«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 934 ( 15.07.204 - 22.07.2014)
Золотая дремотная Азия
Золотая дремотная Азия


В ДС «Янтарный» выступил народный артист Узбекистана Озодбек Назарбеков. Правоохранители воспользовались концертом, чтобы проверить документы у зрителей

  Чего ожидать от концерта народного артиста Узбекистана Озодбека Назарбекова, большинству калининградской публики совершенно не было понятно. Человек «непосвященный» мог узнать о творческой судьбе Озодбека Ахабовича лишь благодаря Интернету. Тяжело предположить, что тот факт, что тенор за свою длинную карьеру записал 11 аудио- и 8 видеокассет, заставит кого-то пойти на концерт.
Главным поставщиком публики на концерт стала узбекская диаспора города. Объяснять этим людям, кто такой Назарбеков, не надо, в конце концов, даже если они и не знают собственного народного артиста, то ностальгия по Родине – достаточно сильное чувство, способное заставить людей выложить 1,5 тысячи рублей за билет.

«Дома забыл!»
Ещё до начала концерта ходил слух, что организаторам удалось распродать все билеты. По улочке, упирающейся в Дворец спорта «Янтарный», лениво тянутся мужчины, одетые в кожаные куртки, купленные явно на Центральном рынке, и женщины в цветных, расшитых чем-то блестящим, платках. Глядя на них, можно составить примерный коллективный портрет узбекской национальной диаспоры в Калининграде. Здесь, как кажется, есть все: от условной прослойки среднего класса до водителей маршруток. Сразу становится понятно, что для людей, изнурённых тяжёлой повседневной работой, месящих цемент на калининградских стройках или укладывающих асфальт на городских дорогах, концерт Озодбека Назарбекова – это практически единственный праздник в жизни. Люди шли целыми семьями вместе с радостно галдящими детьми.
У входа в «Янтарный» мужчина средних лет громко жалуется, что без документов его не пускают на концерт. «Дома забыл!» - жалобно сообщает он. Вокруг него вьётся встревоженное семейство, смуглая девочка примерно семи лет умоляюще изучает толпу, видимо, ища, кто бы мог за них заступиться.
На входе выясняется, что мужчина действительно не врёт. Зрители, суетясь, вытаскивают на свет божий из внушительного размера сумок кипы бумажек, демонстрируя охране печати и отметки о регистрации. То ли это инициатива организаторов, желающих обезопасить себя от возможных неприятных инцидентов, то ли региональное УФМС решило воспользоваться случаем и выполнить одним махом месячный план по отлову нелегальных мигрантов. Сколько ещё таких «несчастных» завернули прямо на входе, так и останется загадкой.
Внутри «Янтарного», несмотря на внушительную толпу на входе, достаточно просторно. Концерт проходит почти в камерной атмосфере: организаторы вытащили на танцпол кресла, так что возможность танцев с распихиванием друг друга локтями сразу была сведена на нет. Это, впрочем, никого не смущает, и обстановка в зале царит радушная. Люди обмениваются флажками Узбекистана, лезут друг к другу через целые ряды кресел, чтобы обняться, и радостно улыбаются, сверкая золотыми зубами (часто встречающийся тут фетиш). К фотографам местных изданий пристают с просьбами сфотографироваться, параллельно пытаясь узнать, во сколько обойдётся такая услуга семейному бюджету и искренне удивляясь тому, что всё это оказывается бесплатно. У мусульман уже начался Рамадан, а с ним и строгий месячный пост, так что пьяных или хотя бы захмелевших среди публики нет, что тоже всех настраивает на позитивный лад. Ребенок лет трёх-пяти пытается перелезть через железные ограждения перед сценой, но никто, включая даже охрану, не думает мешать мальчику. Небольшая викторина, проведённая партнерами концерта, встречается бурными овациями. Людям совершенно всё равно, кто победил: их родственник, просто сосед по месту или совершенно незнакомый человек. Каждый выходящий на сцену превращается в национального героя. Зрители выбегают ближе к ограждениям фотографировать на телефоны каждого счастливчика.

Скромно и умеренно
«Можно пройти?» - вежливо и на чистом русском спрашивает женщина, пытаясь проскочить на трибуну. «Здесь ничего не видно!» - тоже без каких-либо признаков акцента хнычет маленькая девочка с ней рядом. Уже через несколько минут, плюхнувшись на сиденье, женщина начнёт что-то бурно обсуждать с подругой на национальном наречии.
Габаритный мужчина рассказывает на узбекском о тарифных планах и услугах компании. Женщина в красном платье зачем-то ещё раз дублирует то же самое на русском, хотя потенциальная аудитория и так прекрасно поняла, о чём шла речь. Великий и могучий тут явно не в фаворе. Единственные слова, которые были произнесены на сцене на языке Пушкина и Достоевского, – это просьба включить свет в зале.
Озодбек Назарбеков оказывается мужчиной средних лет в строгом костюме. Это, конечно, поп-эстрада, но поп-эстрада для каких-то правительственных залов и официальных мероприятий. Ни малейшего признака кабака или оголтелого евродэнса тут нет. Выступает артист с живыми музыкантами. В ансамбле синтезатор соседствует с гиджаком и другими этническими инструментами. То есть это скорее такой узбекский Иосиф Кобзон, чем Айдамир Мугу, как можно было опасаться в начале.
Встречают его с преданностью футбольных фанатов: радостным свистом, аплодисментами и какими-то совсем оголтелыми криками. Публика, впрочем, насколько предана, настолько и послушна. Люди готовы покорно сидеть на одном месте, слушая песни. Максимум, что они себе позволяют, – достать мобильный телефон. Если кто-то и вскакивает, чтобы начать танцевать, то уже через несколько мгновений, будто бы испугавшись собственной смелости, плюхается обратно в кресло. Если на небольшом пятачке около сцены собирается слишком большое количество людей, то охраннику достаточно просто выйти к ним и мягко развернуть человека за плечи, указывая направление в сторону зала. Межнациональный язык жестов работает здесь на все 100%. Когда Назарбеков пошел по хитам, небольшая группа зрителей все-таки посрывалась с мест, устроив на краю зала танцпол. Но выглядело это всё весьма скромно и умеренно.
Концерт Назарбекова - история для Калининграда совершенно новая. «Янтарный», может быть, и не был забит под завязку, но свою аудиторию организаторы получили. Притом подобные истории вполне могут как-то расшевелить местный промоутерский рынок: концертным агентствам может, в конце концов надоест думать - чем еще можно удивить капризную местную публику, не вылезая при этом за рамки допустимых бюджетов. Группой «Чайф», как показывает практика, уже как-то не очень получается, группой Motorama, как это ни печально, - тоже. Тут же, буквально под ногами, покоится золотая жила в лице нескольких тысяч потенциальных зрителей, готовых платить за билет и безропотно терпеть все ограничения. В конце концов, если покопаться в узбекской эстраде, то можно там и своего Айдамира Мугу отыскать.
Борис САВИНКОВ  
фото: Юлия ВЛАСОВА, RUGRAD.EU


Читайте также в этом выпуске (№ 934):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia