«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 631 (03.06.208 - 10.06.2008)
.
НЕ ГЕРОИН ВСЁ-ТАКИ
Елена ГЕОРГИЕВСКАЯ
Игровая зависимость — что с ней делать? «Дворник» опросил тех, кто продаёт видеоигры
Сотрудник DVD-клуба в Балтийском районе заявляет, что говорить на тему игромании не готов, и вешает трубку.

Подсесть можно везде
Более откровенным оказывается администратор «Матрицы» на площади Победы:
- Это очередное исследование на тему игровой зависимости?.. Я вот считаю, что если возникает такая проблема, то это – проблема покупателя, а не наша. Всё зависит от конкретного человека. Один подсядет на игру, а другой – нет. Есть масса интересных вещей помимо компьютерных игр, и не стоит считать, что сейчас вся молодёжь помешалась на DVD-приставках.
Мне не кажется, что продавцы должны ощущать вину в связи с тем, что кто-то находится в игровой зависимости. Молодой человек может у нас купить приставку и «подсесть», а может в интернет-кафе зависать или на почте: везде, где есть выход в Интернет, есть, соответственно, выход к видеоиграм, и надо к этому спокойно относиться. Если игры покупают подростки, а потом на этой почве возникают какие-то сложности, это значит, что родители недостаточно хорошо следят за тем, что их ребёнок покупает. Если матери безразлично, что её сын покупает в видеомагазине, и она начинает бить тревогу уже после того, как у подростка появилась серьёзная зависимость, то она сама виновата, надо было раньше смотреть.

Всякие триллеры
Сотрудница магазина «Ю-Тайм» на Ленинском проспекте отвечает с раздражением:
- К нам ни разу не приходили родители жаловаться на то, что мы продаём плохо влияющие на детей игры. Я лично считаю, что есть игры развивающие, которые очень полезны для детей и подростков, а есть всякие триллеры, которые им лучше не продавать, это кошмар какой-то. Но вообще, если подросток или молодой человек к нам заходит, он должен знать, что покупает, а родители, которые покупают для подростков игры, знать, что из-за этого может возникнуть зависимость. В противном случае – это их проблемы.
Продавец в ларьке на улице Киевская откликается:
- Надо же как-то людям отвлекаться от реальности. Вот и возникает такой своего рода спрос на эти игры. А мне-то что? Моё дело – продать, дальше меня не интересует, что будет.
Сотрудница «Ю-Тайма» на Солнечном бульваре говорит о том, что есть проблемы пострашнее:
- Детям и подросткам далеко не все игры можно продавать, есть определённые ограничения по возрасту. Это закон. Так что если кто-то обвиняет администрацию магазинов в том, что компьютерные игры, которые там продаются, разрушают детскую психику, то это ерунда. А если у взрослого человека начинаются психические отклонения из-за какой-то компьютерной игры, то он сам виноват. Его же никто не заставлял эти приставки покупать. Это был его выбор. Не думаю, что все геймеры ненормальны. Вот азартные игры – это серьёзная угроза, по-моему, казино в таком количестве нельзя было строить. У меня есть знакомые, которые постоянно проигрывают деньги в казино, это гораздо хуже компьютерных игр.

Геймер
Андрей, 33 года, живёт в Мамоново, подрабатывает в Калининграде, защищает своих «соратников» по игре:
- Это всё сказки, что геймеры живут в выдуманном мире и не ориентируются в реальном, я вот нормальные деньги зарабатываю, мне игра не мешает, хотя вообще-то я много времени за ней провожу, иногда по восемь-девять часов. Я бы хотел разрушить стереотип, согласно которому геймеры – психически ненормальные. Я просто в этой игре реализуюсь, это не шизофрения. Ты выбираешь какой-то образ, внутренне тебе близкий, и начинаешь действовать.
Дальше он очень долго рассказывает про игру. Говорит геймерские термины, половину из которых я вообще не понимаю. У меня создаётся впечатление, что человек действительно чувствует себя лишним в реальной жизни... И дело, разумеется, не в использовании специфического жаргона, а в том, что персонажи игры для моего собеседника давно уже стали более близкими, чем его реально существующие родственники.
...Некоторые психологи рассматривают эскапизм как серьёзное психическое заболевание. У кого-то он возникает на почве фрустрации, у кого-то – как следствие невроза: кажется, что смысл жизни утрачен, непонятно, зачем жить дальше, и вдруг возникает иллюзия смысла, своего рода соломинка для утопающего – игра, или алкоголь, или наркотики. Что угодно, лишь бы отодвинуть реальные проблемы на второй план. И при этом никто не должен быть виноват. Всё очень просто: если есть спрос на средства ухода от реальности, появится предложение.
«Они же не наркотиками торгуют, - сказала одна моя знакомая о продавцах видеоигр. – С этической точки зрения это, наверно, не очень хорошо – знать, что продаёшь людям потенциально опасные вещи, которые подчиняют себе их волю, но относиться к этому наплевательски. Но это, повторяю, не героин всё-таки».
Елена ГЕОРГИЕВСКАЯ


КОММЕНТАРИЙ
Ирина Мусохранова, практикующий психолог:
- Игровая зависимость – это такая же болезнь, как наркомания и алкоголизм. Не стоит недооценивать её опасность. Что касается поставщиков и продавцов игровых приставок, то, на мой взгляд, сваливать на них всю вину некорректно. Если у человека возникает игровая зависимость – то, как правило, на почве стрессов, отсутствия реализации в реальной жизни. Человек начинает уходить в игру не тогда, когда ему хорошо, а тогда, когда ему плохо. Если подобное происходит с подростком, то за это в первую очередь должна нести ответственность семья, а не школа и другие общественные институты. Родители и близкие должны в таком случае сразу обращаться к психологу, так как последствия игровой зависимости для человека достаточно серьёзны.



Читайте также в этом выпуске (№ 631):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia