«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 635 (01.07.2008 - 08.07.2008)
.
«ХОЧЕТСЯ НА РОДИНУ»
Елена ГЕОРГИЕВСКАЯ
«ХОЧЕТСЯ НА РОДИНУ»
В Европе новым калининградцам показывали удачно смонтированные документальные фильмы о России. Они приехали из Германии в Калининград по программе переселения с любовью, а теперь не знают, что делать со своими чувствами
Полтора года назад Елена Панина с мужем Айком Акопяном и двумя младшими детьми приехали в Калининград, чтобы стать участниками государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению на историческую родину.
Елена надеялась, что сможет устроиться на работу по специальности. В девяностых годах она из-за недостаточного знания языка не смогла подтвердить свой диплом акушера и устроилась кухонной рабочей в небольшом городке Бакнанг (Backnang) недалеко от Штутгарта (земля Баден-Вюртемберг). Но зарплата, по её признанию, была неплохая - семеро детей Елены не бедствовали. Айк отговаривал Елену от возвращения в Россию, но она продолжала упорствовать: «Хочется на родину, надоело высокомерное отношение немцев к русским».

Где поддержка?
Вскоре немцы на фоне российских чиновников показались Паниной далеко не такими нетерпимыми и высокомерными.
Семья приехала в Россию незадолго до начала действия программы, а значит, на них эта программа не распространяется.
Акопян пытался прояснить ситуацию у сотрудников посольств Германии и Армении. Ему ответили, что соответствующих инструкций и бланков свидетельств в посольствах нет. А без них право на проживание, разумеется, оформить невозможно.
Супруги надеялись сразу же после приезда найти в Калининграде работу и купить новую мебель и технику взамен оставленной в Германии. За 15 лет Панина только дважды ненадолго приезжала в Санкт-Петербург – навестить мать. Калининград видела разве что по телевизору. При ближайшем рассмотрении Россия её разочаровала.
- Мы оставили в съёмной квартире всё – не только мебель, но и кухонный комбайн, стиральную машину... - говорит Елена. – Теперь у нас ничего нет. Здесь в министерстве социальной защиты мне дали только две тысячи рублей через месяц после запроса. Власти говорили, что это хорошо – когда русские возвращаются на Родину по собственной инициативе, нужно их поддерживать. Где эта поддержка? Мы вынуждены были взять кредит наличными. Выяснилось, что русские кредиторы гораздо более строги, чем немецкие. Однажды я взяла кредит в Германии и не смогла погасить задолженность вовремя. Так мне разрешили платить 5 евро в месяц. И таких чудовищных процентов нет. А тут ты берёшь 27 тысяч, отдаёшь 66! Это будет тянуться долго, скоро появятся новые кредиты, и неизвестно, когда мы рассчитаемся, потому что мужа не берут на работу.
Нам говорили, что здесь мало специалистов и много рабочих мест. А приезжаешь и видишь, что даже местные жители не могут годами устроиться на нормальную работу! Недавно меня взяли в детскую больницу санитаркой, но платят там копейки. И мы с мужем и двумя детьми вынуждены жить на пять тысяч. Пройти курсы повышения квалификации не могу: они стоят 12 тысяч. Я эту сумму не потяну.

Безденежье
Какое-то время супруги жили в посёлке Мельниково в Зеленоградском районе. Устроились на работу к фермеру, но вскоре вернулись в Калининград: хозяйка запросила непомерную цену за найм жилья. Но и в областном центре они долго не могли снять жильё из-за безденежья. Дети Елены всё это время находились в детском реабилитационном центре, директор которого одолжил переселенцам деньги и даже помог найти гараж для ночёвки. Также семью поддерживал пастор Остервальд, к которому Паниной предложили обратиться переселенцы-лютеране.
Айк Арменович вспоминает, что одно время он не мог даже отдать резюме руководителю – не было денег на проезд туда и обратно из Мельниково, не было денег на телефоне, чтобы позвонить знакомым и попросить о помощи.
- Мы были в шоке от увиденного здесь, - рассказывает Елена. – В Европе по телевизору показывали только удачно смонтированные документальные фильмы о России, такие красивые картинки. Это и ввело нас в заблуждение. Мы ведь почти не общались в эмигрантами новой волны, не знали, что происходит в России на самом деле. Неприятно удивило то, что немецкие дома в Калининграде практически не реставрируются. В Германии совсем другое отношение к старинной архитектуре. Я уже не говорю о местных ценах, которые почти вдвое превышают немецкие. Например, бутылку коньяка «Наполеон» в Германии можно купить всего за 5 евро. Самый дорогой билет в купе – 30 евро. Квартиры – в пределах 45 тысяч евро. Здесь за такие деньги даже «гостинку» не купишь. В Венгрии хорошие квартиры тоже стоят около 40-45 тысяч. Я не понимаю, за что здесь люди отдают такие деньги? Это просто издевательство. Знаю, что некоторых квартиросъёмщиков иногда просто выгоняют на улицу с вещами в час ночи. А там даже после потери работы тебя никто на улицу не выставит, хозяин квартиры подождёт уплаты хоть полгода, потом можно выплатить ему долг с процентами. Регистрацию в Германии можно оформить за десять минут, никакой бюрократической волокиты. В общем, чувствуешь себя человеком, а здесь... Хотя и там бывают проблемы. Когда мужа не пускают к жене, несмотря на международную конвенцию, – о каких правах человека может идти речь?

Ответ Шрёдера
И всё же к иммигрантам в Германии совсем другое отношение. Когда Елена Панина приехала туда, её направили в общежитие города Бодензее, расположенного недалеко от швейцарской границы. Оно существует с 1993 года. Сразу же сделали документы, дали деньги и помогли с жильём. Немецкие власти заботятся о том, чтобы иммигранты не остались без крыши над головой. Беженцам предоставляют государственные квартиры. Если в Германии кто-то живёт на улице, то только по собственному желанию. Есть такие бродяги: их заселяют в квартиру, а они на следующий день уходят, не привыкли к осёдлой жизни. Елена вспоминает, что бомжи в Германии каждый месяц получают пособие в 600 евро и ходят с мобильными телефонами, которые в России стоят, мягко говоря, недёшево.
- Ещё в Штутгарте мы хотели купить небольшой дом, чтобы на первом этаже открыть ресторан, а на втором – гостиницу, - говорит Акопян. – Но не хватило денег. Я написал канцлеру ФРГ Шрёдеру и вскоре получил ответ с подробными разъяснениями: как именно оформить кредит на покупку дома. В России на подобное отношение властей рассчитывать не приходится.
Я был среди аккомпаниаторов, сопровождавших Демиса Руссоса во время европейского турне. Некоторое время выполнял обязанности продюсера, мог бы устроить концерт Руссоса в Калининграде. Работал в школах – в Польше, затем в ереванском колледже, хорошо знаю немецкий и польский, диплом позволяет также работать журналистом. Это никому не нужно. Мне предлагают работать на стройке. Но я даже туда не могу устроиться из-за проблем с документами, которые не могут оформить. Получается какой-то замкнутый круг. Мы в России не живём, а существуем. Мы благодарны журналисту Андрею Забелкину («Калининградская правда»), который помог нам снять эту квартиру в Балтрайоне на очень льготных условиях. Я бы хотел устроить телемост с Путиным и Медведевым, поднять шум. Может быть, хотя бы это привлечёт внимание местных властей к проблемам переселенцев? Буду скандалить, а если не поможет – требовать политубежища в Дании. В крайнем случае постараемся вернуться в Германию.
Сейчас в Калининграде около полсотни переселенцев в похожей ситуации. Если возникнут вопросы, пусть обращаются к нам, мы проконсультируем. Не хотим, чтобы другие повторяли наши ошибки. Также хочу попросить редакцию: если появятся желающие помочь нам, пусть им дадут мой телефон: 680712.
Елена ГЕОРГИЕВСКАЯ



Читайте также в этом выпуске (№ 635):

Комментарий:
Александр 03.07.2008 10:46:04
Здравствуйте, не удержался и решил написать.
Первое, просто выводят из себя такие фразы, как "бомжи в Германии каждый месяц получают пособие в 600 евро и ходят с мобильными телефонами, которые в России стоят, мягко говоря, недёшево","Я уже не говорю о местных ценах, которые почти вдвое превышают немецкие", "Если в Германии кто-то живёт на улице, то только по собственному желанию. Есть такие бродяги: их заселяют в квартиру, а они на следующий день уходят, не привыкли к осёдлой жизни" и многие другие воспоминания Елены. Сразу же вопрос, если там все так хорошо, так что ж вы к нам едете?????????? Не надо к нам ехать и без вас, у нас будет все хорошо, а слушать ваше нытье - тошно. Личное мое мнение, только лишь ленивые и не желающие работать люди не смогли найти себя заграницей(найти достойную работу и жилье), а те кто нашел даже и не думают возвращаться на родину, а семья Елены Паниной, как ..., не хочу произносить ругательства, прется туда где им кажется будет лучше, сначала в Германию, там не прижились, теперь обратно. А как известно от добра, добра не ищут.
Второе, программа переселенцев расчитана на село, а все прутся в город, где и так дышать нечем. Еще 300000 человек в нашем городе полностью похоронят нашу, и без того уже еле дышащую, транспортную систему, да и нет у нас в городе 300000 вакансий для работающих граждан. Поэтому, когда приглашаете кого-то по данной правительственной программе сразу извещайте, что они будут жить и работать в селе и соваться в город им не надо.
Тогда не будет и таких статей, "как нас жестоко обманули!", "ой, как хочется на родину".
Так что, уважаемые переселенцы, если вы не намерены фермерствовать - сидите у себя дома.

Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia