«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 634 (24.06.2008 - 30.06.2008)
.
ЧЕЛОВЕК –НЕВИДИМКА
Екатерина ТКАЧЁВА

Он вроде есть, но его как бы нет.
Потому что — нет паспорта
Продолжаем знакомиться с «неучтёнными» людьми. 23-летний Сергей Апресян никак не похож ни на бомжа, ни на человека, у которого есть проблемы. Он мало чем отличается от продвинутой калинин¬градской молодёжи. Кроме разве того, что до сих пор живёт по свидетельству о рождении.
И если задаться вопросом: почему у взрослого парня до сих пор нет ни паспорта, ни гражданства, ответить не получится. Потому что все документы быть у него должны и давно. Во-первых, за пять лет проживания на территории другого государства таджикское гражданство автоматически утрачивается, во-вторых, в 2001 году вступил в силу закон об упрощённой системе получения гражданства... Но всё это – плохие аргументы для нашего героя.
В 1992 году он вместе с семьёй приехал из таджикского Нурека в Калининград. Сначала родители пытались законным образом легализовать себя и детей, но потом и Сергею, и старшему брату исполнилось восемнадцать.
Дело не двигалось с мёртвой точки, пока родители в 2000 году не написали письмо Путину. С горем пополам стали россиянами. Два года назад гражданство получил и старший брат – по упрощённой схеме. А вот младшему не повезло!
- Не там родился, - горько усмехается над сыном отец.
Родился Сергей в Таджикистане, и для начала родителей обязали получить оттуда справку о том, что во время проживания в республике Сергей не был судим. Это в восемь-то лет! В Таджикистане, наверное, тоже долго смеялись, потому что справку пришлось дожидаться несколько лет.
- Когда я в первый раз пришёл в паспортный стол, то увидел за рабочим столом молоденькую красавицу, - рассказывает Сергей Апресян. - Моя ситуация привела её в сильное замешательство, каждые три минуты она звонила начальству и консультировалась. Вместе они составили перечень справок. Я всё собрал. Прихожу в следующий раз, а за столом – уже другая девушка. Она звонит начальству, и сообща они сочиняют список якобы нужных справок. Совсем других.
В третий раз – та же история, очередная неподкованная девушка и вновь изменившийся список документов. Так он собрал кипу справок.
- Когда я прихожу в любое учреждение за очередной справкой, у меня требуют паспорт, - рассказывает Сергей дальше. - Я говорю: «Понимаете, эта справка мне нужна как раз для получения паспорта». И тогда людей просто стопорит – они не понимают, что же делать дальше.
- Парень, ты вообще кто? – спрашивают Апресяна работники в присутственных местах.
- А я – никто! – честно отвечает он им.
Больше всех смеялся врач в кожно-венерологическом диспансере:
- Вот я смотрю на тебя: вроде ты есть, но кому я выдам справку? Тебя же не существует!
По причине того, что Сергея как бы нет, его родственников заставили показать, что у них на сберкнижке имеется сумма в 15 тысяч рублей – как доказательство того, что они в состоянии содержать этого «никто». Мол, если у этого «никто» ещё и нищие родственники, то зачем он России? Так шли годы и годы, и ничего не менялось.
Не так давно одна работница паспортного стола шепнула Сергею по большому секрету, что ему требуется всего одна справка – о том, что он три последних года живёт на территории России. Он получил и эту бумагу.
- Ну, всё, гражданство у тебя в кармане, тебе нужна лишь прописка.
А с ней опять тупик.
- Ты же понимаешь, это не в моей компетенции, - сказала парню комендант общежития, в котором он живет.
С комендантом у Сергея хорошие отношения, просто начальники свыше запрещают прописывать больше одного человека в комнате – ведь потом все прописанные вправе потребовать от государства улучшения жилищных условий. А этого никак нельзя допустить. В общем, Сергей Апресян пропишется только тогда, когда брат приватизирует комнату. И снова он остался никем, на радость всем бюрократам.
Хотя по закону для лиц, прибывших в Россию из республик бывшего СССР до первого января 2001 года и не приобретших гражданства Российской Федерации, действуют регистрационные правила, существовавшие на момент прибытия их на территорию государства. Ему нужна лишь регистрация по месту жительства, а не постоянная прописка, да ещё обязательно в приватизированной комнате. Так усугубляется проблема, по сути высосанная из пальца.
Тем не менее Сергею повезло больше, чем многим жителям республик бывшего СССР, – ему выдали школьный аттестат и диплом коллежда. Но вот диплома о высшем образовании ему без паспорта не видать, поэтому Сергей ушел в академический отпуск, чтобы подольше не заканчивать университет. Сейчас смысла в этом нет никакого.
Не имеет права ни заболеть, ни платить налоги, ни отчислять деньги на свою безбедную старость, ни выехать за пределы области, ни жениться, наконец!
Подать бы ему в суд с целью возмещения морального ущерба за все годы такого «смеха»! Только из-за некомпетентности молоденьких работниц человек с 8 до 23 лет живёт юридической невидимкой.
Здесь можно провести параллель с судьбой переселенца из Молдовы 18-летнего Иона Григораша, о котором писал «Дворник». Процесс получения им российского гражданства споткнулся опять же на невозможности его прописаться по месту жительства. Хотя живёт он не в общаге, а в приватизированном доме. Прибывший в Россию после 1 января 2001 года житель бывшего СССР считается иностранцем. По этой причине и не прописывают. Добавить сюда историю семьи Родермель, матери и трёх сестер, в 2000 году приехавших в область из Узбекистана. Уже восемь лет они бьются головой о бюрократическую стену – девчонки, старшей из которых 23 года, а младшей – 18 лет, живут по свидетельству о рождении. После публикации в «Дворнике» воз проблем вроде бы тронулся с места. В марте у матери с дочерьми приняли все их документы и велели сидеть и ждать. Так они и сидят.
Екатерина ТКАЧЁВА



Читайте также в этом выпуске (№ 634):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia