«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1029 
Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 1 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 2 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 3 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 4 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 5 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 6 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 7 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 8 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 9 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 10 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 11 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 12 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 13 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 14 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 15 Газета Дворник Калининград, выпуск №23 (2016), страница 16
“Стали чаще выявлять психические расстройства”
“Стали чаще выявлять психические расстройства”
Здоровые взрослые получаются из здоровых детей – развитию этого тезиса был посвящен «круглый стол» общественной палаты региона. 14 июня её комиссия по социальной политике собрала в Доме профсоюзов общественный совет по здравоохранению и представителей медицинской отрасли. Главные врачи детских поликлиник, работники больниц собрались, чтобы обменяться своими суждениями о состоянии детского здравоохранения в регионе. Статистика показывает его в позитивном свете: пошла на спад детская и младенческая смертность. Другие озвученные факты – нехватка примерно трети педиатров для детского населения, отсутствие нормальной связи между поликлиниками и районными больницами, социальных гарантий для медиков иллюстрировали, что ситуация в отрасли далека от благополучной.

Слишком корректная статистика

Главным предметом обсуждения стал доклад Ирины Черкес, начальника отдела охраны материнства и детства областного министерства здравоохранения. В последние три года ведомству пришлось работать в условиях жесткой критики по «детскому» профилю. С 2013 года в регионе фиксировался рост детской смертности. В 2014 году он составил 53%. Минздрав ссылается на то, что такие показатели характеризовали скорее не качество обслуживания новорожденных и детей первого года жизни, а качество учета таких случаев.
«Мы очень корректно вели статистику. В прошлом году область приблизилась к плановым показателям по младенческой смертности. На тысячу новорожденных фиксировалось 6,1 смертельных случаев. В структуре общей детской смертности показатель младенческой смертности занимает 58–60%. По предварительным данным, с начала года в регионе погибли 129 детей в возрасте от нуля до 17 лет включительно, из них 75 – в возрасте до одного года жизни», - сухо рассказывает Черкес.
Ключевым способом борьбы с ростом младенческой смертности, по ее словам, стало отлаживание механизмов взаимодействия между первичным звеном, где наблюдается беременная женщина, и областным перинатальным центром. Раньше эта маршрутизация была не так хороша, и значительное число гибели новорожденных приходилось на районы области. В сложившейся ситуации при обнаружении факторов риска будущих мам должны направлять на обследование в центр на Каштановой аллее. В минздраве отдают отчет, что только это учреждение сегодня укомплектовано оборудованием и достаточно квалифицированным персоналом, чтобы оценить факторы риска развития ребенка и его появления на свет. С 2016 года перинатальный центр вообще должен стать единственным медицинским учреждением, специалисты которого будут выезжать для оказания профильной помощи в районы области. Для этих нужд больнице даже приобретут современный реанимобиль, чтобы снять проблему с транспортировкой рожениц из области.
Калининградские родильные дома будут работать с городским населением. О дооснащении их диагностическим оборудованием или о модернизации имеющихся учреждений Ирина Черкес в докладе не упоминает. Создается впечатление, что фокус внимания министерства лежит где-то за пределами областного центра. В речи начальника отдела охраны здоровья материнства и детства только раз упоминается калининградский родильный дом, когда речь заходит о статистике деторождений в среде трудовых мигрантов.
«Количество женщин, которые попадают на роды, не пройдя обследования, в регионе сокращается. Те, которые находятся в группе социального риска, не благополучные родители, ежегодно это около 200 родов, обслуживаются в родильном доме №4. Но я вас уверяю, что большая часть приезжих женщин – прекрасно обследованы», - замечает Ирина Черкес.

Дефицит, боязнь региона и рост психических расстройств

Если для контроля состояния здоровья новорожденных и оказания им всесторонней помощи у министерства разработана дорожная карта, то по части медицинского обслуживания растущих детей и подростков наблюдаются явные проблемы. Главным образом они упираются в явный дефицит кадров, с одной стороны, и в постоянный дефицит программы государственных гарантий по линии здравоохранения – с другой.
Статистика фиксирует, что в целом заболеваемость детского населения в регионе сокращается. Однако у тех детей и подростков, которые перешли через младенческий возраст, стали чаще выявлять расстройство психики и нервной системы, а также эндокринной, главным образом из-за сахарного диабета. Кстати, выросло и число женщин, подходящих к рождению ребенка уже страдая этим тяжелым заболеванием.
Регулярное наблюдение таких детей – задача не только родителей, но и педиатров. Их в регионе хронически не хватает, педиатрическая служба недоукомплектована на 21,5%. Нехватка участковых на уровне статистики не столь существенна, главным образом из-за того, что врачи стараются принимать на себя дополнительную работу. Дефицит детских докторов начал формироваться в области со времени отмены обязательного распределения для выпускников медицинских вузов. В Калининграде эти кадры как не готовили, так и не готовят. В БФУ, где есть медицинский факультет, нет планов открывать педиатрическую кафедру.
«Из 157 человек выпуска педиатрического факультета в Смоленске в педиатрию пошли 38 человек. Им предлагались места для трудоустройства, в том числе и Калининград. Я присутствовала при этом отборе. Одна девушка при выборе между нами и сельской местностью в Смоленской области предпочла второй вариант. Я вышла за ней, спросила, почему так. Ответ её меня поразил: «У вас тут тяжелая военная обстановка» , - рассказвает главный врач детской поликлиники №1 Лариса Клецкова. В её поликлинике, расположенной на набережной Трибуца, обстановка с педиатрами очень непростая. Областное правительство изыскало средства для предоставления поликлинике четырех квартир для служебного жилья врачам, но ситуацию это не исправило.
«Из четырех согласившихся работают только двое. Одна врач отказалась от квартиры и перешла на работу в областную больницу, другой – вернул квартиру и уехал обратно в Омск. Возраст большинства врачей у нас предельный, поэтому одни пришли – другие ушли», - делится Клецкова. Не лучше обстоит ситуация и в детской поликлинике №4. Здесь не хватает одиннадцати врачей-педиатров. «С узкими специалистами в детской медицине ситуация примерно такая же, как и во взрослой», - грустно констатирует кто-то из членов общественного совета по здравоохранению. И снова выясняется, что за пределами Калининграда ситуация тоже тяжелая, но не столь критическая. Программа «Земский доктор» позволяет трудоустроившимся в сельские медучреждения врачам получить по миллиону подъемных. В столице региона эти бонусы не действуют.

Без платных услуг

Зарплата педиатра поликлиники №1 от 28 тысяч рублей до 60. Разброс характеризует общую тенденцию. Один врач редко когда ведет один «участок». Пользуясь свободой выбора медучреждения, жители окрестностей Калининграда прикрепляют своих детей к наиболее известным поликлиникам. В итоге все нормативы по прикреплению давно исчерпаны (из-за нехватки ресурса), у докторов «сдают нервы», и они пишут заявления на увольнение, сетуют главные врачи. Один из ключевых факторов, влияющих на зарплату медика, – его стаж. В соответствии с поправками в федеральном законодательстве, он больше не начисляется, если фельдшер работает не в медицинском учреждении, а, скажем, на предприятии или в школе.
«Скоро первое сентября, а мы не можем найти медика в наш корпус. У меня 440 парней шесть дней и ночей в неделю находятся в одном помещении. И ни одного врача на них. Все, кто работали в корпусе, предпочли перейти туда, где им идёт стаж», - раскрывает один из секретов кадетского корпуса его директор Татьяна Бартминская. В итоге контролем за здоровьем ее воспитанников занимаются городские поликлиники и в экстренных случаях – «скорая».
Отдельная причина «сдающих нервов» докторов - не мизерность социальных гарантий, а отношение со стороны пациентов и их родителей. Как бороться с невежами и хамами, врачи не представляют.
С точки зрения начмеда детской областной больницы Владимира Зубарева, очень хорошо отношение гражданского населения к медикам характеризует количество «недоездов». Так, участники «круглого стола» называют случаи, когда в детской поликлинике ребёнку дают направление на госпитализацию или прием в областную больницу, а родители … просто не приезжают. При этом из очереди такой недозаезд не выпадает, и принять в назначенное время другого ребенка врачи не могут (казус системы записи). В месяц в областной больнице фиксируется до 500 таких «недоездов».
Участники «круглого стола» подискутировали о том, как можно наказывать таких родителей, которые не только проявляют неуважение к докторам, но и не доводят до конца лечение детей, ставят их здоровье под угрозу. Как оказалось, никаких законных путей для влияния на них нет. Хотя бы представители врачебного сообщества и хотели ввести какие-то меры воздействия. «Наказывать первичное звено – неразумно. Со своей стороны районная больница и поликлиника делают всё, что положено. Применять меры воздействия на родителей, ограничивая их возможности по записи ребенка на приём в дальнейшем, – тоже безумие», - комментирует ситуацию главный врач Правдинской центральной районной больницы Виктория Мурзакаева.
Очереди, возникающие из-за «недоездов», уменьшают уровень доступности медицинской помощи. На практике это означает, что добропорядочные родители не могут легко и быстро записать дочку или сына на прием. Зачастую это приводит к наблюдению ребенка у частного педиатра в платной клинике. В этом случае у государственных медиков происходит «разрыв». Обязать всех родителей отчитываться о результатах приёма ребенка у платных специалистов перед участковыми педиатрами минздрав тоже не может. Кстати, сами поликлиники не могут предоставлять платные услуги в принципе. С одной стороны, это вроде бы говорит о социальной ориентированности, с другой – исключает накопление средств для развития, расширения площадей.
Теснота в коридорах поликлиник – еще одна примета времени. Избавиться от неё можно только, пожалуй, за счет строительства новых помещений для ведения приема. В Калининграде на протяжении нескольких лет не могут подобрать территорию для таких работ. По словам Ирины Черкес, есть понимание только с одним местом: в микрорайоне Юго-Восток. Земля здесь принадлежит области, поэтому проблем с отводом возникнуть не должно. Все предыдущие переговоры между областью и муниципалитетом завершились ничем.

Текст: Мария Пустовая
Фото: Юлия Власова 



Читайте также в этом выпуске (№ 1029):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia