«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1053 
Константин Дорошок: От протестных митингов к иску о банкротстве
Константин Дорошок: От протестных митингов к иску о банкротстве
«Байкер уходит»

Лед взаимоотношений с губернатором Георгием Боосом действительно удалось пробить. Бывший глава региона раньше не сильно интересовался общественным мнением, а спорные вопросы решались в диктаторском стиле: когда губернатору понадобилось поменять схему управления Калининградом, то депутаты послушно проголосовали за изменения, подсадив к действующему главе города нужного сити-менеджера. Митинги, судя по всему, смогли повлиять на мировоззрение главы региона: он спешно прервал свой отпуск и прилетел в Калининград искать выходы из ЧП. Начались многочисленные встречи и переговоры региональных властей и протестующих. В регион приезжали чиновники из администрации президента и руководящего состава «Единой России»: все пытались разобраться, откуда взялся Дорошок и другие организаторы митинга. Георгий Боос тогда, по словам Дорошка, предложил протестующим «очень хороший вариант» (о своем бывшем политическом оппоненте организатор митингов, спустя годы, вспоминает почти всегда в уважительном ключе и считает, что губернатора решили не переназначать в том числе и потому, что он сел с протестующими за стол переговоров). Боос обещал «точечное» решение проблем и даже начал обозначать конкретные сроки решения задач. «Казалось бы, невозможные на тот момент вещи — вопросы с обманутыми дольщиками начали решать», — горячится Дорошок, вспоминая, что министр ЖКХ и строительства в правительстве Георгия Бооса Евгений Морозов после этих встреч нашел способ достроить дом на ул. Богдана Хмельницкого. Закон о транспортном налоге, как рассказывает организатор митинга, «откатили назад». Губернатор завел себе консультативный совет, куда были включены организаторы митингов, оппозиционные депутаты и общественники самых разных взглядов.


Но гарантии и сроки решения получили не все. Над Константином Дорошком и другими автомобилистами по-прежнему висели многомиллионные долги. Вздыхая, он говорит, что в этом вопросе бывшему губернатору все-таки стоит сказать спасибо за откровенность: Боос сразу сказал инициативной группе перевозчиков, что «вопрос сложный». Единственное, что он смог пообещать, — это то, что проблему он будет решать, пока легитимны его губернаторские полномочия. Впрочем, даже экс-глава региона с его федеральной проходимостью не был уверен в счастливом финале. Никаких личных гарантий лидер протестов от власти не получил. На вопрос, не боится ли он, что к нему просто придут приставы и заберут имущество, он усмехается, что забирать у него нечего.

«Каждый раз приходили, описывали имущество, оставляли на ответственное хранение, — вспоминает Константин Дорошок про визиты сотрудников УФССП. — Если даже захотят, назначат аукцион и попытаются продать кому-нибудь мои стулья или компьютер…. Я вас уверяю, вряд ли такие стулья и компьютер кто-то захочет».

В августе 2010 года «Единая Россия» не стала предлагать президенту Дмитрию Медведеву кандидатуру Георгия Бооса на пост губернатора Калининградской области. Константин Дорошок, выступавший на митингах, где одним из лозунгов была фраза «Боос должен уйти», переназначение «единоросса» на второй срок, как ни странно, поддерживал. Объясняет он это очень просто: бывший губернатор дал обещания. Он должен был их выполнять. Новый глава региона никакими обязательствами связан не будет. «Мы для чего на митинг выходили? Мы революцию хотели в стране сделать? Или мы хотели вопросы калининградцев решить?» — горячится Дорошок.

Опасения оппозиционера оказались обоснованными. Общественно-политический совет, учрежденный Георгием Боосом, при Николае Цуканове собирался всего несколько раз. Арсений Махлов назвал его «ярмаркой тщеславия и «ненужной вещью». Дорошок считает, что новый губернатор работу важного консультативного органа просто «завалил». Владимир Абрамов отмечает, что Георгий Боос этот орган создавал просто для снятия социальной напряженности, поскольку «на пятый год аборигены объяснили ему, что он глубоко не прав». Тут стоит отметить, что Георгий Боос стал первым губернатором в области, который был назначен президентом, а областная Дума просто его утвердила. Между ним и региональными элитами всегда существовал некий разрыв, который мешал признать губернатора «своим человеком». Этот разрыв, который после митингов обозначился еще более остро, и должен был закрываться общественно-политическим советом. У нового губернатора, чья политическая карьера началась в Гусеве, таких «разрывов» уже не было, и совет ему был не нужен. «В последние месяцы Боос был более договороспособен по сравнению с Цукановым», — отмечает политолог.

При Цуканове стала буксовать дорожная карта решения проблем, которые были обозначены резолюциями митингов: министры боосовской команды один за одним стали уходить в отставку. Политическая повестка изменилась, и новые министры делали вид, «как будто ничего и не было». «Если этот на гитаре играл и был байкером, то придет другой, сыграет на гармошке и скажет: «А я вам ничего не обещал», — продолжает злиться Дорошок.

«Че Гевара идет во власть»

В 2011 году Константин Дорошок выиграл выборы в Калининградскую областную Думу. Решение, вспоминает он, появилось у него почти спонтанно. «Я понимал, что Бооса нет: проблемы никто не решает. Новый губернатор — это вообще «до свидания». Как к нему пробьешься?» — комментирует бывший депутат, над которым даже все время предвыборной кампании продолжал висеть государственный долг.

Константин успел засветиться в некоторых громких протестных акциях с бывшими товарищами по митинговой трибуне. Вместе с Махловым и целым десантом общественников бывший организатор митингов ездил в Брюссель пикетировать здание Европарламента. На фоне нынешних событий в международной политике участники акции выглядят либо неисправимыми идеалистами, либо вовсе сумасшедшими: Дорошок и сотоварищи хотели добиться от европейских чиновников, чтобы для калининградцев отменили визы (они даже отправляли обращение Медведеву, чтобы он сделал аналогичные шаги по отношению к гражданам стран Шенгенского соглашения). Арсений Махлов, впрочем, куда менее категоричен в оценках акции: «Если вспомнить то время, каждому калининградцу для получения однократной визы требовалась бронь гостиниц и так далее. После того как акция была проведена, мы видим, что сегодня калининградцы с легкостью получают многократные шенгенские визы, не нуждаясь в конкретном подтверждении поездки. Это результат этой акции. Второе — произошло Малое приграничное сотрудничество. Это решение тоже возникло по результатам поездки в Брюссель. Вообще калининградской проблематикой в Еврокомиссии [по результатам поездки] было поручено заниматься очень авторитетному еврокомиссару Сесилии Мальстрем. У европейцев не было никаких проблем сделать Калининградскую область безвизовой, но российские власти высказались за то, что это не нужно. Но то, что сегодня калининградцы могут с легкостью выезжать в страны ЕС, — это результат вот этой поездки», — рассказывает Махлов, добавляя, что из всех акций протеста поездка в Брюссель принесла самые большие результаты. Сам Константин Дорошок тоже отрицает обвинения в том, что «Узник Европы» был просто пиар-акцией.

Махлов тогда поддерживал выдвижение своего соратника по трибуне в Облдуму. «Мне на тот момент казалось, что в областной Думе необходим вот такой выразитель народного мнения. У него не было бизнеса, который ему нужно было бы лоббировать. Он мог бы, грубо говоря, рубить в Облдуме правду-матку. Возможно, я ошибся», — вспоминает он.

Сама кампания далась Дорошку относительно дешево. «Единая Россия» в тот момент неожиданно подыграла. Против него был выставлен абсолютно проходной кандидат — бывший член окружного совета депутатов города Калининграда Алла Калашникова. Драться за мандат ему пришлось с бывшими соратниками по оппозиционной трибуне.

Дорошок был уверен, что оппозиционерам удастся договориться и выставить на каждый округ по единому кандидату, чтобы избежать ненужного «спойлерства» между собой. Поначалу политикам даже удалось достичь какого-то консенсуса, но потом каждая из партий вспомнила про собственные политические амбиции. По одномандатному округу № 4 конкурентами Дорошка стали лидеры местных ячеек КПРФ и ЛДПР Игорь Ревин и Валерий Селезнев. Оба, несмотря на проигрыш оппозиционеру, получили свои депутатские мандаты, так как прошли по партийным спискам. Этот факт до сих пор злит бывшего оппозиционного депутата. «Друзья, да вы же пройдете по партийным спискам! Мы же договаривались», — вспоминает политик. Селезнев якобы «забыл», что Дорошок тоже избирает по четвертому округу, и пообещал свою кандидатуру снять, а Ревин сослался на партийную дисциплину. Коммунист на округе занял второе место. От Дорошка он отстал чуть более чем на 200 голосов. Селезнев, который вновь «забыл» снять кандидатуру в решающий момент, стал четвертым.

«Раз его избрали — значит, удалось перебороть негативный шлейф после отмены третьего митинга, — говорит Владимир Абрамов. — Есть обыватели — простые, нормальные люди. Они из этих митингов вынесли один вывод: показали фигу с маслом Боосу — Бооса сняли. Другая часть — меньшинство. Это те, кто хотел процесс развивать дальше. Они были недовольны тем, что процесс на середине бросили и до логического конца не довели. Мне сложно понять, что они понимали под «логическим концом. Надеюсь, что не баррикады поперек Ленинского проспекта». Политолог отмечает, что политических активистов, которые обвиняли Дорошка в соглашательстве, было слишком мало, чтобы они могли повлиять на его избрание.

«Пять лет обычной бытовухи»

Свою деятельность в региональном парламенте Дорошок начал с очередной «войны за справедливость». Депутат не попал в число парламентариев, которые работают на платной основе. «У меня 28 числа закончатся деньги, и я пойду вставать на биржу труда. Такая же ситуация в отношении многих других», — угрожал он тогда. Сегодня Дорошок заявляет, что таким образом отстаивал права других депутатов, сохранить ли за собой бизнес или получать в Облдуме зарплату на постоянной основе. «Если ты представляешь во власти свой бизнес, то ты не депутат. Иди ты лесом. Когда рядом со мной сидит «единоросс» — предприниматель и бизнесмен, которого вы в кабинете никогда не найдете, который общается со своими избирателями через помощников, — то это депутат? Нет!» — горячится Константин и поясняет, что сам бизнесом заниматься не мог, потому что «один черт — все отберут».

Оппозиционер про свою деятельность в Облдуме вспоминает с явным разочарованием и говорит, что его законодательные инициативы «рубились на корню», а некоторые «были сворованы». Он пытался инициировать закон о зарплатах матерям, чьи дети не попали в детский сад. Но с этой инициативой неожиданно выступил перешедший из «Патриотов России» в КПРФ депутат Владимир Султанов, с которым Дорошок делил кабинет.

«Все 5 лет приходилось заниматься обычной бытовухой вместо законотворческой деятельности, — вспоминает Константин Дорошок про свою работу. — Вставлять двери, решать споры с управляющими компаниями», — добавляя, что это совершенно не соответствовало его представлениям о работе депутата. Он вспоминает о полномочиях, которые забрали у Облдумы, о «монархических замашках» правительства и губернатора и на вопрос о том, как сам оценивает свои 5 лет в парламенте, отвечает: «Очень плохо». «Я старался ему помогать, — вспоминает Соломон Гинзубрг, которого Дорошок в Облдуме считал своим «наставником». — Я пытался [ему] говорить, что [в Облдуме] нужно делать не то, что тебе хочется, а нужно исходить из законодательства. Акции проводить, тогда, когда их нельзя не проводить. Нельзя мельчить. Нельзя дискредитировать протест». Гинзбург вспоминает, что вместе с Дорошком они вносили предложение с поправками в устав области. Они вместе готовили законопроект о депутатских отчетах перед избирателями. Но он провалился. Вместе с Гинзбургом и отколовшейся от «Единой России» Аллой Войтовой Константин Дорошок вошел в депутатскую группу «Гражданская платформа».

«Он всегда подписывал и поддерживал те проекты, которые я вносил. Потому что для части проектов требовалась не только качественная, но и количественная поддержка. Они не могли бы быть рассмотрены, если бы не было трети от состава Думы», — поясняет Гинзбург.

Бывший соратник Константина Дорошка по оппозиционным митингам Арсений Махлов считает, что Дорошок с ролью «народного трибуна» в Облдуме не справился. В качестве примера он вспоминает ситуацию, когда областное правительство планировало получить кредит в 2,2 млрд руб. и потратить его на реконструкцию аэропорта Храброво (на тот момент он уже принадлежал частной компании). Только проценты по этому кредиту должны были составить для региональной казны 30 млн руб. Махлов разговаривал с Дорошком насчет этой ситуации, но депутат, по словам Махлова, на заседании Облдумы промолчал.

Политолог Владимир Абрамов каких-то знаковых шагов Константина Дорошка во время его депутатской деятельности вспомнить не может. Но считает, что проблема тут не в самом депутате, а в том, что Облдума 10 лет назад добровольно «обрезала свои полномочия по самые уши». «Я вообще деятельность областной Думы не могу заметить. Не дифференцируя [депутатов] на левых, правых и серо-буро-малиновых», — замечает он.

Поворотным моментом в депутатской деятельности Дорошка мог стать закон о капитальном ремонте. Ситуация очень напоминала историю с митингами и транспортным налогом. В законе хватало норм, которые могли бы спровоцировать население на новые митинги: никто, к примеру, не мог четко сформулировать, почему жители новых домов, которым ремонт потребуется нескоро, должны платить столько же, как и все остальные. На вопрос, почему ему не удалось в этот раз собрать 12-тысячный митинг, Дорошок замечает, что не было запроса со стороны общества. Но добавляет, что просто «время еще не пришло».

«Они опять это не довели до конца», — упорствует политолог Владимир Абрамов. По его мнению, после того как против закона были собраны подписи, надо было «продолжать работать с людьми». Он считает, что из всего количества людей, которые подписались против принятия этого закона, можно было выделить 2,5–3 тысячи наиболее активных и уже их использовать как политическую силу. «3 тысячи активистов для Калининграда — это страшная сила. Они бы проломили любую стену. Но этого не было сделано», — комментирует Абрамов. «Он не был «застрельщиком» поправок [к этому закону]», — говорит о Дорошке Махлов.

«Че Гевара может уходить»

Несмотря на все разочарования, в 2016 году Дорошок опять решил избираться депутатом Облдумы. На вопрос, зачем он решил это делать, Константин говорит, что «поверил в то, что что-то может измениться.

Новая выборная кампания далась Дорошку очень тяжело. Денег не было. Он сам клеил листовки и растягивал по ночам плакаты. У него не было юриста, и всем заполнением документации он занимался самостоятельно. Он вновь не смог договориться с другими оппозиционерами, которые то ли не так поняли, то ли просто обманули бывшего лидера калининградского протеста. Уговаривать поменять округ его начал еще один депутат предыдущего созыва Юрий Галанин, который избирался от партии «Родина». Сначала он напирал на то, что в четвертом округе (депутатом от которого и был Дорошок) находится школа, директором которой работает Галанин, и оппозиционеру против «Родины» там все равно ничего не светит. Когда угрозы не возымели действия, бывший член фракции КПРФ перешел к просьбам, и Дорошок решил «подвинуться». Тем более что освободился округ № 3 Юрия Шитикова, который ушел из Облдумы в правительство. Ему звонили из штаба «Справедливой России» , чтобы уточнить, по какому округу он будет избираться, и обещали не выставлять своих кандидатов. Но в результате против Дорошка выставилось сразу несколько кандидатов, которых можно назвать «спойлерами»: лидер СР Павел Федоров и Юрий Галанин, которому «Родина» приказала «позабыть» про родную школу.

«Там [на округе] текучка большая. Там военные, которые живут 5 лет. А потом 5 лет в другом месте служат. Они фамилию Дорошок не слышали, и кажется, что им вообще совершенно наплевать на выборы», — сокрушается сегодня Дорошок. Соломон Гинзбург уверен, что смена округа — «это главная ошибка», которую допустил оппозиционер во время своей кампании.

Избираться Дорошок решил в этот раз не как независимый кандидат, а от «Партии роста», которая принесла ему гораздо больше проблем, чем пользы. Дорошок говорит, что он был бы не против представлять в Калининграде право-либеральную партию («как бы их ни ругали ура-патриоты»), но «Партия роста», которая даже не смогла зарегистрировать список на выборах в горсовет, своей неорганизованной работой осложняла жизнь собственному кандидату как могла. Документы для регистрации в избиркоме он получил за неделю до дедлайна.

В довершение всего за два дня до голосования, 16 сентября, в Арбитражный суд Калининградской области поступило заявление от Межрайонной ИФНС № 8 по городу Калининграду с требованием признать Дорошка банкротом. Речь идет, как рассказывает экс-кандидат, о тех самых долгах, которые ему насчитали 10 лет назад. Такую внезапную активность государственной службы он связывает с выборами. Дорошок поясняет, что ему просто старались создать негативный имидж.

«Корчить из себя оппозицию»

Утром 19 сентября стали появляться первые цифры. Сразу стало понятно, что Константин Дорошок отстаёт практически от всех кандидатов, и его результат на округе будет один из худших. Комментируя эти результаты, Дорошок , как и, впрочем, все оппозиционеры, говорит о нечестной игре, вспоминая подвозы, «карусели» и то, что на кандидатов от «Единой России» работал рейтинг Путина.

Но судиться он не хочет и несколько раз в течение беседы дает понять, что он даже рад, что остался без мандата. «Корчить из себя оппозицию, находясь в этом составе Думы, — это не мое», — бросает он.

«Политик-одиночка очень редко выходит победителем. Случай Рудникова — уникальный. Надо создавать какие-то группы «на земле», группы поддержки. Но я эту мантру читаю уже лет 15 нашим политикам. Но это адовый труд, тяжелый. Все от этого отмахиваются... У нас политики живут в таком странном режиме: 4 года спячки и последний год — пробуждение активности», — комментирует Владимир Абрамов поражение Константина Дорошка на выборах.

«В 2010 году Константин «выстрелил». Но удержаться в когорте калининградских политиков ему не хватило, возможно, образования, возможно, принципиальности. Но по факту мы говорим, что да, не хватило», — говорит Арсений Махлов.

«В омут с головой»

В Арбитражном суде Калининградской области по-прежнему рассматривается дело о банкротстве бывшего депутата. Сам он говорит, что «цель банкротить Дорошка» не стояла. И этом он, скорее всего, прав. 5 октября заявление налоговой инспекции было оставлено без движения. Как следует из определения арбитражного суда, заявитель не выполнил сразу несколько технических требований. В частности, налоговая не предоставила выписку о наличии либо отсутствии у Дорошка статуса индивидуального предпринимателя. Кроме того, заявитель не внес на депозит арбитражного суда сумму вознаграждения для финансового управляющего (она составляла бы 25 тыс. руб). 28 октября служба ходатайствовала в суд о продлении этого срока.

«Я, наоборот, хочу, чтобы меня обанкротили», — говорит Дорошок, комментируя это дело и вспоминая, что налоговая, судебные приставы и таможня «выносят ему мозг» с 2006 года. Другие перевозчики, по его словам, тоже долги не платили: кто-то сменил фамилию, кому-то удалось уехать. Оппозиционер добавляет, что деньги эти все равно никогда не заплатит, потому что «государство и суды его обманули».

Владимир Абрамов на вопрос, сможет ли Дорошок после проигрыша, перезапустить свою политическую деятельность, отмечает, что политику придется «достаточно сложно». «Ему трудно будет выдать себя за нового. А политик с историей — раб этой истории. Случаев реинкарнации на политической арене достаточно мало», — говорит Абрамов, добавляя, что проигрыш на выборах, скорее всего, станет точкой в политической карьере оппозиционера.

Махлов тоже уверен, что у Константина Дорошка в ту же колею войти не получится. Политику придется искать себе новое лицо.

На вопрос, будет ли он теперь снова заниматься перегонкой автомобилей, Дорошок пожимает плечами и говорит, что «может еще хуже». «Я никуда не ухожу, никуда не исчезаю и не буду отказываться от общественной деятельности. Другое дело, что я не буду бросаться в омут с головой», — говорит он в завершение разговора.


Текст: Алексей Щеголев 



Читайте также в этом выпуске (№ 1053):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia