«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1019 
Последний уголок милосердия
Последний уголок милосердия
Около месяца назад неравнодушные калининградцы начали беспокоится за судьбу одного из старых корпусов бывшей кёнигсбергской Больницы Милосердия, который до недавнего времени можно было увидеть на территории нынешней областной больницы со стороны ул. Нерчинской. В списке объектов культурного наследия этот корпус датируется XIX веком. А если быть точным, то 1874 годом. Это одноэтажное здание управления кёнигсбергской Больницы Милосердия, построенное из красного обожженного кирпича с характерными для сооружений Восточной Пруссии элементами историзма. Больница Милосердия была основана в Кёнигсберге в 1849–1850 годах Магдой и Кларой цу Дона, дочерьми известного и заслуженного военачальника, графа Фридриха, которые подхватили идеи пастора Теодора Флиднера, жившего в Кайзерверте и разрабатывавшего задачи по квалифицированному уходу за больными.
По замыслу, в этом лютеранском учреждении женщины могли получать навыки ухода за больными. Получивших соответствующую подготовку горожанок называли диакониссами. Они не являлись монашками в общепринятом смысле этого слова (как известно, протестанты не признают монашества), но религиозный компонент в воспитании сестер при такой общине был силен наравне с медицинской подготовкой.
Идея создания такой больницы (первоначально на 20 мест) нашла широкий отклик в кёнигсбергском обществе, и друзья семьи цу Дона смогли основать Больницу Милосердия 18 мая 1850 года в доме на Хинтерроссгартен, 44.
Учреждение расширялось, строились корпуса, изоляторы для инфекционных больных, общежитие для диаконисс, которые здесь же получали медицинское образование. Институт сестер милосердия в XIX веке получил широкое распространение не только в Европе, но и в царской России: например, в Петербурге община лютеранских диаконисс вокникла в 1859 году.
История новейшего времени сложилась так, что старая Больница Милосердия вновь оказалась связана с медициной и сейчас фактически расположена на территории, принадлежащей областной клинической больницы.
С лета прошлого года областная клиническая больница на федеральные средства строит новый морг и офтальмологический центр, которые пришлось втиснуть на территорию небольшого по сегодняшним меркам медгородка, ограниченного улицами Клинической, Нерчинской и Боткина. Морг и патологоанатомическая лаборатория фактически построены, но еще не оборудованы. К слову, этот новый морг теперь стоит на месте самой старой и самой узнаваемой части кёнигсбергской больницы, запечатленной на многих кёнигсбергских открытках, — капеллы и самого здания больницы на Альтроссгартнер Кирхен штрассе (ныне ул. Нерчинская) 1861 года. В 1944–1945 году они сильно пострадали от воздушных налетов, затем во время штурма города, и не восстанавливались.
Четырехэтажный офтальмологический центр решили строить на месте небольшого внутреннего дворика больницы, или сада, как его еще называют в немецкоязычной литературе о Больнице Милосердия. Сад некогда окружали самые старые здания больничного городка. Были там и каштаны. Однако ради современной стройки пришлось спилить старый немецкий каштан у проходной. Правда, еще один остался — тот самый, о котором написала Верена Штёссингер в своем почти документальном романе «Деревья остаются», посвященном судьбе ее мужа, выросшего в Восточной Пруссии и покинувшего родину в 1945 году. В 90-е годы в саду за корпусом, о судьбе которого мы так беспокоимся, ещё стояло маленькое квадратное помещение капеллы 1884 года.
Таким образом, одноэтажный корпус 1874 года — это самое старое сооружение, сохранившееся ныне из всего комплекса Кёнигсбергской больницы Милосердия. Здание оказалось зажато между двумя стройками. В прошлом году с корпуса сняли кровлю, вынесли деревянные рамы и немецкие двери, а его судьба на фоне двух больничных новостроек оставалась совсем туманной, несмотря на заявления руководства областной больницы, что все немецкие корпуса будут отреставрированы. В конце марта строители начали разбирать по кирпичам южную стенку корпуса в том месте, где текла крыша и кирпич наиболее пострадал от сырости... Но не на кирпичи, а для того, чтобы переложить кладку и отремонтировать стенки. Теперь памятник регионального наследия обнесен лесами, и его консервируют. По словам руководителя службы охраны объектов культурного наследия Калининградской области, фактически здание приспосабливается к современным нуждам. И в скором времени к нему будет примыкать угол новой постройки.
Почему же появились сомнения в том, что здание действительно сохранят? Сомнения в этом были обоснованы: относительно недавно этот район города уже лишился знаменитого кинотеатра «Баррикады», бывшего спортивного зала немецкой школы, также построенного в XIX веке. Сооружение отдали РПЦ, которое и снесло объект, оставив для своих нужд маленькую пристройку. К сожалению, «Баррикады» действительно не стояли на учёте памятников архитектуры ни местного, ни регионального значения. Кроме того, масштабная реконструкция улицы 9 Апреля существенно изменила привычный облик этого уголка города. Фундаменты Альтроссгартенской кирхи, на которые наткнулись строители, никак не были исследованы и задокументированы. Не говоря уже о бывшем кладбище при кирхе. Западная часть кладбища попала в зону магистрали, однако эксгумацию не стали проводить, сославшись на формальности и отсутствие закона о перезахоронении останков, найденных во время строительства зданий. Скандал с найденными черепами и костями кёнигсбержцев быстро замяли. Спасибо хоть на том, что этот участок на ул. 9 Апреля между «Миром ткани» и бывшей МУП «Чистотой» не попал под застройку и был переведен в зону городских скверов. Это всего лишь два примера отношения к наследию, а по Калининграду их наберется десятки, не говоря уже про область, где хозяином является дикий житель села, приспосабливающий и разрушающий все, что плохо лежит, особенно кирпичи древних кирх и замков.
Территория областной больницы имеет давнюю историю, и не все тайны еще раскрыты, в том числе и связанные с послевоенной судьбой больницы, которая единственная не прекращала работу во время штурма города и после него, принимала раненых до последнего, а затем уже и умиравших от голода в Кёнигсберге.
Уголок бывшей Больницы Милосердия обязательно должен быть сохранен. Не только потому, что в Калининграде не так много исторических зданий старше 1890–1900 гг., но и по той причине, что идея создания Больницы Милосердия была неразрывно связана с благородным намерением помогать ближнему.

Анна ПЛАСИЧУК



Читайте также в этом выпуске (№ 1019):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia