«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 608 (11.12.2007 - 18.12.2007)
.
БЕЗВЫХОДНОЕ МАТЕРИНСТВО?
Екатерина ТКАЧЁВА

Обстоятельства жизни сложились не лучшим образом: не было детей, потом – сразу двое, а потом... их отобрали
- Как дела, Саша?
- Лучше всех! – бодро отвечает она. Унывать Саше сейчас нельзя никак. Ей нужно бороться, потому что 7 сентября 2008 года Александру Бадалову почти автоматически лишают материнства. Нет, она не алкоголичка, не наркоманка, не асоциальный элемент. Наоборот, очень лёгкий в общении и сильный по характеру человек. Просто обстоятельства её жизни сейчас сложились не лучшим образом.
Пятнадцать лет назад Александра узнала, что никогда не станет матерью – бесплодна. Она смирилась с диагнозом и жила, не надеясь на чудо. Однако в 40 лет оказалась беременна. Причем двойней. Такое бывает, и нередко, медицина здесь объяснить ничего не может; это просто лишнее доказательство того, что дети – подарок Бога.
Отца детей это известие совсем не обрадовало: он испугался и бежал к себе на родину, на Украину. С беглеца и взятки гладки.
Никогда у Александры Бадаловой не было материальных и жилищных проблем. Всю жизнь работала и снимала жильё, либо предприятия предоставляли комнату в общежитии. И тут на тебе - в 41 год такое счастье – родились дочки! Но на работу, понятное дело, с двумя грудными детьми на руках сразу не выйдешь... Родственники не захотели признавать мать-одиночку – несчастные никому не нужны. Сама влипла в историю, сама и выпутывайся. Саша жила у друзей, но навсегда поселять у себя такую беспокойную компанию никто не захотел. Одна – пожалуйста, живи, но не с детьми же! То есть гостеприимство даже самых добрых людей имеет свои пределы. Мыкаясь по углам и гонимая отовсюду, голодная, Саша пила лишь чай каркаде – потому что в нём хоть какие-то витамины. Ей не на что жить, нечего есть и абсолютно негде приткнуться с малютками. Видимо, судьба, преподнеся Александре такой шикарный подарок, выставила ей двойной счёт.

Заберите
своих детей
И вот она начала поход по кабинетам. Как одинокой маме, ей оформили повышенное пособие: аж 234 рубля в месяц на ребёнка. До двух лет выдавали детские смеси. Очень хорошо приняли в детской поликлинике № 6 в Калининграде.
В кризисном центре города Пионерского мать и девочек приютили, окружили теплом и заботой, подлечили, накормили, но через два месяца снова отправили на улицу, потому что по закону дальше жить здесь нельзя. Всё.
Александра в надежде на помощь обошла все возможные инстанции. Алина и Полина бегали по кабинетам, в которые обращалась их мама.
- Женщина, заберите своих детей! – кричали на неё в этих кабинетах.
Саше посоветовали оформлять детей в Дом ребёнка.
И вот со второго сентября Алину и Полину разлучили с мамой. Для домашних маминых дочек это было сильнейшим шоком.
Александра думала даже пойти сторожем в Дом ребёнка, чтобы не расставаться с девочками, но в таком случае надежда забрать их к себе стала бы ещё призрачней: слишком уж мала зарплата.
- Мама, пойдем домой! – канючат при каждом свидании Алина и Полина, не понимающие, как они оказались в казенном доме. Но маме вести их некуда, поэтому она, утирая слезы, отводит их руки и уходит в своё одинокое противостояние. Девочки после этого ревут до вечера. С ними заодно и все остальные дети.
- Я спать ложусь – о девчонках думаю, встаю – снова о них. Хоть бы они меня не забыли.
Нас у мамы одиннадцать было. И никого в детский дом она не отдавала, все выросли. Винит себя за содеянное Александра, но иного выхода пока действительно нет.
- А о чём вы думали, когда рожали? Да ещё в таком возрасте? – эту штампованную фразу выдавали все чиновники, к которым Александра обращалась за помощью. Интересно, о чём может думать женщина, 15 лет считавшая себя бесплодной и вдруг оказавшаяся беременной? Явно не о детском доме для своих будущих малюток.
Всё идет к тому, чтобы освободить А. Бадалову от занимаемой должности – матери, а детям подыскать другую мамашу, пусть не родную, но без проблем. Возможно, иностранную. Это сделать куда проще, чем помочь Александре найти выход из западни.
Александра Бадалова не из тех людей, которые из-за трудностей складывают лапки и плывут по течению в пропасть. Она вернулась на табачную фабрику, с которой уходила в декрет. Работает упаковщицей сигарет посменно: две ночи и день. Александра не падает, она отсыпается и сразу бежит к детям, на улицу Муромскую. Перед этим покупает им сок, сладости, игрушки. Воспитатели иногда даже ругаются – зачем, ведь в Доме и так всё есть! Работницы Дома ребёнка смотрят на нашу героиню с удивлением: в первый раз в стенах своего заведения такую мать видят. Они привыкли к другим мамашам, которые детей сдадут и облегчённо вздыхают: избавились.

Вообще
не знаю!
23 года назад Александра приехала в Калинин¬град из Белоруссии. Она уже давно является гражданкой России; все эти годы работала на предприятиях и исправно платила налоги, между прочим. Прописана без права проживания была у одной бабушки в Правдинске, городке в области. По закону эта бабуля обязана автоматически прописать родившихся девочек, но этого она делать категорически не хочет. Бабуля намерена по суду выписать Александру. Имеет право – по тому же закону.
- Я её вообще не знаю! – заявляет она работникам правдинского ЖЭКа, которые пытаются отговорить её выписывать многострадальную мать. Но бабуля упёрлась. А ведь в 1999 году, когда брала за прописку Александры немаленькие деньги, она её привечала и знала.
Губернатор, когда получил письмо Александры Бадаловой с криком о помощи, почему-то перенаправил его мэру. Мэр Калининграда тоже ничего делать не стал и перенаправил письмо в администрацию Правдинского района. Любимая забава – пускать ответственность по кругу.
Служащим районной администрации деваться стало некуда, и они сочинили ответ. В общем, в Правдинске планируется постройка жилья, и Александра должна заключить договор о социальном найме. Во-первых, через сколько лет закончится постройка - неизвестно, а во-вторых, госпожу Бадалову на днях по суду выписывают на улицу. Ну не помогли ничем, так хоть ответили.
Так что Алина и Полина, возрастом два года и четыре месяца, нигде не прописаны и живут в казенном доме. Те, кто называют их мать аморальной и безответственной, наверное, считают, что так и должно быть и что будущее России – именно там.
У работницы табачной фабрики Александры Бадаловой зарплата около одиннадцати тысяч рублей в месяц. Худо-бедно прожить можно. Хватит и на съёмную комнатушку, вот только кто сдаст? Не любят у нас в стране женщин с детьми.
Ей не нужна квартира или дом – лишь бы угол, где можно приткнуться с детьми.
- Ничего, всё образуется, - гладит воспитательница плачущую Александру, уходящую от своих девочек в мир вечного противостояния человека и аппарата насилия, именуемого государством. – Не заметишь, как год пролетит.
Да, год пролетит быстро, но какой финал будет у этой дикой истории? Если за год Александра не найдёт жилье, её лишают материнских прав. Ну и что, что она замечательная мать, готовая на всё ради своих девочек, например пахать по ночам, не разгибаясь, на табачной фабрике? Ну и что, что у неё умные, развитые и очень привязанные к маме дочки? Им негде жить – и всё тут.
Екатерина ТКАЧЁВА



Читайте также в этом выпуске (№ 608):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia