«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 605 (20.11.2007 - 27.11.2007)
.
Элина Быстрицкая: «За свои взгляды я постою!»
Оксана Чистякова
У всемирно признанной Аксиньи из «Тихого Дона» Герасимова – народной артистки СССР Элины Быстрицкой - свое мнение о сериалах, снятых по русской классике иностранцами.  
В родном Малом театре, которому верна почти полвека, Элина Быстрицкая давно уже не играла центральных ролей. И неожиданная роль взбалмошной кокетки леди Кити в комедии «Любовный круг», премьера которой прошла недавно, - своеобразный бенефис выдающейся актрисы в преддверии  ее юбилея. Жизнь этой женщины как будто вобрала в себя весь двадцатый век... Что и говорить, если на роль Аксиньи актрису утвердил сам Михаил Шолохов, а итогом легендарной картины стала всемирная известность и любовь миллионов россиян. Недавно она вступила в партию «Справедливая Россия», и это зрелый, осознанный шаг знаменитой актрисы. Но мало кто знает, что в молодости Быстрицкой пришлось однажды защищать справедливость с кулаками. Не в переносном, а самом прямом смысле.
 - Сейчас по ТВ идет  экранизация «Войны и мира», летом был  «Тихий Дон», тоже с иностранными актерами. Как Вы относитесь к  таким попыткам  понять русскую классику?
- Все все видят и все все понимают, так что комментариев не требуется. Это хорошо, что классику экранизируют вообще, но нельзя ее искажать. И потом, любому режиссеру имеет смысл снимать только лучше предшественников, иначе зачем снимать вообще? Что касается иностранцев, то вряд ли они способны проникнуться тем русским, что делает особой и русскую культуру, и русскую литературу в частности…
- В войну Вы были подростком. Что было самым страшным в то время?
- Многое: боль за близких, бедность, ежеминутное ощущение опасности. Мой отец был военврач, 22 июня вестовой принес ему сообщение. Мне тогда было уже 13 лет. У меня была младшая сестричка, я пеленала ее, носила каждый день по два ведра воды из колонки, вместе с отцом работала в госпитале до 1942 года. Потом он ушел под Сталинград, а мы остались работать с мамой. Договаривались с ней, чтобы дежурить по очереди, потому что надо было успевать и с сестрой сидеть. Прием раненых - это несколько суток без сна. А потом надо было идти домой по черному пустому городу... А случиться может что угодно. У меня было «оружие» - заточенная металлическая расческа... Как-то возвращаюсь, а квартирная хозяйка рассказывает: сестричка сказала, что если убьют, то лучше в постельке. Понимаете, когда ребенок четырех-пяти лет такие вещи говорит?.. Я училась держать себя в руках, понимала: никто не должен видеть тебя беспомощной…
- У Вас есть ангел-хранитель?
- Во время войны я чувствовала, что все равно кто-то нас всех ведет. Почему одни погибают, другие остаются? Я ни разу не пряталась, я ложилась на землю, когда обстреливали или бомбили. Рядом люди погибали… Сегодня я думаю, что есть высший разум, каждый его называет, как хочет. И потом, у нас в семье было принято: это порядочно, это непорядочно. Нравственные принципы – это моя «охранная грамота». Я не могу сделать то, за что мне потом будет стыдно. Я с собой не спорю - и мне комфортно. Стараюсь не надоедать никому, не вешаю своих проблем. Сама зарабатываю себе на жизнь, и мои потребности соответствуют моим возможностям. А это что-то значит. Пойти на нечестный поступок, чтобы иметь больше, не могу.
- В молодости Вас хотели исключить из комсомола. За что?
- За то, что постояла за себя. Я ударила хулигана так, что он отлетел! Я стояла возле входа в аудиторию, где должна была прочитать педагогу сказку о Ленине, потому что вечером мое выступление на траурном ленинском вечере. Это была весна 1953 года. Вы же понимаете, что такое весна 1953 года. У меня было двадцать пять минут текста, и я, прикрыв глаза, его повторяла. И в это время свист мне в ухо! Из этого сделали целую историю. Мне сказали: завтра будет приказ о вашем отчислении. Я ответила: если завтра приказ о моем отчислении, послезавтра ищите меня в Днепре.
- И чисто по-человечески не побоялись такое сказать?
- Я пережила горькую борьбу с родителями, чтобы попасть в театральный, этот вуз был мною выстрадан, понимаете? В 1947-м году пыталась поступить, но папа уговорил директора не принимать меня. Он скептически относился к моему желанию стать актрисой. И вот комсомол устроил собрание, разборку до трех часов ночи тяжелейшую, это было тогда принято. От меня потребовали, чтобы я положила на стол комсомольский билет. Я ответила: вы можете издалека посмотреть на него, я его получала на фронте и никому не отдам. Конечно, это выглядело дерзостью, но я была убеждена, что имею право так себя вести. Потому что я была абсолютной комсомолкой. Я была защитницей СССР. Я была участницей войны. Я добивалась всего сама, была взрослой, сильной и очень уверенной в справедливости. Мне объявили выговор, а через два месяца его сняли….
- Получается, справедливость восторжествовала. А сегодня, на Ваш взгляд, она есть?
- В молодости я верила всему, потому что сама не лгала. Я и сегодня не лгу, но многому не верю, потому что опыт показывает: не все, что говорится, - делается. Многое из того, что говорилось тогда, оказалось неправдой. Но чувство справедливости во мне неизменно. В госпитале я видела, как люди, защищавшие нашу страну, умирали от ран, а те, кто выжил, отдали все, чтобы наша страна после войны поднялась с колен. Как и их дети, люди моего поколения. Они честно и с полной отдачей трудились, чтобы Россия стала сильной и великой. И страна наша людским трудом обрела могущество, у нас все было передовое – от космоса до кинематографа. А сейчас тем, кто это могущество обеспечил, - нашим пенсионерам - очень сложно, и их состояние - одно из важнейших обстоятельств, приведших меня в «Справедливую Россию». Я не могу относиться равнодушно к тому, что происходит в стране. У меня есть свое мнение, но я его никому не навязываю. Во-первых, это бесполезно: никто не принимает чужое мнение. А во-вторых, только поступками можно что-то изменить, разговорами ничего не добьешься. Поэтому я и приняла решение вступить в партию.
- Насколько Вы целеустремленный человек?
- Я - Овен, он всего добивается сам. Когда я училась в театральном, мечтала играть Аксинью из «Тихого Дона». Мой педагог возражал, что мне впору романтические героини. А у меня осталась заноза. И я доказала себе и ему, что я могу сыграть Аксинью. В съемках «Тихого Дона» очень помогло мое случайное знакомство с казаками во время войны. Тогда я поняла отличие казачек от крестьянок. Казаки были вольнолюбивые люди. Почти все грамотные, очень религиозные, умеющие работать и ценящие это умение в себе. Когда начались съемки, режиссер Герасимов сразу же пригласил самодеятельный казачий хор, с которым мы, актеры, проводили почти все время. Это было для нас как уроки. У меня нет тоски по чему-то ушедшему, чего я не смогла. Да, я что-то не сыграла, но зато сделала что-то иное. Я интересно живу. А ко времени и возрасту отношусь философски. Конечно, надо думать о том, сколько осталось, - но для того, чтобы все успеть! Поэтому я не в состоянии, к примеру, болтать по телефону про пустяки. Мне жалко времени.
Оксана Чистякова



Читайте также в этом выпуске (№ 605):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia