«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1053 
Операция «Собор»
Операция «Собор»
Заслуженный деятель искусств России, создатель симфонического оркестра Аркадий Фельдман осенью 2016 года начал ходить в суды. Художественный руководитель (а в недавнем прошлом — директор госучреждения культуры «Кафедральный собор») привлечен к административной ответственности по результатам проверки прокуратуры. Фактическим поводом к активности надзорного органа стало заявление первого директора Кафедрального собора, легендарного в Калининграде человека, Игоря Одинцова.
Смена руководства, пожалуй, в самом известном культурном учреждении региона произошла еще весной 2015 года. За минувшее время эта история обросла множеством деталей и переросла в довольно некрасивый публичный конфликт. Через средства массовой информации предыдущая команда обличала новое руководство в исключительно корыстных мотивах, непрофессионализме и непорядочности. С лета 2016 года к этому процессу по заявлению Одинцова были привлечены правоохранительные органы. Соратник Одинцова по «Кантовскому фонду», преподаватель БФУ имени Канта Ирина Кузнецова направила обращения к Николаю Цуканову и Евгению Зиничеву. В своих письмах она делала акцент на «катастрофическом положении», в котором оказался главный орган собора.
Команда Фельдмана, в свою очередь, тоже не стала молча терпеть упрёки и проверки и осенью 2016 года обратилась в следственный комитет — с требованием проверить действия своих оппонентов — предыдущего руководства.
«Не жаба нас душит. Но прежнее руководство хотя бы сидело молча», — с горечью в голосе комментирует ситуацию со взаимными обвинениями двух команд Аркадий Фельдман. «Я столько за всю жизнь по прокуратурам не ходил и по судам, сколько за последний год», — рассказывает работник культуры.
За время конфликта правительство области удовлетворило просьбу Аркадия Фельдмана об освобождении с поста директора. С недавнего времени обязанности руководителя учреждения исполняет Сергей Малофеев. Известно, что ранее он работал в органах внутренних дел Гурьевска и Светлогорска.
На днях новый директор направил в полицию еще одно заявление о преступлении, предположительно имевшем место в Кафедральном соборе. На этот раз Сергей Малофеев предлагает рассмотреть стиль управления Одинцова под углом злоупотребления полномочиями.


Культура без бюрократии


Информация, которой команда Фельдмана (назовём её так, потому что действующий и. о. директора был приглашен на должность заместителя именно Аркадием Айзиковичем) пытается дать ход через правоохранительные органы, не нова. Заявление о преступлении основано на материалах проверки работы учреждения культуры «Кафедральный собор» контрольно-ревизионной службой правительства области от 7 мая 2015 года.
Подобные проверки правительство Калининградской области назначало в соборе регулярно. Однако до 2014 года ничего предосудительного в действиях руководства собора не находили. Последняя проверка выявила длинный перечень сомнительных, с точки зрения ревизоров, практик. Среди них: заключение договоров с поставщиками услуг без составления смет, выплаты за оказанные услуги лицам, формально имеющим ставку в штате учреждения, занижение планируемых доходов от предпринимательской деятельности и иные проблемы с учетом расходов. Вскрылись и совсем абсурдные вещи: к примеру, само здание Кафедрального собора, хотя и эксплуатируется культурным учреждением, но в составе основных средств не числится. А орган — дорогостоящий музыкальный инструмент, который собору подарил чуть ли не лично Владимир Путин, — учтен как часть незавершенного строительством объекта. Юридически орган уподоблен любому из сводов собора.
Такая схема предпринималась, вероятнее всего, ради ухода от налогового бремени. В 2009 году выяснилось, что Кафедральный собор задолжал администрации Калининграда три миллиона рублей налога на имущество. Основным налогооблагаемым активом оказался как раз орган. Ситуация тогда вызвала много шума, но о том, как проблема была решена, не сообщалось. Только из акта проверки КРС стало известно, что с 2012 года и само здание собора, и орган, как его часть, учитывались на забалансовом счете. При этом в 2014 году орган стоил, по сведениям учреждения, как половина самого собора — 105 млн рублей. Стоимость всего собора, по данным бухгалтерского учета, составляла 202,5 млн.
Ко всему прочему ревизоры отметили, что реконструкция собора, памятника культуры федерального значения, проводилась в последние годы учреждением бесконтрольно.
«Службой выдавались разрешения на выполнение следующих работ по сохранению объектов культурного наследия: строительство пристройки (общественный туалет) от 30 мая 2008 года; консервационно-реставрационные работы на памятнике-надгробии герцога Альбрехта от 6 апреля 2009 года. За выдачей заданий и разрешений, согласованием проектной документации на выполнение иных работ по сохранению объекта культурного наследия в порядке, установленном федеральным законодательством, правообладатель памятника ГАУ КО «Кафедральный собор» в орган охраны объектов культурного наследия не обращалось», — говорится в акте проверки.


Пожертвования и рояли


Многие посетители Кафедрального собора помнят разнообразные ящики для пожертвований. Необходимость сбора средств на продолжение реконструкции собора никогда не вызывала сомнений. После прихода Аркадия Фельдмана на пост директора ящики исчезли. Почему?

Как следует из отчета ревизоров и отмечается во всех заявлениях Малофеева, средства из этих ящиков поступали отнюдь не в кассу учреждения. Как оказалось, деньги изымались два-три раза в год и сдавались на счет калининградского «Кантовского фонда». В течение 2013 –2014 года из ящиков было изъято 629,6 тыс. руб. В предыдущие годы, полагает Аркадий Фельдман, суммы могли быть и более существенными.
В «Кантовский фонд», учрежденный Игорем Одинцовым и Ириной Кузнецовой, перечислялись и бюджетные средства. В 2013 году эта некоммерческая организация получила от госучреждения больше 100 тыс. руб. за аренду имущества. При этом, как выяснилось в ходе проверок, именно на «Кантовский фонд», а не на государственное учреждение культуры были оформлены самые дорогие музыкальные инструменты собора: концертный рояль «Стенвей», подаренный главой «Лукойла» Вагитом Алекперовым, и клавесин «Нойперт» — подарок Гарика Сукачева.
«Гарик Сукачев подарил “Кантовскому фонду” клавесин. Почему фонду? Из уважения к Канту. У Игоря Одинцова с Сукачевым были тёплые дружеские отношения», — рассказала «Дворнику» Ирина Кузнецова. «Дело в том, что всякий раз, когда речь шла о соборе, мы сталкивались с тем, что все покупки должны проходить по конкурсу. А по конкурсу вместо клавесина «Нойперт», воссоздающего инструмент XVIII века, нам бы дали какую-нибудь фирму «Ижевск», — рассуждает председатель попечительского совета собора и председатель «Кантовского фонда».
По договоренности между фондом и собором эти инструменты находились в пользовании учреждения культуры, однако в бухгалтерии на момент проверки ревизорами не нашлось документов, которые объяснили бы нахождение на сцене собора двух концертных роялей и клавесина. С точки зрения бюрократического порядка и действующего законодательства ситуация с роялями выглядела крайне неоднозначной.
Интересно то, что такая схема взаимоотношений между госучреждением «Кафедральный собор» и «Кантовским фондом» существовала не один год. Какое количество денег и какого происхождения было проведено через его счета, сказать довольно сложно. Учитывая то, что Игорь Одинцов долгое время совмещал должность директора собора и пост вице-президента этой организации, по городу ползли самые разные слухи о судьбе этих средств. Предполагали в том числе и личную заинтересованность руководителя. Нам удалось узнать судьбу лишь нескольких десятков миллионов, прошедших через счета собора в последние годы. Коротко говоря, они сгорели.


Миллионы застряли в «Инвестбанке»


На ГАУ «Кафедральный собор» было заведено несколько банковских счетов. В основном — в «Инвестбанке» и ПАО «Сбербанк». По неизвестным причинам в конце 2013 года руководство собора решило открыть еще один денежный вклад в «Инвестбанке». С этим кредитным учреждением Игоря Одинцова связывали давние отношения. По меньшей мере только валютный счет учреждения существовал в этом банке с января 2000 года.
8 ноября 2013 года представители собора положили на новый счет в еще казавшемся стабильном банке 5 млн руб. Эти средства, согласно объяснению, внесенному в акт КРС, были получены в результате предпринимательской деятельности. Вклад был рассчитан на 182 дня. Банк обязался вернуть эти 5 млн с уплатой 10 % годовых.
Однако события стали развиваться совсем иным путем. В декабре проблемы «Инвестбанка» стали очевидны, и в день, когда его офисы в первый раз приостановили работу, команда Одинцова обратилась с заявлением, чтобы вернуть свои миллионы.
Однако обязательства по возврату денежных средств по вкладу банк, рассыпавшийся на глазах вкладчиков, разумеется, не выполнил. В дальнейшем собор попытался вернуть эти средства в судебном порядке. Однако не через логичное для этой ситуации включение своих требований в реестр требований кредиторов АКБ «Инвестбанка». Весной 2014 года собор подал иск об обязании кредитной организации закрыть существующий вклад и вернуть внесенные на него средства. К моменту первого рассмотрения дела лицензия на осуществление текущей банковской деятельности у «Инвестбанка» была отозвана уже более трех месяцев, а сам банк был признан банкротом. Калининградский арбитраж оставил требования собора без рассмотрения. Апелляционная инстанция не стала отменять это решение.
Новое руководство собора не смогло пояснить, включила ли команда Игоря Одинцова «Кафедральный собор» в реестр кредиторов «Инвестбанка». С одной стороны, технически для этого было достаточно времени. С другой — никаких документов, свидетельствующих о том, что это было сделано, в архиве собора не сохранилось. Отметим, что КРС в своем акте вовсе не упоминает отдельно об утрате этих 5 млн руб. В отчете ревизоров речь идёт о сумме в три раза большей.
«Денежные средства в размере 15,7 млн руб. “пропали” после отзыва лицензии у АКБ “Инвестбанк” ОАО», — говорится в документе. Иных оценок этой ситуации ревизоры давать не стали.
Любопытно, что и сам «Кантовский фонд», некоммерческая организация, потерял в «Инвестбанке» как минимум 74,3 тыс. евро. Такие цифры фигурируют в арбитражных разбирательствах с участием фонда. Кстати, эта сумма, похоже, не была экстраординарной для общественной организации: 10 декабря 2013 года Игорь Одинцов как директор Кафедрального собора пожертвовал фонду Ирины Кузнецовой 6,69 млн руб. и по неизвестной причине перевел их на счет фонда в «Инвестбанке».
«6 миллионов — это абсолютно законные пожертвования. Они были накоплены, чтобы купить новый рояль. Задача нашего фонда вообще была накапливать деньги. Собор их зарабатывал, жертвовал, а мы аккумулировали. Говорить о том, что кто-то прикоснулся к этим деньгам, мы не можем. В “Инвестбанке” так и лежат эти 6 миллионов, — рассказала корреспонденту «Дворника» Ирина Кузнецова. — Фонд делал накопления, потому что собор надо было восстанавливать. Приобреталось много для собора: деревянные фигуры для органа мы заказывали, деревянные рыцари стоят в соборе, даже галерея в туалет была приобретена за средства фонда. Никто из нас никогда за счет этих денег не зарабатывал», — говорит Ирина Кузнецова.
У Сергея Малофеева другая точка зрения: «Все эти сделки не отличаются ничем от того, что по телевизору рассказывают о фондах и чиновниках — они были сделаны с заинтересованностью. Особенно то, что касалось благотворительности кантовскому фонду. Деньгами, которые собор зачислял на счет фонда, фонд имел право распоряжаться в любом виде. Я не говорю, что они этим занимались, но мы хотим, чтобы правоохранительные органы провели проверку. По нашему мнению, учреждению и его интересам был причинен ущерб», — рассуждает полковник полиции в отставке.
Игорь Одинцов информацию о новых подозрениях на свой счет воспринимает иронически.
«Они могут писать всё, что угодно и кому угодно. Я не боюсь. Никто не может показать, что Одинцов взял хотя бы одну копейку себе. Я не воровал и не ворую», - рассказывает Игорь Одинцов «Дворнику». В разговоре он эмоционален и бескомпромиссен в отношении действующего руководства собора. «Товариши, которые пришли к власти в соборе, практически уничтожили всю базу, созданную для реконструкции собора. То, что было накоплено, всё просто растащено», - заявляет он.




Текст: Мария Пустовая
__


Мнение:


Владас Повилайтис: Они подняли собор из руин — это то, что нужно знать об этих людях


«Кантовский фонд» — это, очевидно, детище не только Ирины Сергеевны Кузнецовой, но и Игоря Одинцова. Кто Одинцов для Кафедрального собора? Для меня ясно. Одинцов — это человек, который поднял собор из руин. На его примере очень просто говорить о роли личности в истории. Что касается нового руководства собора, то история там тоже есть. Насчет личностей я ничего сказать не могу…
Я всю жизнь прожил в Калининграде, я помню эти руины, мы там еще детьми все закоулки обшарили. И когда собор родился заново, это было чудо.
Если бы фонд был создан для того, чтобы кто-то на нем заработал, мы до сих пор проводили бы семинары, круглые столы и устраивали конкурсы проектов, было бы у нас еще одно «Сердце города», и все были бы довольны. Только собора не было бы. Потому что обещать всегда выгоднее чем жениться.
И если Игорю Александровичу был нужен этот фонд, то для меня это достаточное основание для того, чтобы он был создан. Говорят, что победителей не судят. Это неправда. Их судят именно за то, что они победители, что смогли, сумели, создали. Что не оставили поле битвы мародерам.

С Ириной Сергеевной Кузнецовой я лет двадцать работаю на одной кафедре. За эти годы она ни разу не дала повода усомниться в её порядочности. Но, скажу честно, я не читал ни одной бумажки о работе фонда и отчетов вроде тоже не видел. Хотя нет. Отчет я видел. Он стоит на острове Канта. Он там, этот отчет один стоит, его сложно не заметить. Я его очень хорошо изучил и принял.



Читайте также в этом выпуске (№ 1053):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia