«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 603 (06.11.2007 - 13.11.2007)
.
ВЛАДИМИР КОНКИН: «СТРАНЕ НУЖНА ЭРА МИЛОСЕРДИЯ»
Анастасия ТРИФОНОВА
Владимир Конкин, всенародно любимый Корчагин и Шарапов, начинал жизнь в Москве с двух чемоданов, сыновей-близнецов и огромной влюбленности – в жену, работу, жизнь. «Никогда ни перед кем не пресмыкался и перед тобой не буду!» - кричит Шарапов в бандитской малине авторитету Горбатому. В этой фразе - весь Конкин, классический русский актер, убежденный, что в профессии состоялся благодаря крепкой семье.

- Владимир Алексеевич, вас не видно ни в сериалах, ни в ток-шоу. Это ваша принципиальная позиция?
- Современное телевидение страдает нравственной усредненностью - если вообще не безнравственностью, - рассчитанной на некоего «среднего зрителя». Какой средний зритель, что вы лукавите? Все статистики, рейтинги – чушь собачья, надувательство и свинство. Бесконечные пошлые сериалы тупоумят актеров, их производители циничны, потому что главное – вставить в сериал рекламу, а что касается их отношения к искусству - художественная самодеятельность в СССР была лучше. По всем каналам телевидения показывают убийства, насилие, пороки - как будто поставили одну и ту же пластинку с трещинкой.… За этим стоит идеология (ошибочно полагать, что в нашем государстве она отсутствует) - идеология разрушения нравственного начала. Сегодняшним бонзам нужно свое государство, которое не имеет никакого отношения к истории России, сильной России, какой наша страна когда-то была. Екатерина Великая считала, что Россия - не страна, а Вселенная, а она как немка понимала, о чем говорит. Я очень люблю свою страну, убежден, что русские люди уникальны. Уникальны нравственностью и целомудрием – в этих словах таинство генетического кода нашего народа, и для актера, рожденного в России, эти слова должны быть ключевыми, а они, к сожалению, уходят из нашего лексикона. Кино, как и театр, перестало исцелять от нравственных пороков, а это противоречит моему кредо.
- В чем оно заключается?
- Себе я установил довольно высокую нравственную планку. Иначе и быть не может. У меня были замечательные наставники, когда я попал в театр Моссовета, – Раневская, Плятт, Эфрос, Марецкая, Орлова.… И для меня театр, как и кино, - это доктор Айболит, он призван исцелять душу, вызывать катарсис, в этом и заключается его истинная природа. А у нас сегодня во всех театрах поют, балаганят, юмор на уровне гениталий, драматургия стала целиком эпатажной. Из меня хотят сделать то ли проктолога, то ли гинеколога, но я же артист, а не выпускник медицинского института! Театр оказался на периферии нравственной борьбы за человека, а он имеет дело с самой тонкой организацией – человеческой душой. Как же можно превращать ее в помойку? Театр должен не гнаться за грязью жизни, а устранять ее. Поэтому суть антрепризных спектаклей, в которых я играю 20 лет, - достигать интереса публики не предбанником и не снятием штанов. И именно такой театр нужен зрителю. Я сужу по гастролям – и зарубежным, и российским. В прошлом году мы со спектаклем «Собачье сердце» (в нем я играю профессора Преображенского) гастролировали по Канаде и Америке. Аншлаговые залы, зрители стояли в проходах. В России сейчас такая же картина, и что очень меня радует – в театре появилась молодежь, чего лет 7-8 назад не было. Молодые люди устали от чернухи, которая окружает их в жизни и которую предлагает им ТВ, ведь когда постоянно «кормят тухлыми раками», да еще и окна занавешены черным муаром, можно просто сойти с ума. И спасение – в искусстве, которое и открывает окна, дарит свежий воздух.
- Почему, на Ваш взгляд, зрители не перестают любить вашего Корчагина, Шарапова, Суслина из «Аты-баты, шли солдаты»?
- Все они – положительные герои, этим и импонируют. Моего Шарапова даже бандиты любят, потому что он человек справедливый. А ведь людям именно этого хочется. Потому что куда бежать, когда ты в беде и нужна помощь? Ведь не достучишься, не доорешься, и деньги проблем не решат. Поэтому и хочется вот такого Шарапова, который будет стоять на своем и восстановит справедливость. Роман братьев Вайнеров ведь называется «Эра милосердия». Милосердие, как и справедливость, сегодня у нас в дефиците. Олигархической верхушке нужны рабы, которые бы покорно приумножали их благосостояние в ущерб себе. При СССР мы строили БАМ и Амурскую ГЭС для всех, сегодня оказалось – для буржуев! Хорошо, дали вам взять, но что ж вы изнашиваете ресурсы заводов, тех же крекингов, железных дорог и прочего! И совсем уж наплевали на ресурс человеческий. Клуб богатых людей получает колоссальные доходы за счет нас с вами, он строит свой мир, и мир этот вне интересов моей родины. А у меня четверо внуков, и я хочу, чтобы они жили в нормальной стране, которой они нужны и в которой к ним будут относиться с уважением. Я очень люблю Россию, а она сегодня остро нуждается в справедливости и милосердии. Поэтому я и пошел в политику, хотя всегда был чужд каким бы то ни было партиям. Убежден, что совесть – главный лекарь, который рано или поздно проснется во всех нас, а мое вступление в партию «Справедливая Россия» этому поможет. Потому что она объединяет именно таких людей – с совестью, с высокой мерой ответственности за то, что происходит со страной. Я разделяю взгляды лидера партии Сергея Миронова, это человек глубоко порядочный, у него есть нравственный стержень.
- Требования к себе как к актеру у Вас очень высоки, но ведь бытует мнение, что актер должен быть наивен, немного даже глуповат…...
- Это полная чушь. Убежден, что актер должен быть интеллектуалом, эрудированным человеком, много читать и много знать. Я, например, очень люблю русскую словесность, читаю много и с упоением, это мой конек. К тому же я сам – человек пишущий, люблю вести дневники и делаю это всю жизнь. И потом, у меня есть некая метафизическая копилка, заветный сундучок, в котором (у Ахматовой тоже такое было, помните: «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда…») я храню то, что «приманивает» роли, позволяет погрузиться в исторический контекст и прочувствовать, чем партитура падения осеннего листа во времена Пушкина отличается по звучанию от такой же партитуры, только времен Бунина. И вот эти-то «вещественные знаки невещественных отношений» - самое ценное, что у меня есть, кроме семьи, конечно. Сундучок, содержимое которого я подбирал и подбираю с большим вкусом, работоспособность и крепкая семья (с женой Аллой мы вместе 36 лет, у нас трое детей и четверо внуков) сделали меня тем самым актером Конкиным, у которого в творчестве кое-что получилось и который может назвать себя счастливым человеком.
Анастасия ТРИФОНОВА



Читайте также в этом выпуске (№ 603):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia