«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 931 (24.06.2014 - 01.07.2014)
Ушиб лица
Ушиб лица
Алексей Шабунин


У детей в Доме ребёнка Калининградской области возникают странные синяки, царапины и опухлости. Власти не спешат тщательно расследовать обстоятельства их появления несмотря на докладные записки сотрудников об издевательствах и побоях со стороны одного из воспитателей. Руководство учреждения привлекает к ответственности тех, кто... сообщил о рукоприкладстве

  До двух лет дети редко могут сами объяснить, что с ними произошло. Тем более, если это происходит в Доме ребёнка Калининградской области, куда они попадают по разным, но всегда печальным обстоятельствам. В уютном, со вкусом отремонтированном доме государство простирает над ними защитную длань, обеспечивая уход и заботу. Правда, иногда длань не защищает, а... карает.

Через страх
«Был дневной сон. Коля П. (фамилия скрыта редакцией. - Прим. ред.) не спал. Он стоял в кроватке и разговаривал. Это иногда бывает с детьми. [Воспитатель] М. (фамилия скрыта редакцией. - Прим. ред.) вытащила его из кроватки, взяла вещи и повела в игровую комнату. Между игровой комнатой и прихожей есть помещение (видеокамер там нет). Она завела его в это помещение, - повествует об увиденном санитарка С., недавно пришедшая на работу в Дом ребёнка. - Я услышала, как мальчик истерически заплакал, захлёбываясь, был шум. М. перевела его в тамбур - маленькое тёмное помещение перед пожарным выходом, закрыла его там, подержала его в этом тёмном помещении около 2 минут.
Потом она его вывела, повела в игровую комнату и переодела. Меня поразил этот случай, потому что с другими воспитателями мы так не работали. Я поняла, что М. добивается дисциплины у детей через страх».
М., воспитательница в почтенном возрасте, работает в Доме ребёнка много лет. Ну, кто заподозрит такого опытного сотрудника в непедагогическом поведении с малышами?
В мае 2014 года на стол главврачу и председателю профсоюза учреждения здравоохранения ложатся несколько докладных записок. В большинстве главным действующим лицом фигурирует М.
«Придя на смену 18.05.14 г., я заметила у ребёнка Э. (имя скрыто редакцией. - Прим. ред.) синяк на левой щеке. Я работала с воспитателем М. Во время первого сна ребёнок Э. долго не засыпала, - пишет другая санитарка А. - Воспитатель М. вошла в спальню со словами «Ложись спать» (грубо), ребёнок начал плакать. Воспитатель М. вышла из спальни, намочила нагрудник и пошла к плачущему ребёнку. Ребёнок Э. долго плакала и не могла уснуть. Я зашла в спальню, чтобы посмотреть, в чём же дело, обнаружила кровяную царапину на правой щеке. Во время вечернего туалета воспитатель М. замазала царапину зелёнкой».
Необычное обращение с детьми, с некоторых пор практикуемое М., не осталось незамеченным и медсестрой А. Председателю профсоюзной организации она рассказала о «синяке в области щеки» у «ребёнка Э.», возникшем где-то 17 мая 2014 года. На вопрос об его происхождении санитарка предположила, что это результат прогулки с детьми воспитателя М.: «Может, ребёнок упал?» Медсестра рассказала о синяке врачу. А уже через четыре дня физический ущерб стал заметен и на других детях.
«22.05.2014 г. при подъёме я обнаружила царапины у А. и В. И опять накануне [воспитатель] М. мне ничего о царапинах не говорила», - сообщила медицинская сестра. Как следует из её повествования, странности в работе М. были и раньше. Воспитатель, как свидетельствует А., считала обычным делом вырывать листы из журнала передачи дежурств, «если не нравились записи». Очевидно, неспроста.
Медсестра вспоминает не только о пощёчине ребёнку, которую М. приписала санитарке, мывшей полы. Ещё более чудовищный случай, по которому, по всем признакам, надлежащего расследования так и не было проведено, датируется декабрём 2012 года.
Сначала медсестра заметила у воспитанника П. прыщик на лбу. Уже к вечеру, после смены воспитательницы М., у ребёнка опухло всё лицо. «У него был синяк под глазам, еле открывались глаза», - вспоминает А. Надзиратель-воспитатель сослалась на последствия «фурункула» и обвинила медсестру в том, что та не распознала его. Ребёнка госпитализировали на месяц.
Медсестра А. всё же не поверила и поехала навестить дитё в больнице. Тамошний врач устроила ей форменный разнос: «Сколько ты работаешь в медицине? Раз не можешь отличить ушиб от фурункула?» Так что же это было: фурункулёз или очередной акт рукоприкладства? Тайна, теперь покрытая временем...
В Доме ребёнка, насколько можно понять, не сильно заморачивались разницей и причинами появления ушиба именно на дежурстве у М.

Намеренно или по недосмотру
История синяков, царапин, ушибов и «фурункулов» у беззащитных детей из Дома ребёнка Калининградской области всплыла на поверхность только «благодаря» конфликту с профсоюзной организацией, затеянному при активном участии нынешнего руководства учреждения. Профсоюз «Трудовые бригады», организованный ещё в 2010 году при прежнем главвраче Ольге Алексеевой при поддержке депутата Калининградской областной думы Михаила Чесалина, продержался в качестве социального партнёра - представителя работников ровно три года - до того момента, пока не стал истекать срок действия коллективного договора.
Лолита Отинова, новый главный врач, которая поначалу проявляла себя вполне приличным работодателем, стала активно лоббировать (и организовывать) появление ещё одного профсоюза, с тем чтобы получить в свои руки все рычаги воздействия на трудовой коллектив. В том числе и - финансовые. Согласно коллективному договору 30% стимулирующего фонда (надбавки к зарплате) распределяется с учётом мнения профсоюза.
Любое дисциплинарное взыскание легко приводит к сокращению зарплаты, скажем, на четверть. Участие в «правильном» профсоюзе, которых по факту в учреждении сейчас два, способно существенно повлиять на финансовое состояние медсестры, санитарки, воспитателя.
Воспитатель М., последствия заботы которой о детях иногда проявляются и в виде физического ущерба, состоит в «правильном» профсоюзе - в том, которому благоволит главный врач. Может быть, именно этим и объясняется, что докладным запискам об её педагогическом подходе к малышам, существенно отличающемся от общепринятого в коллективе, дал ход не штатный главврач, а профсоюзный лидер Михаил Чесалин?
23 мая 2014 года он, как депутат областной думы, обратился к министру здравоохранения Веронике Карташовой. Чесалин рассказал о травмах у детей и попросил выяснить, «кто виноват» в их причинении: «Сделаны ли они намеренно или по недосмотру воспитателя М, которая и ранее была замечена сотрудниками в небрежном отношении к детям и в нанесении им побоев»? Депутат попросил обеспечить сохранность видеозаписей: в Доме ребёнка ведётся круглосуточное наблюдение за всеми помещениями.
Правда, знающие сотрудники, в том числе и воспитательница М., в курсе тех мест, куда не добивает зоркое око объектива видеорегистраторов.
Из министерства здравоохранения, на момент сдачи этого выпуска газеты, ответа депутату не поступило. Зато последовала ответная «реакция» из Дома ребёнка.
2 июня 2014 года в приёмную областной думы поступило письмо в адрес «Глубокоуважаемой Марины Эдуардовны!» (председатель Калининградской облдумы Марина Оргеева. - Прим. ред.) с двумя дюжинами подписей «членов коллектива» Дома ребёнка. В послании, под которым значится автограф и той самой воспитательницы М., сотрудники рассказывают среди прочего и о том, как Чесалин на собрании коллектива обижал главного врача, якобы «он (Чесалин. - Прим. ред.) выбил из-под неё (из-под главрача Отиновой. - Прим. ред.) стул, схватил её за плечи, насильно повернул спиной к коллективу». Но самое главное, Чесалин, по их версии, «написал на них очередную клевету». «Просим Вас со всей строгостью и объективностью отнестись к нарушениям депутата Чесалина М. Ю., защитить нас от беззакония и произвола», - заключают инициаторы.
По данным депутата Чесалина, как минимум 9 человек из подписавших письмо, вообще не участвовали в собрании и, соответственно, ничего о нём как свидетели сообщать не могли.

Царапина и/или синяк?!
Не прошла мимо сообщений об ушибах-фурункулах и администрация учреждения. Приказом от 10 июня 2014 года и. о. главного врача С. Л. Науменко установила, что «совместная проверка министерства здравоохранения Калининградской области» в форме «служебного расследования» проведена, и «факт жестокого отношения воспитателя М. в отношении несовершеннолетней Э. не подтвердился». Читало ли собственный приказ руководство, прежде чем его подписывать - большой вопрос. На него, как надеется «Дворник», теперь должны искать ответы правоохранительные органы региона.
Например, пунктом №1 в приказе установлено, что «в журналах» не был зафиксирован «факт получения царапины несовершеннолетней Э.» Правда, уже в пункте №5 выясняется, что помимо царапины у Э. были и «синяки».
Виноватыми в случившемся - с вынесением замечания - объявляются и санитарка А., которая как раз и забила тревогу по поводу физического воздействия на детей, и та самая воспитательница М. Впрочем, вина их состоит только в том, что они сразу не позвонили на мобильный телефон главврача. Как сообщили редакции в профсоюзе сотрудников, позвонить из Дома ребёнка на мобильный главврача со стационарных телефонов попросту невозможно - нет выхода через «восьмёрку».
Может быть, всё это наговор на воспитательницу М.? Однако отмести докладные записки сотрудников без подробного разбирательства нельзя. Раньше М. работала в группе с детьми более старшего возраста, которые могли рассказать о том, что с ними произошло. К младшим её перевели потом.
«Потом, это когда на неё поступила жалоба от ребёнка, который мог говорить», - рассказал Михаил Чесалин.
Получается, что руководство учреждения намеренно перевело «педагога» к «безмолвным» детям, чтобы те не могли ничего рассказать?
Алексей ШАБУНИН  


Читайте также в этом выпуске (№ 931):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia