«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 928 (03.06.2014 - 10.06.2014)
Двое в одном кабинете
Двое в одном кабинете
Александр Адерихин


Приговор вступил в законную силу: Андрей Шемякин, один из руководителей Управления МЧС, непричастен к избиению своего подчинённого Олега Чигвинцева

  Олег Чигвинцев утверждал, что в 2012 году Андрей Шемякин избил его в служебном кабинете. Чигвинцев получил закрытую черепно-мозговую и другие травмы. 23 дня он провёл «на больничном». Медэксперты определили: здоровью Олега Чигвинцева причинён вред средней тяжести.
Чигвинцев обвинил Шемякина в преступлении против интересов государственной службы. Конфликт произошёл между подчинённым и его начальником во время исполнения ими служебных обязанностей. Закон запрещает прекращение расследования таких преступлений «в связи с примирением сторон». Максимальный срок по этой статье - 10 лет лишения свободы.
Потерпевший обвинял Шемякина в нанесении трёх ударов. За то, что Чигвинцев выявил нарушение при распределении служебных квартир для сотрудников МЧС. В списках на получение жилья Олег Чигвинцев, сам стоящий в очереди как нуждающийся, обнаружил имя сотрудника, «вставшего» в очередь за квартирами на два года позже него. Сотруднику квартиру дали, Чигвинцеву - нет. Олег Чигвинцев начал жаловаться в инстанции. И даже написал письмо Путину. За что его вызвал в свой кабинет Шемякин. В кабинете Шемякин якобы отобрал у него мобильный телефон и побил.
Андрей Шемякин, заместитель руководителя Главного управления МЧС по Калининградской области, изначально придерживался другой версии. В калининградском МЧС ждали важную проверку из Москвы. Во время подготовки к проверке Шемякин предложил Чигвинцеву перечислить свои служебные обязанности. Их офицер обязан знать «назубок». Чигвинцев свои обязанности перечислить не смог. Для изучения офицером должностных обязанностей Шемякин распорядился доставить в свой кабинет должностные инструкции и пригласил Чигвинцева. А через некоторое время Чигвинцев написал заявление в правоохранительные органы. Против Андрея Шемякина было возбуждено уголовное дело. Расследование проводил Следственный комитет. Следствие, продлившееся более года, посчитало вину Шемякина доказанной. Дело ушло в суд.
Итак, двое мужчин в одном кабинете. Один утверждает, что его избили, другой утверждает, что никого не бил.
Одним из аргументов Чигвинцева было заключение медиков о полученной им черепно-мозговой травме. По утверждению адвоката Александра Косса, защищавшего интересы Андрея Шемякина, вопросов к качеству медицинской экспертизы более чем достаточно.

Личная катастрофа
Адвокат утверждает: у медиков не было видимых причин для того, чтобы поставить Чигвинцеву диагноз «закрытая черепно-мозговая травма». Как и диагностировать «вред здоровью средней тяжести». По мнению защиты, по сути, диагноз был поставлен на  основании слов потерпевшего. Олег Чигвинцев пролежал в больнице пять дней, остальное лечение он проходил амбулаторно. Александр Косс отмечает, что, будучи «на больничном», потерпевший посещал судебные заседания, полученные травмы не помешали ему судиться с руководством по поводу получения квартиры. Также Александр Косс обращает внимание на красноречивый случай. На следствии Олег Чигвинцев утверждал, что записал свои разговоры с коллегами в день инцидента в кабинете на диктофон в своём мобильном телефоне.  Однако оригинал диктофонной записи представлен потерпевшим не был. Зато были представлены  полицейские протоколы. Как-то, прогуливаясь с  серьёзной закрытой черепно-мозговой травмой  по берегу озера, потерпевший встретил знакомого по имени Альберт. Вместе с Альбертом они начали употреблять спиртные напитки. Через некоторое время потерпевший обнаружил, что его телефон с важной записью пропал. Подозревая Альберта в краже, Олег Чигвинцев обратился в полицию. Полиция отказала в возбуждении уголовного дела.
Сегодня бывший обвиняемый и его адвокат теперь сами обвиняют потерпевшего в «беспрецедентном давлении». Отстаивая свою позицию, Олег Чигвинцев обратился в калининградские средства массовой информации. Появилось несколько громких публикаций. Также Чигвинцев активно писал в различные инстанции, связывая своё избиение с неполучением жилья.
- Всё это, конечно, влияло на ход следствия, - рассказывает адвокат Александр Косс. - Например, расследование дела находилось на особом контроле у руководства Следственного комитета...
Андрей Шемякин, ставший «героем» сразу нескольких критических статей, сегодня рассказывает «Дворнику», что для него эти статьи в СМИ стали личной катастрофой:
- Иногда я днями просто не брал трубку телефона. Объяснять каждому, что ты не избивал своего сотрудника, очень тяжело. А детям как в глаза смотреть? У меня сын - ровесник Чигвинцева, дочь на два года младше. Хорошо ещё, что мама всего этого не увидела...
Серьёзные психологические сложности возникли у Андрея Шемякина и на работе. Требовать от подчинённых, когда сам руководитель проходит обвиняемым по уголовному делу об избиении подчинённого, было непросто.

Неустранимые противоречия
Александру Коссу пришлось не только изучить документы, но и заняться криминалистикой. Максимально точно были восстановлены события того дня. Кто из сотрудников, когда и где находился, что и когда видел, как перемещался потерпевший, с кем, о чём и когда говорил. Во время суда был даже проведён эксперимент с выездом на место. В результате были выявлены противоречия в показаниях Олега Чигвинцева. Именно эти противоречия и легли в основу оправдательного для Андрея Шемякина приговора суда.
А противоречий было много. Адвокат Косс рассказывает, что потерпевший искренне считал, что инцидент произошёл почти на час раньше, чем он произошёл на самом деле. Также Олег Чигвинцев в своих официальных показаниях говорил, что как только он вышел из кабинета, то сразу начал звонить и сообщать заинтересованным лицам, что его избил один из заместителей руководителя главного управления калининградского МЧС. Однако защите удалось доказать, что после выхода Олега Чигвинцева из кабинета Шемякина и первого звонка потерпевшего прошло около сорока минут. Адвокат рассказал «Дворнику», что на суде потерпевшему был задан простой вопрос: где он был и что делал эти сорок минут? Однако Олег Чигвинцев на этот вопрос ответить не смог. По словам Косса, в суде это изменило весь анализ ситуации. По мнению адвоката, «потерпевший не может так безбожно путаться в крайне важных полутора часах своей жизни».
Также защите удалось наглядно продемонстрировать, что Чигвинцев не мог идти по зданию тем маршрутом, которым он якобы передвигался в течение полутора часов после инцидента. У него просто не было ключей от тех дверей, которые ему пришлось бы открывать, двигаясь по заявленному на следствии и суде маршруту. Когда это выяснилось, Чигвинцев стал менять показания, «объясняя» противоречия. По словам Косса, «в целом это производило негативное впечатление». Скоро этих противоречий стало слишком много.
12 февраля 2014 года Центральный районный суд г. Калининграда вынес приговор: Андрей Шемякин был оправдан. Потерпевший с приговором не согласился и обжаловал его. Жалобу поддержала прокуратура. Но коллегия по уголовным делам Калининградского областного суда подтвердила приговор: Андрей Шемякин - честный и порядочный человек, никого не избивавший в своём кабинете. Оправдательный приговор в отношении его вступил в законную силу. Теперь он имеет право на реабилитацию за незаконное уголовное преследование.
Александр АДЕРИХИН  


Читайте также в этом выпуске (№ 928):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia