«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1032 
«Тайна центра города»
«Тайна центра города»
В мае этого года стало известно, что Александр Попадин уволен с поста руководителя бюро «Сердце города». Культуролог руководил проектом около трех лет, но контракт с ним решили разорвать досрочно. При этом никаких внятных претензий к работе Попадина от правительства области – его непосредственного работодателя – не прозвучало. Последовали осторожные замечания, что проект «вступает в иную стадию», а значит, нужен и новый человек в качестве руководителя. Судя по тональности комментариев в СМИ, самому Попадину сложно было скрывать обиду. Хотя за место он цепляться не стал, судьбе покорился, а в СМИ говорил, что раз ему теперь не дадут влиять на принятие важных решений, то покидать «Сердце города» надо без всяких сожалений. Отношение к Александру Попадину и его попыткам поиграть в восстановление исторического Кёнигсберга в местной архитектурной среде никогда не было однозначным. Так что именитых защитников у культуролога не нашлось. И даже острой общественной дискуссии не получилось: увольнение, будто прошло незаметно, никаких репутационных потерь команда губернатора Николая Цуканова не понесла.
Впрочем, произошедшую кадровую перестановку сложно объяснить очередной бюрократической возней, которая происходит в курируемом правительством проекте. «Сердце города» действительно вступает в новую стадию. Но её контуры пока совершенно размыты и непонятны. Более того, возникает ощущение, что получится из «Сердца города» не совсем то, о чем говорили в начале проекта власти.
Основная функция Александра Попадина на посту руководителя бюро сводилась к публичной активности. Несмотря на критику со стороны архитекторов, калининградского культуролога смело можно было назвать фигурой удобной и компромиссной: Попадин не работал ранее в органах государственной власти, не был замешан в коррупционных скандалах и вообще в системе «свой-чужой» был скорее для чиновников вторым, чем первым. Под непосредственным руководством культуролога бюро провело два конкурса: первый касался практически всей территории, попадающий в проект. Второй – «Пост-замок» - был уже более прицельным и касался пятна Королевской горы и Центральной площади. В техническое задание ко второму конкурсу тихой сапой «вшили» обязательное восстановление Королевского замка (точнее, западного флигеля, потому что он «связан с российской историей»). У конкурсантов просто не осталось выбора: архитекторы (даже те, кто до этого к подобной идее относился с большим скепсисом и называл «муляжом») просто вынуждены были рисовать на планшетах гротескные громадины, соревнуясь между собой в высоте башен. После того как результаты конкурса были подведены и победил живущий в Милане калининградец Антон Сагаль, Александр Попадин заявил, что восстановление западного флигеля – дело решенное, хотя раньше точку в этом вопросе предполагалось поставить при помощи референдума. Попадина для верности отправили на несколько встреч с общественностью, где культуролог сначала ругался с условными «противниками ползучей германизации», для которых замок – «символ не нашей власти», и потенциальными инвесторами, которые считали, что у проекта застройки центральной части города нет коммерческих перспектив.
После этого потребность в Попадине, как в ширме, отпала. С культурологом расторгли контракт, а он благоразумно решил не сопротивляться этому процессу. Его место заняла бывший менеджер по проектам «Сердца города» Ольга Маркова. До этого момента госпожу Маркову в бюро умело скрывали от посторонних глаз: на публичных мероприятиях она если и присутствовала, то никакой публичной активности не проявляла. В архитектурной среде про нее почти никто ничего не знает. Известно только, что несколько лет она работала у архитектора Артура Сарница. Последнего можно определить, как одного из главных критиков команды Александра Попадина. Сейчас, когда противник уже повержен, Сарниц, не стесняясь, рассказывает об истории конфликта (культуролог более деликатно называл эту ситуацию «отсутствием дружеского диалога»). Архитектор жаловался на одной из встреч, что когда бюро опубликовало проекты по конкурсу, то все увидели «что никакого Кёнигсберга там нет». «Бюро «Сердце города» даже против замка было настроено. Они не хотели замка — они сделали всё, чтобы его там не было», - рассказывал архитектор на одной из встреч с общественностью.
За самим Артуром Сарницем в архитектурных кругах давно закрепилась репутация «радикала». Он действительно достаточно фанатично относится к идее восстановления исторического наследия города. «Чтобы было как можно больше Кёнигсберга в Кёнигсберге», - говорит он сам про себя. И если после назначения Ольги Марковой проект «Сердце города» ушел куда-то на дно, прочь от публичных мероприятий и презентаций, то Артур Сарниц, наоборот, начал проявлять неожиданную публичную активность.
Примерно месяц назад он провел встречу с калининградскими краеведами. Походило это, правда, на попытку прямой агитации: Сарниц устроил презентацию проекта восстановления замка и аккуратно заметил, что ему хотелось бы, чтобы когда дело все-таки дойдет до стройки, за основу была взята эта работа. При этом конкурс «Пост-замок» прошел для команды его архитектурного бюро неудачно. Ему не удалось занять ни одно из призовых мест. Архитектурное бюро получило специальный приз жюри. На встрече с краеведами Сарниц говорил с такой уверенностью в голосе, что казалось, что именно он, а не Антон Сагаль получил главный приз. Что Александр Попадин, что губернатор Николай Цуканов на прямые вопросы о том, кто даст денег на их игры в историческое восстановление, предпочитали отмалчиваться. Более того, ни разу не была озвучена даже примерная сумма, которая может потребоваться на эти работы. Сарниц же в эти вопросах действует куда более уверенно. Архитектор открытым текстом заявляет, что инвестор у проекта есть, а строительство западного флигеля по его проекту обойдется в 12 миллионов евро.
После этой неожиданной вылазки Сарница стали происходить странные события. Депутаты Калининградской областной Думы проголосовали за выделение еще неизвестному инвестору гарантий в 170 миллионов рублей за счет областного бюджета. Формально бизнес-структуру, которая займется восстановлением флигеля, должны будут определить при помощи конкурсных процедур. Но депутатам никто не стал озвучивать ни дату этого конкурса, ни его условий. Что не помешало им соответствующие поправки к бюджету все-таки утвердить. Радикально против высказалась Алла Войтова. «У нас уже 75 % государственного долга от собственных доходов. Это довольно высокий уровень. Тем более, не известно, под какого инвестора мы это даём», - пыталась она прояснить свою позицию. Но большинство членов регионального парламента её опасений не разделяли. Председатель комитета по экономике и финансам и член партии «Единая Россия» Валерий Фролов был настроен куда более радикально. «Если вы не понимаете необходимости реализации этого проекта, то это ваши проблемы. А я это понимаю, и у меня есть право поднимать руку за или против. И я её поднял, за», - отрезал депутат на вопрос журналистов о возможных рисках мероприятия.
После этого в дело уже вступили городские власти. В конце июня Горсовет депутатов утвердил изменения к правилам землепользования и застройки. Речь идет как раз о том участке, где планируется восстановление замка. В частности, депутаты разрешили строить там жилье (а заодно кинотеатры, гостиницы и магазины). «По-другому никак… Вы рождаете заранее мёртвого ребенка. По-другому никуда проект не двинется. Инвесторов не будет», - комментировал это решение глава города Александр Ярошук. На общественных слушаниях, где обсуждали эти поправки, горожане на словосочетание «жилая застройка» реагировали достаточно резко, а чиновникам городской администрации пришлось услышать про себя и проект «Сердце города» много нелицеприятного. Но сама процедура слушаний носит формальный характер. И после того, как все замечания были внесены в протокол, у депутатов были полностью развязаны руки.
Вице-премьер правительства области Гарри Гольдман (именно он курирует тему «Сердца города») до сих пор утверждает, что на территории замка не будет никакой жилой застройки. Чиновник, правда, вынужден стыдливо добавлять, что это лишь его мнение. Инвестор же замка, по словам Гольдмана, может руководствоваться не только коммерческим интересом и вполне логичным желанием отбить собственные миллионные вложения, а некими непонятными амбициями. Впрочем, если речь идет именно о репутационных бонусах и «народной любви», которые может получить компания, которая «вернет городу замок», то тогда не очень понятно, почему никто публично не заявил о таких амбициях.
Проект «Сердце города», в котором «белых пятен» всегда было подозрительно много, кажется, подошел к той стадии, когда полностью превратился в одно такое большое и размытое «белое пятно». Депутаты готовы дать за счет калининградских налогоплательщиков миллионные гарантии непонятно кому, глава города говорит, что нужно жилье, вице-премьер – что не нужно, Сарниц рвется в бой за «исторический, русский Кёнигсберг», Сагаль, получив из бюджета премию в 2 миллиона рублей, куда-то пропал с радаров. При этом за казенной формулировкой «восстановление западного флигеля» - как за ширмой – может прятаться вообще все, что угодно. В 2007 году на воркшопе было определено, что строить в центральной части города можно будет только после проведения международных конкурсов. Сейчас власти выполнили условия этой игры. Но юридические последствия этих конкурсов никто не проговаривал. Уже не раз звучали предложения собрать, к примеру, из всех лучших идей у победителей, как из конструктора, некого условного «монстра» и начать стройку по этому проекту. И не факт, что когда начнут собирать, у инвестора не получится очередной торговый центр, который, может быть, издали и в плохую погоду отдаленно будет напоминать Королевский замок.
Алексей ЩЕГОЛЕВ



Читайте также в этом выпуске (№ 1032):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia