«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 928 (03.06.2014 - 10.06.2014)
Пророк в своём Отечестве
Пророк в своём Отечестве


Как Евгений Гришковец новые книги презентовал*

В субботу, 24 мая 2014 года, калининградский писатель и драматург Евгений Гришковец презентовал в Калининграде сразу две свои новые книги. Почётный гражданин Калининграда – это какое-то опровержение евангельской максимы о том, что «нет пророка в своем Отечестве». Есть.
На встречу с писателем собралось изрядное количество горожан, которые до отказа забили площади магазина. Любезно расставленных администрацией торговой точки стульев всем желающим не хватило, так что горожанам, чтобы послушать писателя, пришлось ютиться вдоль книжных стеллажей. Гришковец же появился на встрече в неизменной белой рубашке.
Первая книга с говорящим названием «Боль» - это очередной сборник писателя, который содержит 3 новеллы. Единой сюжетной линией, по словам самого писателя, эти произведения не связаны. Объединяет их под одной обложкой как раз та самая тема боли: как душевной, так и физической.
- Боль, как призма для того, чтобы что-то увидеть. Стало человеку больно, и он всю ночь не спал. А из-за того, что он всю ночь не спал, он встретил рассвет. Может быть, первый раз в жизни, - пояснил на встрече Гришковец.
Писать книгу он начал ещё в 2011 году, зато результатом, судя по всему, очень доволен.
- Это самое важное для меня произведение за последние 5 лет. Я считаю, что это лучшая моя проза, - отметил он.
Вторая – пьеса «Уик энд», написанная в соавторстве с режиссёром Анной Матисон (с ней же Евгений Гришковец готовил сценарий фильма «Сатисфакция»).
- Мы решили её издать отдельной книгой, потому что мы понимали, что она не будет поставлена в ближайшее время в каком-то театре. Почему? Потому что это реалистическая пьеса. Тут такая режиссура, которая практически исчезла в 70-е годы. Режиссура такого самобытного, неспешного, русского психологического театра. Сейчас режиссура представляет из себя какую-то фантасмагорию, фокусы и черт-те что. И очень много мата... Рекомендую книжку прочитать, потому что в театре вы её вряд ли увидите. Во всяком случае, не в калининградском, - пояснил писатель.
Разговорами о новой книге дело не ограничилось. Гришковец для Калининграда давно превратился не то в публичного интеллектуала, не то в какого-то философа от народа, так что спрашивали его о чем угодно: от примитивных бытовых вещей до позиции по украинскому кризису. Гришковец эту игру-диспут охотно поддерживал, превращая свои ответы в длинные и монотонные монологи, похожие на отрывки его спектаклей. Кого-то из публики он за вопросы хвалил, а на кого-то искренне обижался за не слишком лестные эпитеты, не очень любезно тролля в ответ. Публика по-панибратски обращалась к писателю «дядя Женя», пытаясь за счёт этих нехитрых вещей сократить между собой и литературным мэтром дистанцию.
Молодой человек внушительной комплекции, зажав в руках вымпел ВМФ, который явно принёс то ли на подпись, то ли для того, чтобы подарить Гришковцу, сокрушался по поводу того, что писатель не смотрит хоккей.
- Да при чём тут хоккей? Ты шайбы даже не видел! Ты за Россию болей, а не за хоккей! - громко прошептал он почти на весь зал.
Гришковец то ли критику не расслышал, то ли деликатно сделал вид. Впрочем, некоторым из пришедших за живое писателя всё-таки удалось задеть. В частности, писателю не слишком пришёлся по душе вопрос о критиках, которые обвиняют его в излишнем позитивизме и лакировке реальности.
- А вы что-нибудь из моего читали? – сразу пошел в атаку на зрителя, озвучившего вопрос драматург. – Критики меня обвиняют меня в позитивизме? Значит, они не читали. Они сходили на спектакль, увидели, что люди веселые... Не читали ничего!
Раздосадованный писатель тут же заявил, что его книга «бесспорно является бестселлером» и вышла «значительно большим тиражом, чем новая книга Захара Прилепина», правда, тут же оговорившись, что на неё не было написано ни одной рецензии.
- Мне неприятно, но я привык к такому отношению литературного сообщества. Я с ними не тусуюсь, не езжу на книжные ярмарки, не выступаю по телевизору, не хожу на сходки и не пью с ними. Для литературного сообщества меня не существует, - признался он.
Публика все эти тирады слушала внимательно. Одёрнуть писателя от резких заявлений никто не пытался, а больше всего присутствующих, по-видимому, интересовало, почему драматург так редко играет спектакли в родном городе.
- Я планировал бы играть спектакли в Калининграде часто. Лучше – ежемесячно. У меня есть давнее предложение театру: изготовить здесь модуль моих декораций и внести спектакль в репертуар. Но мне этого делать не дают... А я почётный житель Калининграда! - объяснил он.
Досталось на творческой встрече писателя всем: немного Дмитрию Быкову, сильно – Евгению Евтушенко («за фальшь и лажу») и даже собственному персонажу из фильма «Сатисфакция».
- Я не люблю бизнесменов, - признавался Гришковец. – Большинству бизнесменов (выше среднего) всё равно, чем зарабатывать. Им безразлично. У них есть стройка, медиахолдинги, аптеки... Я знаю тех бизнесменов, которым не безразлично. Но те люди, которые аптечным бизнесом занимаются, они же продают таблетки, которые вообще никому не помогают. Они пустышки продают! Они обманывают людей! Они вредят! Такие же они строят дома. Я не люблю их... Я вообще стараюсь не общаться со своими ровесниками, которым сильно за 40-50 и у которых юные любовницы. Мне не о чем с ними разговаривать! Я не хочу, чтобы она сидела со мной за столом. Либо она, либо я! Но чаще всего он выбирает очередную жену...
Правда, тут же Гришковцу пришлось сделать уточнение, потому что кто-то из зрителей не к месту вспомнил дружбу писателя и главы Калининграда Александра Ярошука, который от крупного бизнеса человек не слишком далекий.
- Ярошук является не только моим другом, но и крёстным моей дочери. Весьма набожный человек! Не могу сказать, что мы прям друзья-друзья, поскольку мы не так часто общаемся. У нас очень большая разница интересов. Но при этом у нас очень серьёзная симпатия. И я знал его ещё тогда, когда он ещё не был... Мы подружились по той причине, что он, совершенно не понимая сути того, что он поддерживает... Благодаря ему... Ну, не лично ему... У нас в то время был канал «Культура» по телевизору. И именно по этой причине я его поблагодарил, - признался писатель.
Гришковец мог рассказывать обо всём на свете еще очень долго: о ситуации с Крымом, кризисе книжных магазинов и многом другом. Публика слушать его была готова. У города не так много продуктов из поп-индустрии, которые удалось бы отправить на экспорт, хотя бы в масштабах большой России. Кроме Гришковца и ещё одного почетного гражданина - Олега Газманова, - похвастаться региону на этом поприще особо не чем (подзабытая Лада Дэнс – не в счёт). В конце концов, даже Николай Цуканов, после очередного спектакля драматурга, спешил написать в Twitter, что «Гришковец – это наш театральный бренд», а судя по этой встрече, не только театральный, но и литературный. О писателе Юрии Буйде, попадающем в шорт-листы престижных литературных премий, тут слышали далеко не все, а вот про человека, который «съел собаку», и «настроение его улучшилось», как минимум каждый третий. Пророка в своем отечестве, может, и нет, но эта история точно не про Гришковца и Калининград.
Борис САВИНКОВ, RUGRAD.EU
* Полный текст в разделе
«Афиша» на сайте RUGRAD.EU.


Читайте также в этом выпуске (№ 928):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia