мы будем дотировать билет. Но мы не будем впрямую финансировать театр. Вы не уедете? Вы не оставите нас в этой ситуации, если у вас что-то не сложится, если что-то не понравится, вы готовы приходить, обсуждать, искать варианты решения, добиваться, если надо стучать кулаком по столу, в дверь, куда угодно, в том числе по моему столу? – Георгий Боос ждал ответов, которые стали бы обещаниями.

- Я хочу здесь сделать громкий театр. До какой степени я готов бороться с трудностями, я не знаю, наверное, до которой мне позволит здоровье и нормальное размышление. Но если я окажусь в ситуации невозможности, ну всё может быть, я могу умереть или уйти и принять какое-то другое предложение, - ответил Марчелли.

Своё видение будущего драмтеатра изложил губернатор:

- Вы мне наиболее близки, хотя я не высказывался на заседании комиссии. Ваш зритель должен узнать о калининградском театре и поехать в Калининградскую область отдыхать, просто приехать в ваш театр, на спектакль, как в культурную Мекку страны. И для вас основными клиентами, если хотите, в результате станут те 3, 5, 10 миллионов туристов, я не знаю, сколько, но те, кто будут приезжать на вас, на ваши спектакли, для того чтобы специально посетить областной театр. Вы должны быть ориентированы и на нас. Я сейчас подчёркиваю, театр должен зазвучать не только в России, но и в Европе... конечно, хотелось бы и в мире.

Когда Марчелли поздравили с назначением, уже за стенами зала заседаний он обозначил своё видение драмтеатра:

- Драматический театр – это не самовыживаемое искусство. Это роскошь для высокоразвитого общества. Без государственной поддержки даже не может быть и речи. Если хозрасчёт, имеется в виду, что вы сами зарабатываете и сами себе тратите, то понятно, что это – не моя история. Хозрасчёт - это распоряжаться средствами, которые в том числе тебе даёт государство, это возможно.

Алексей ШАБУНИН

 

Как расставлялись оценки

++ в пользу кандидата

+ симпатизирует кандидату

- категорически против

 

 

Кандидаты

Члены комиссии

Юрий Бутунин

Сергей Корнющенко

Евгений Марчелли

Павел Прибыток

Михаил Салес

Михаил Андреев, министр культуры области

 

+

++

+

 

Антон Апанавичюс, начальник правового управления правительства

 

++

 

 

 

Елена Бабиновская, вице-премьер

 

++

+

 

 

Георгий Боос

 

 

«Вы мне наиболее близки»

 

 

Валерий Лысенко, художественный руководитель областного музыкального театра

 

-

++

 

 

Евгений Макаревич, и. о. председателя правления КРО Союз театральных деятелей России

 

 

++

 

+

Ольга Матюнина, начальник отдела кадров правительства

++

 

 

 

 

Константин Поляков, зампредседателя облдумы

++

 

+

 

 

Александр Попадин, член совета по культуре при губернаторе

 

 

++

 

 

Александр Торба, руководитель аппарата правительства

 

 

++

 

 

Юрий Шалимов, вице-премьер

 

 

++

 

+

 

 

 





Читайте также в этом выпуске (№ 638):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia