«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 903 (19.11.2013 - 26.11.2013)
«Точечная застройка? Не ощущаю»
«Точечная застройка? Не ощущаю»
Интервью интернет-портала RUGRAD.EU с главным архитектором Калининграда Вячеславом Генне*

- Кто конкретно вас пригласил на должность главного архитектора?
- Мой начальник – Крупин Артур Леонидович. Мы давно с ним взаимодействовали по вопросам реконструкции объектов калининградского зоопарка, по моим проектам там построено несколько объектов: вольеры для барса и рыси, детские объекты.
- А есть ваши собственные проекты, которыми гордитесь?
- Я занимался и продолжаю, пусть и в меньшей степени, заниматься проектированием. Из таких получившихся с точки зрения архитектуры объектов, вообще их много, но чтобы выделить – это «Круассан-кафе» в Светлогорске, отель «Люмьер», очень большое количество индивидуальных жилых домов в Калининграде и Светлогорске. Были ещё реконструкции мясокомбинатов и технологически сложные объекты - свинофермы.
- Сколько ещё торговых центров нужно Калининграду?
- Наверное, это вопрос не к архитектору, а к маркетологам. По заказу горадминистрации был произведён социальный опрос. Один из вопросов и был о том, достаточно ли объектов малой нестационарной торговли в городе. Более 90% опрошенных высказали мнение, что сейчас избыточное количество объектов малой торговли, то есть речь идёт об объектах, где реализуется продукция шаговой доступности: цветы, пресса, мороженое, очки, хлеб и т.д. По разным оценкам, сейчас в центральной части города в крупных торговых центрах, не считая пристроенных магазинов и всяких сетей, порядка 90 тыс. кв. м торговых площадей. Я не знаю, о каких-то крупных объектах, которые планируется построить в ближайшее время. Но, наверное, мы уже находимся в состоянии избыточного количества торговых центров. Их появление в центре города сопряжено с решением городом других вопросов: оптимизации транспортной сети, парковок, нагрузки на инженерную инфраструктуру. Несмотря на то, что центр города - для людей, но наряду с этим очевидной является проблема пешехода, то есть до сих пор в Калининграде не появилось пешеходной зоны: востребованной со всех точек зрения - коммерческой, туристической.
- Почему городские власти до сих пор не смогли решить проблему точечной застройки?
- Это уже вопрос не к полномочиям главного архитектора. Я работаю в администрации с июня, и как раз в этот период произошла реорганизация управления главного архитектора. В комитете архитектуры и строительства появилось два управления: управление градостроительства и управление главного архитектора. В мои полномочия входят вопросы благоустройства, фасадов, мы занимаемся объектами торговли, проектной деятельностью, связанной с муниципальными землями. Вот приблизительный круг моих обязанностей. По поводу точечной застройки не в моей компетенции отвечать на этот вопрос. Лучше говорить о конкретных вопросах. Точечная застройка? Я её совершенно не ощущаю в городе. У нас довольно просторный город. Какие-то градостроительные ошибки... Они, наверное, есть...
- Например, какие?
- По поводу точечной застройки - у нас есть целое управление, которое занимается вопросами градорегулирования: этажность, корректировка правил землепользования и застройки, регламенты, связанные со строительством, вся исходная нормативная документация, проектирование, прохождение экспертиз и выдача разрешения на строительство, эксплуатацию объектов не в моей компетенции. Я не смогу ответить на эти вопросы. (...)
- В Калининграде давно уже назрела необходимость закона, регламентирующего внешний вид фасадов. В Москве такой закон принят, у нас - пока нет. Почему, и будет ли он разрабатываться?
- Я очень надеюсь, что в самое ближайшее время он выйдет в свет как проект, потом предполагается его общественное обсуждение. У нас поручение от губернатора – собрать все вопросы нормативно-правового характера, чтобы мы их могли обсудить. Полгода назад он и глава Калининграда были инициаторами небольших проектных процессов, связанных с реконструкцией Ленинского проспекта. Мы сейчас занимаемся подготовкой всех исходных данных, связанных с капитальным ремонтом фасадов и их реконструкцией по проспекту Мира и Московскому проспекту.
- А что планируется на Московском проспекте?
- Если говорить о среде в целом, а не об улице «Московский проспект», то там есть группы домов с морально устаревшими фасадами. Если мы планируем проводить в этом месте массовые мероприятия, неважно, будут там в конкретных местах фан-зоны, вопрос формально решён, но физически это пока не закреплено, там ежегодно проходят массовые мероприятия и дни города, и концерты, и т. д. Я говорю о территории, которая является периметром Дома Советов: дом на ул. Зарайской, в котором находится загс. Вентилируемые фасады стали намного доступнее, и даже в таком муниципальном, социальном сегменте их можно использовать. Также мы хотим подремонтировать немножко группу домов на Острове на Карбышева-Трибуца и группу за спорткомплексом «Юность», где открывается довольно интересная панорама на всю эспланаду объектов Музея Мирового океана. Думаю, там довольно небольшими средствами можно сделать верхнюю заставку. Мы не ставим сверхъестественных задач – дойти до Литовского вала по Московскому проспекту, но с помощью хороших фасадов мы создаём пространство.
Проспект Мира, который в хорошем состоянии, но во многих местах нужно снять рекламу со вторых-третьих этажей и сделать выборочно косметический ремонт нескольких исторических зданий.
- В черте Калининграда достаточно много сооружений, которые не используются по своему целевому назначению. Например, здание пивоваренного завода «Понарт», форты, бастионы. Почему бы их не преобразовать, например, в культурные и учебные центры, галереи?
- Завод «Понарт» - это частная собственность, она принадлежит банку. Всё, что они могут сейчас себе позволить, - это содержать одного охранника. За последние несколько лет там произошло несколько пожаров. В прошлом месяце мы дважды вместе с АТИ выезжали туда. На эту территорию есть интересанты, местные инвесторы. Там есть объекты культурного наследия, там довольно интересный даже с точки зрения инженерии объект. Инвесторы хотят максимально всё это сохранить и сделать там фирменную пивоварню, используя старый немецкий бренд, и дегустационный зал, возможно, там появится гостиница.Этим объектом мы плотно занимаемся.
Какой сложной бы ни была ситуация по тому же Дому Советов, ну, что стоит собственнику привести в порядок хотя бы прилегающую территорию?! Неизвестно, что с ним будет, это частная собственность, мы не знаем, в каком он техническом состоянии. Хотя каждый калининградский архитектор уже его перерисовал в разных вариантах, ипостасях, функциях.
- А вы что видете на этом месте?
- Я думаю, что мы найдём с собственниками общий язык и в рамках функционала всей территории, которая планируется на Королевской горе, учтём и их интересы, и городские интересы. По типологии это административное здание, думаю, оно ещё долго простоит, и его можно привести в порядок. С точки зрения архитектуры, поддерживаю сторонников идеи, что Дом Советов является объектом советского времени, он есть даже в некоторых иностранных каталогах архитектуры. Сам по себе Дом Советов очень грамотно, насыщенно отработанный объект. Мы его воспринимаем как фантом того времени, а собственник им не занимается. Хотя - убрать забор, привести территорию в порядок, это небольшие деньги и просто уважение к себе, к городу, к своей собственности. Скорее всего, объект останется.
- «Ребрендинг» Литовского вала всё-таки подразумевает снос исторического здания на пересечении с Московским проспектом?
- Оно не будет сноситься. Проблема Московского проспекта и именно этого перекрёстка, и перекрёстка в районе Королевских ворот, она не в одном доме, она в структуре транспорта. К нам вся область едет со стороны Советска, разгоняется на Московском и упирается в этот пятачок. Поэтому нам нужно заниматься Окружной, и нужна хотя бы одна связка улицы Гагарина с Московским проспектом, например, в районе ул. Дачной, где налоговая находится. Она бы как раз и обеспечивала радиальную связь между Гагарина и Московским. Если мы ещё одну полосу на этом перекрёстке получим, если транспортники скажут, что в этом есть необходимость, есть несколько идей. Например мы можем запустить эту связь под домом. Сделать пешеходный переход под существующим домом, это совершенно не противоречит нормам. А можно сделать просто арку в доме. Мы решаем вопрос пешеходного транзита, благоустройства дворовой части и получаем ту самую недостающую полосу для правового поворота или прямого движения.
- Вы, чиновник, который отвечает за создание комфортной среды для горожан, как относитесь к таким вариантам решения проблемы пробок в городе, как, например, запрет въезда автомобилей в центр или к предложениям сделать въезд платным?
- Мне кажется, платность - это крайняя мера. Это нарушение прав человека. За последнее время народ начал ставить машины на паркинги, раньше бы это было диковинкой, особенно женщины с недоверием к этому относились: ограниченное пространство, минимум возможностей маневрирования. Сейчас в «Европе» всё забито, в «Клевере» всё забито, в «Акрополе» - забито. Я сам туда ставлю машину. Люди активно пользуются паркингами, но это ещё вопрос проектирования: в «Клевере» очень плохая логистика в цоколе, нужно переходить через улицу, чтобы попасть куда-то. А в «Европе» очень удобно. В «Плазе» неудобная логистика, надо опять же выйти на улицу, чтобы попасть в офисный центр.
Я - за проектирование подземных паркингов везде. Это экономически целесообразно. Сухое место под жилым домом стоит 1 млн руб. Во-вторых, мы не видим машин на улицах, свободные дворы, общий такой правильный эффект. Мне кажется, этот процесс пойдет в спальные районы, как это происходит в Санкт-Петергбурге.
Центр города должен быть для пешеходов, это однозначно. Мы сейчас находимся на пути некой эволюции самосознания, общественного понимания ценности пространства. Гданьск прошёл свой путь, Рига - свой. Везде есть пешеходные зоны. Центральная часть Калининграда должна быть представлена как минимум одной, как максимум - несколькими пешеходными зонами и небольшими общественными пространствами. Есть интересные идеи, например сужение Ленинского проспекта. Могу обосновать.
- Обоснуйте.
- Кусок от перекрёстка, там, где «Мать-Россия» стоит, до гостиницы «Калининград» - это 700 метров. Там очевидная потребность сделать хотя бы на одной стороне пешеходную зону вдоль магазинов. Но для этого нужна другая система транспорта в этом месте. Может, односторонний поток, может, другая система светофоров, но потребность есть сделать Ленинский для людей. Наверное, в этом месте нужны подземные паркинги, реконструкция уличной сети. Мы пытаемся расширить, а проблем становится больше. Также почему бы не сделать полностью пешеходной улицу Баранова, маленький кусок оставили, который с одной стороны забит такси, а с другой - на тротуаре паркуются те, кто не встал на паркинг.
- Александр Ярошук некоторое время назад пообещал, что до 2018 года в Калининграде будет велосипедная сеть.
- Моё личное мнение не как чиновника, а как велосипедиста. Я сам езжу по Калининграду на велосипеде очень часто. У нас есть, где ездить, у нас нет культуры. Мне всё равно, где ездить, я везде найду тротуар. Самая большая проблема - это то, что у нас нет культуры езды, отношения «автомобилист-велосипедист», а культуры нет потому, что мы ещё не привыкли. Как раньше мы привыкали к паркингам, теперь привыкаем к велосипедистам как к социальному явлению. Маршруты нужно делать. Думаю, если мы флюоресцентной, неоновой краской нарисуем знаки на асфальте, что здесь на тротуаре может только велосипедист ездить, тогда нам придется жать на звонок, чтобы люди отходили в сторону. Я часто бываю в Германии, и там обратный процесс, там велосипедист - король. У нас этой культуры пока нет, но её надо прививать. Прививать чем? Хорошим покрытием. Все говорят о каких-то маршрутах... Но у нас есть маршруты: есть Верхнее озеро, пожалуйста, обкатайся. Каждое лето я там катался. Сколько должно быть километров велосипедных маршрутов, чтобы был снят этот вопрос?
- Думаю, дело не в километрах...
- Вот я тоже думаю, что дело в комплексе. Нет культуры! У нас гораздо меньше людей стали парковаться на тротуарах, меньше стало автобыдла. Да, оно есть, но его стало меньше. У нас больше людей стали обращать внимание на разметку. Паркуются не на три места по диагонали. Мы, как сказала одна женщина, «культуреем». То же самое с велосипедистами. Я считаю, что надо работать с бордюрным камнем во многих частях города. Например, на Пролетарской, на площади Василевского бордюрный камень высотой в 40 см, и там пожилой человек с ноги на ногу так просто не переступит, а велосипедист перепрыгнет везде. Надо быть физически и психологически сильным человеком, чтобы ездить по Калининграду на велосипеде. Ты постоянно находишься в зоне конфликта, тебя могут подрезать, надо себя уверенно вести, выглядеть убедительно.
Не надо решать вопрос с маршрутами и стоянками. Вот если мы отработаем любой маршрут и там будут по пути 40-сантиметровые бордюрные камни, никому не нужен будет этот маршрут. Нужно утапливать бордюрные камни, создавать комфортную среду.
В каждом техническом задании, которое наше подразделение готовит на многие объекты, мы предусматриваем потребность в организации отдельной велосипедной полосы. Сейчас строится набережная Трибуца, можно будет спуститься с Грига и подняться у Хлебного моста.
- Последний градостроительный совет, открытый для общественности, был ещё при Александре Башине. Почему власти Калининграда отказались от этого механизма?
- У градостроительного совета есть некий феномен, такой психологический. Несмотря на то, что это консультационный орган, его предложения носят рекомендательный характер, и наша законодательная база не может позволить себе большего в части применения решений совета, как бы этого ни хотели. Но, несмотря на свою некоторую «бесполезность», он имеет феноменальное звучание, пусть коллеги не обижаются, но это круче, чем «совет по культуре». Мы переоценили всё, что происходило в последние годы. Раньше это был фактически Гайд-парк, где все выступали, делились эмоциями. Одно время пускали журналистов, в другое - не пускали... Я считаю, что это профессиональный совет, который не должен собираться чаще, чем раз в два месяца. Я очень надеюсь, что он не превратится в политический инструмент. Предположительно на первом заседании, которое состоится уже в этом году, мы хотим рассмотреть профессиональным сообществом реконструкцию Литовского вала. Совет будет открыт для корректных журналистов, активистов, людей, которые могут помочь своими знаниями и опытом.
- В чем вы видите свою миссию в качестве главного архитектора? Что хотите после себя оставить?
- Я с удовольствием пришёл на эту работу, она мне нравится, как никогда с удовольствием хожу на работу. До этого я работал в Пионерске заместителем главы, несмотря на хорошие отношения с коллективом, за полтора года я успел там много сделать. Мне приходилось заниматься и социальными, организационными вопросами. Два года даже занимался организацией детской парусной регаты в рамках дня города. А здесь я занимаюсь совершенно профессиональными вещами, связанными с повышением качества городской среды. То, что хочу сделать, у меня есть большое количество как в администрации, так и в профессиональном кругу сторонников - коллег, готовых принимать в этом участие, то есть повышать визуальные характеристики. У нас под это прописана масса программ: начиная от реконструкции и благоустройства парков, скверов, набережных. Есть отдельная программа, связанная с небольшим пока количеством групп домов в Калининграде по ремонту фасадов. Всё это в целом даст эффект хорошего ощущения от Калининграда. Многие коллеги, приезжающие из Липецка, Самары, Саратова, отмечают повышающееся качество среды.
Текст: Елена Иванова  
Фото на странице 2: Вадим ХЛЕБНИКОВ
* Публикуется со значительными сокращениями. Полностью доступно в Интернете по адресу: http://rugrad.eu/interview/633871/

Не выходит на связь

Александр ЗУЕВ, председатель комитета муниципального имущества и земельных ресурсов администрации Калининграда: «Дальнейшая судьба Дома Советов пока находится под вопросом. Лично для меня это такой же символ города, как и Королевские ворота. Только ворота - это символ Кёнигсберга, а Дом Советов - это символ нашего советского прошлого. Хотя к нему можно по-разному относиться, особенно в плане месторасположения и соседства с другими объектами.
Решать судьбу этого объекта должны жители Калининграда. Технически этот объект легче восстановить, чем снести, так как здание находится в высокой степени готовности. Но даже в таком состоянии оно требует колоссальных вложений. При этом нам ничего неизвестно о планах собственника по поводу Дома Советов. Я даже не знаю, как собственник выглядит, он не выходит на связь».
* Мнение высказано в ходе интернет-конференции «Чиновник онлайн».
Источник: RUGRAD.EU.




Читайте также в этом выпуске (№ 903):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia