«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 952 ( 18.11.2014 - 25.11.2014)
Колонка Арсения Махлова
Колонка Арсения Махлова от 18 ноября 2014 года
Арсений Махлов


Не берусь судить: хороша ли идея ликвидации индивидуальной свободы граждан или она отвратительна. Среди читателей наверняка есть и сторонники, и противники свободомыслия, есть те, кто принимает европейские ценности, есть те, кто считает их чуждыми русскому человеку. Отмечу лишь, что демократия кардинально отличается от анархии 90-х годов, которой пугают рабочих и домохозяек пропагандисты. Есть множество примеров в истории, когда люди сражались и умирали за свободу человека: от борцов с рабовладельческим строем до большевиков, сгоравших в топках, или моджахедов, захватывавших самолёты с заложниками, от Мартина Лютера Кинга до Махатмы Ганди или Эрнесто Гевары. Эти люди становились героями или преступниками (террористами) в зависимости от угла зрения, времени и идей, которые они несли с собой кроме весьма абстрактного понятия «свобода».
В Калининграде сложился некий, наверное, всё же, миф о «свободном городе». Миф, имеющий множество признаков правды. С одной стороны, именно калининградцы сумели первыми в России продемонстрировать примеры мирного гражданского протеста: от митингов военных пенсионеров (2006 г.) до пикетирования Еврокомиссии и Европарламента в Брюсселе (2010 г.); от «мандариновой революции» (2010 г.) до сбора 100 тысяч подписей против закона «О капремонте» (2014 г.). С другой стороны, политически Калининград - довольно обычный провинциальный город России: калининградцы с такой же лёгкостью, как другие, отказались от права избирать губернатора, а последним прямо избранным жителями губернатором был безликий Владимир Егоров (2005 г.); со времён Юрия Маточкина (1996 г.) идей по экономическому развитию нет, а те, которые звучат, направлены в основном на стремление отказаться от уплаты налогов и сборов или на бесконечное получение дотаций; жители региона голосовали за Владимира Путина (2012 г.) и кричали «Крым наш!» на митинге, организованном правительством области (2014 г.); не извлекли никаких выгод от поражения «Единой России» коммунистам на выборах в Госдуму (2011 г.), а региональное отделение коммунистов фактически развалилось. В Калининграде коррупция системна, а формы общественного контроля случайны...
Но всё-таки из всех городов России именно Калининград больше других подходил под звание «свободного города». Пусть по-детски, пусть на ощупь, пусть обманываясь и ругаясь, он шёл к естественному пониманию того, что представитель «власти» - это не сакральный персонаж, на которого возложена «божественная миссия», а всего лишь представитель обслуживающего персонала; что любые идеи должны быть меркантильны и реализуемы, а всякие партии - лишь инструмент их реализации; что красный паспорт с двухглавым орлом - это не только обязанности, но и права, этот паспорт - символ гордости не только за прошлое; что зарабатывать деньги нужно уметь и быть в этом умении эффективнее других...
Причин у этого движения (в сознании миллиона человек) множество: это и географическая уникальность эксклава, и европейская окружённость, и расцвет малого бизнеса, и мобильность жителей, и жёсткость калининградских СМИ, и темп, заданный первым губернатором области с введённым им понятием «Особая зона».
Стремление города к непохожести, к иным политическим традициям, к новому социальному облику содержит в себе как возможности, так и опасности для уклада «большой России».
К сожалению, страхи, связанные с Калининградом, возобладали в головах политиков, принимающих решения за нас, и, начиная с 2005 года, происходит политическая кастрация «свободного города», которая к сегодняшнему дню прошла путь от насилия до обмана. Она началась с назначением на область Георгия Бооса (отмечу, что губернаторы, чьи фамилии я называю ниже, - зачастую только исполнители поставленных перед ними задач). Боос раздавил калининградскую областную Думу (вспомним посадку Игоря Рудникова, проведшего первые многочисленные митинги военных пенсионеров, и исключение из избирательной кампании «Народной партии», ведомой Рудниковым) и заставил депутатов облдумы отказаться от своих контрольных и представительных функций. Появились «депутаты» «по спискам» партий - малоизвестные, но формирующие «политическое большинство», и, благодаря им, стало возможным принятие любых (даже самых нелепых) региональных «законов». Параллельно прошла так называемая «муниципальная реформа», благодаря которой муниципальные системы оказались раздроблены, а единственными желающими избираться в муниципальные депутаты стали представители той или иной кучки бизнеса, мгновенно примыкавшие к силе губернатора и безропотно вступавшие в «Единую Россию». Политическая «деятельность» в муниципалитетах стала просто формой бизнеса, поэтому «окраска» никого из бизнесменов не волновала. Было бы удобно резать землю. Боос первым начал выплату СМИ из бюджета, покупая «лояльность» и незлобивость. Абсолютное большинство калининградских СМИ вцепилось в подачку и как часть института общественного контроля умерло в деньгах. Боос первым ввёл в городе Калининграде пост «сити-менеджера», попытавшись ликвидировать прямые выборы главы города, но этот «эксперимент» со всей очевидностью провалился и привёл губернатора к первому не выигранному им конфликту - с городским Советом. Боос сформировал под себя Общественную палату, но под руководством Гария Чмыхова первая палата во многом впитала в себя интересы общества, не до конца растворившись в пиетете перед властью. Финал Бооса известен и, несмотря на массу позитивных проектов, которые он оставил в наследие области, неизбежен.
За Георгием Боосом нам был назначен Николай Цуканов, который со всей крестьянской простотой продолжил политические «преобразования», начатые своим патроном. Он сформировал «новый» состав облдумы (2011 г.) из людей незамысловатых и безвольных и окончательно превратил этот политический орган в придаток к областному правительству.
Несмотря на то, что избиратели серьёзно подвинули «Единую Россию» на выборах, сумел добиться большинства за счёт списочных «депутатов» и «индивидуальной работы» с некоторыми «одномандатниками», победившими в основном в сельских районах области (от Калининграда только два одномандатника из девяти совершенно послушны: Болычев и Коротков). Цуканов увеличил до неприличия «расходы» областного бюджета на покупку лояльности СМИ и четыре года красуется с экранов телевизоров, улыбается с газетных страниц или рассказывает об успехах на интернет-ресурсах. При Цуканове окончательно потухли огоньки Ассоциации муниципальных образований и Союза промышленников и предпринимателей. Социологические службы, насквозь финансируемые из бюджета, выдают абсолютно фантастические проценты «поддержки и одобрения», дискредитируя социологию. Впервые в толерантном Калининграде появились понятия «пятая колонна» и «нацпредатели» - размытые и неопределённые, под которые легко попадает всякий человек, обладающий мнением, отличным от «официального». Недавно Цуканов завершил формирование Общественной палаты под себя. Несколько раз Николай Николаевич «заходил на город». Сначала (2012 г.) его желанием было сменить Александра Ярошука на лояльного Николая Власенко (один из основателей сети «Виктория»). Эта попытка провалилась: Власенко с треском проиграл праймериз внутри «Единой России» Ярошуку.
Затем из Москвы поступил вариант очередной «муниципальной реформы» в городах областного значения. Согласно этому варианту в Калининграде возрастает количество муниципальных депутатов с 27 человек до 130-150, а прямые выборы главы города ликвидируются, сити-менеджера для города фактически назначает губернатор. Сразу принять эту схему «управления» Калининградом у Цуканова не получилось: он был вынужден пойти на договорённости с Ярошуком, чтобы заручиться политической поддержкой в надежде снова стать губернатором. Сейчас надежды у Цуканова практически нет, он понимает, что дорабатывает последние месяцы или дни до отставки.
И, чтобы передать «преемнику» послушный, управляемый Калининград, Цуканов вынужден, нарушая все местные договоренности, вновь вернуться к теме «муниципальной реформы» в областном центре. На 27 ноября в повестке заседания областной Думы значится рассмотрение вопроса о ликвидации прямых выборов в Калининграде. Безвольная, слабая, безголосая Дума. С большой вероятностью город лишится последнего прямого влияния на власть.
А Цуканов... Он примет напоследок ещё один негатив - одним больше, одним меньше. От избирателей Николай Николаевич не зависит. Его судьба, вероятно, решится в начале декабря. И решать её будет президент России - Владимир Путин. Решительный разговор Путина с Цукановым раз за разом откладывался. Последний перенос случился вовсе недавно: губернатор планировал предстать перед президентом 3 декабря в Москве.
Однако ситуация изменилась: Владимир Путин решил сам приехать в Калининград в промежутке с 7 по13 декабря. Видимо, президенту необходимо сделать ряд заявлений именно в Калининграде. Можно только предполагать суть этих политических заявлений, но в сегодняшней ситуации сложно ожидать чего-то хорошего. Вероятно, президент поставит точку в вопросе о проведении матчей чемпионата мира по футболу: в Калининграде, где практически не остаётся времени для строительства стадиона, или в Краснодаре, например, где стадион уже построен. Возможно, Путин представит региону «своего» кандидата в губернаторы (например, Александра Жукова, которого окончательно командируют из «большой» власти - в «малую», региональную) или вообще заявит о введении в Калининградской области прямого президентского правления накануне дня Конституции. Кто знает?
Параллельно с политической кастрацией проходила куда более значимая экономическая привязанность к России, последствия которой видны не сразу, но практически необратимы. Опять же, всё началось с Георгия Бооса, который привёз в Калининград в 2005 году не только себя, но и свой вариант закона «Об Особой зоне». Этот вариант устанавливал срок завершения закона Юрия Маточкина, направленного на развитие малого регионального бизнеса, в 2016 году и предлагал льготы крупному российскому бизнесу. Дальше из области стали уводиться те направления бизнеса, которые имели бы региональную замкнутость: «ЛУКойл» со своей добычей нефти стал фактически филиалом питерского подразделения, госбанки на территории региона превратились в расчётно-кассовые центры, закрылись целлюлозно-бумажные предприятия, прекратил своё существование «Россбан», а вместо него крупные дорожные и инфраструктурные проекты стали выполнять представительства московских и питерских компаний. Трагически погибла «КалининградАВИА», её место занял «Аэрофлот»... Был ликвидирован целый класс предпринимателей - автоперегонщики, за ними - автоперевозчики. Один за другим закрывались кластеры экономики, состоящие из десятков частных предприятий и ориентированные на импортозамещение. Одновременно в регион пришли довольно крупные предприятия, чей сбыт неотделимо привязан к России: «Содружество СОЯ», «Корпорация Союз» и т. д. Получил заказы и деньги завод «Янтарь» (рабочие которого абсолютно рационально шли голосовать за Владимира Путина). Начал расцветать «Автотор», чьи автомобили могут быть реализованы только на территории «большой» России... С приходом к власти Цуканова содержательно ничего не поменялось, только поток инвесторов оскудел (туризм и игорная зона так и остались бумажными), а отток усилился. За исключением сельского хозяйства, где выборочные крупные инвесторы, пришедшие ещё при Боосе, стали получать от государства деньги без серьёзного контроля за эффективностью их использования. Любопытен пример Янтарного комбината.
Предприятие, способное обеспечить деньгами всю область, монополист, чей потенциальный доход не поддаётся подсчёту, потому что мировой спрос существенно превышает предложение, тихо сменило одного государственного владельца на другого и... практически лишило область янтарного сырья. Чуть ли не весь добываемый «солнечный камень» уходит из региона то ли в Москву, то ли в Китай, областные ювелиры сидят без сырья, а Янтарный комбинат остаётся скромненьким налогоплательщиком. Энергосистема региона в настоящее время буквально отрезается от европейских перетоков и строится по принципу замкнутого острова, несмотря на то, что это невероятно дорого и нестабильно в работе. Будущими источниками электроэнергии станут либо атом (с российскими технологиями и топливом), либо газ (но вряд ли из трубы «Северного потока»), либо уголь (кузбасский, отличный по своим характеристикам от, например, польского угля)...
Такое впечатление, что стоит прямая задача: создать, пусть самые искусственные и неэффективные, но неразрывные экономические узы региона с Россией. И это хорошо, если наша страна сможет дать не только узы, но и перспективы для десятков тысяч калининградцев, привыкших работать на себя.
Что в политике, что в экономике успеха добивались лишь те страны, которые могли использовать силу свободных, самостоятельных людей, превращая их умения и пассионарность в привлекательные истории успеха.
Арсений МАХЛОВ  


Читайте также в этом выпуске (№ 952):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia