«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1000 
Губернатор в каждый дом
Губернатор в каждый дом
Калининградская область постепенно погружается в новую политическую реальность. Речь идёт о смене модели взаимоотношений власти и общества, или, как это иначе принято называть, общественного договора. Если раньше разного рода инфраструктурные проекты, благоустройство городов, рост зарплат в социальной сфере подавались губернаторами и мэрами как подарок или результат их эффективной работы, то теперь власти вынуждены выписывать населению счёт. Процесс это довольно неприятный, так как входить в личное финансовое пространство россиянина властям, за редким исключением, не приходилось.
Проблем того уровня, которые встают перед властями сейчас, не возникало за всю историю вертикально интегрированной (путинской) России. Кризис 2008–2009 годов был краткосрочным, а накопленных резервов с излишком хватало, чтобы пройти его без снижения уровня жизни населения. Согласно большинству прогнозов, этот кризис будет затяжным (5–10 лет), а резервы закончатся уже через 1–2 года. Иначе говоря, у людей, находящихся сегодня у власти в России, нет эмпирического опыта их разрешения. Поэтому нам стоит ожидать импровизации.
Первой попыткой привлечь ресурсы у граждан можно считать продуктовое эмбарго — финансирование модернизации сельского хозяйства за счёт населения. За год под ответными санкциями калининградцы ощутимо обеднели, производство сельхозпродукции несколько выросло, но занятость в сельском хозяйстве почему-то значительно упала.
Второй волной стала плата за капремонт, квитанции за который калининградцы получили в октябре. Содержание жилья за свой счёт — вещь принципиально правильная, но когда платёж является обязательным, деньги собирают со всех, а жильё ремонтируют выборочно и наверняка приворовывая, позитивное отношение к такой «импровизации» вряд ли возможно.
Третий этап вторжения в частные финансы на последнем заседании правительства обрисовал министр финансов Виктор Порембский. Во-первых, это обложение, по сути, новым налогом владельцев жилья, не имеющего кадастровой оценки (власти планируют собирать с населения по 200 миллионов рублей в год). Во-вторых, сбор налога на имущество организаций по кадастровой оценке с торговых и административных центров (вместе с другими объектами планируется собирать до 300 миллионов рублей). Понятно, что в конечном счёте этот сбор всё равно заплатит население в цене товара в торговом центре или счёте за аренду офиса в административном здании, потому что непродовольственная розница не растёт (в сентябре продажи упали почти на 19 %).
Власти, конечно, говорят, что у них нет другого выбора, — им нужно исполнять взятые на себя социальные обязательства. Для граждан эта мотивировка выглядит несколько странной: «Почему мы, люди, которые никаких обязательств на себя не брали, теперь должны отвечать по обязательствам, которые набрала власть?» Людей спрашивали: «Строительство стадиона после засыпки болота — это ведь хорошо?» Но никто почему-то не говорил, что деньги на песок для засыпки острова Октябрьский придётся искать в их семейном бюджете, а потом ещё несколько сот миллионов в год собирать на содержание стадиона, потому что самоокупаемый проект стадиона с коммерческими зонами оказался слишком дорогим для федерального бюджета и строить будут простое спортивное сооружение, самозабвенно поглощающее налоги калининградцев.
Население почувствует себя обманутым. Потому что сегодня нет никак общих обязательств у власти и общества. Долгое время они жили — и пока продолжают жить, — не влезая в дела друг друга. Общество не вмешивалось в политику и не мешало власти осваивать нефтяные доходы, а власть не лезла в частные финансы населения. Серые зарплаты были и остаются в Калининграде нормой, и пока никому не приходило в голову их всерьез отбеливать. С одной стороны, потому что «отбеливание» зарплат в падающей экономике на практике означает снижение зарплат на 5–10 %. С другой — потому что «серая зона» таит в себе массу вещей, которые властям целесообразно не вытаскивать на поверхность.
Недавно директор одной довольно крупной калининградской компании проводил многочисленные собеседования на позицию менеджера по персоналу (на неё претендуют люди, отвечавшие за кадры на своих прежних местах работы). В итоге выяснилось, что из двух с половиной десятков кандидатов на вакансию более половины ищут работу в связи с долгами по зарплате два и более месяца, при этом почти все претенденты работали на предприятиях с «серой» системой оплаты труда. Этот случай показывает, что «отбеливание» зарплат покажет не только доходы калининградцев, но и огромные многомесячные долги по заработной плате, которые находятся в зоне ответственности региональной власти. Пока же команда Цуканова в счастливом неведении может наблюдать за позитивной статистикой Росстата о сокращении долгов по зарплате, а бизнес тем временем — спокойно накапливать долги перед работниками по «чёрной», наиболее существенной части зарплаты. Отдельным позитивным моментом для команды губернатора является тот факт, что калининградский филиал Россстата не размещает в открытом доступе свои аналитические записки с анализом рынка труда. А в записках этих сообщается, что «чёрный» рынок труда Калининградской области за год вырос более чем на 30 % и достиг 103 тыс. человек — 21 % от занятого населения области. И это очень символичный жест, показывающий, что думают 24 тысячи человек, мигрировавшие на «чёрный рынок» труда, по поводу обязательств, которые хочет за их счёт выполнять региональная власть.
В 2009 году у региональных властей уже был неудачный опыт вторжения в личные финансы калининградцев. Тогдашний губернатор Георгий Боос посчитал возможным в кризис пополнить региональный бюджет, по сути, с той же самой формулировкой — для исполнения властью взятых на себя обязательств. В итоге после введения транспортного налога на Центральную площадь вышли более 10 тысяч человек. Губернатору пришлось отыграть назад. Недавно в интервью Forbes Боос признался, что его, по сути, подставил Кремль, сказав, что федеральный трансферт получат только те, кто введут налог. Несколько регионов, включая Калининградскую область, ввели налог. В итоге Боос получил отставку, а те регионы, кто не ввёл, — трансферт.
На заседании правительства министр финансов Виктор Порембский демонстрировал слайды с динамикой налоговой нагрузки на региональную экономику. На одном из слайдов отчётливо видно, как в 2010 году, когда область начало штормить, уровень налоговых изъятий из ВРП вырос с 8,4 до 9,3 %. В 2011 году налоговую нагрузку резко снизили до комфортных 8,4 %, и вот опять на 2016 год команда Цуканова опять планирует уровень изъятий на уровне 9,2 % ВРП. При этом в 2010 году не было ни продуктовых контрсанкций, ни капитального ремонта.
В 2010 году большому числу калининградцев показалось, что, повышая транспортный налог, губернатор приходит в каждый дом и достаёт из прикроватной тумбочки несколько тысяч рублей. Это превратное понимание налоговой политики кризисного времени, но оно вполне согласуется с тем образом власти, который засел в головах у калининградцев. Всё, что изымается из твоего кошелька по инициативе власти, пропадает.
Цуканов сейчас делает ровно то же, что делал Боос. Его также подталкивает федеральный центр (на этот раз это майские указы президента, которые нужно исполнять), с той лишь разницей, что, когда Боос «входил в дома» калининградцев, экономика уже начала восстанавливаться, а Цуканов стучится в двери, когда самое худшее только впереди.

Вадим ХЛЕБНИКОВ
картинка 1.png



Читайте также в этом выпуске (№ 1000):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia