«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 694 (8.09.2009 - 15.09.2009)
.
У НАС ЭКСТРЕМИЗМА НЕТ...

«Экстремисты» плохо знают историю России
Александр ШЕЛЬПЕКОВ, начальник новой милицейской структуры «Центр по противодействию экстремизму», рассказывает шеф-редактору газеты «Дворник» Александру АДЕРИХИНУ о внутреннем мире калининградских скинхедов, типичной биографии провинциальных революционеров и о том, сколько платят местные бизнесмены за свою религию.
- До Центра вы служили в расформированном ныне РУБОПе, специализировались по организованной преступности. С кем было легче: с бандитами или с вашими сегодняшними «подопечными»?
- Скажу честно, бандиты более понятны. Я лично сталкивался со многими из них. Например, с такой «легендарной» личностью, как господин Уваров, которого мы, собственно, и посадили, или с господином Корсиком, и со многими другими видными представителями криминального мира. Там всё понятно. Психология понятна, образ жизни понятен, бандитские представления о том, что такое «хорошо» и что такое «плохо», тоже понятны. А самое главное, и тебе, и бандиту ясно, что он переступил черту и сам поставил себя вне закона.
Сегодня же мы имеем дело с идеологией, убеждениями. Здесь грань между понятиями «законно» и «незаконно» часто очень тонка. И действовать приходится более тонко.
- Сколько экстремистских организаций, по вашим данным, действуют в области?
- Значит так. В настоящее время какие-либо общественно-политические объединения, признанные на основании Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» экстремистскими, в нашей области отсутствуют.
Мы также отмечаем, что на территории области не зафиксирована деятельность радикальных исламских организаций.
Вообще, в Калинин¬граде толерантное население, я с удовольствием это отмечаю. Но... у нас в регионе есть структуры, в деятельности которых мы видим признаки экстремизма. Я говорю не только о «скинхедах» и других «политических», но и о деструктивных религиозных культах, которые тоже входят в зону нашего внимания.
- Я недавно пообщался с одним «скинхедом». Мне он показался человеком не очень далёким. Фанат футбола, пива и Гитлера. Причём больше пива, чем Гитлера. Мне кажется, что его экстремизм – «пещерно-бытовой»...
- В Калининграде есть несколько групп «скинхедов». Их немного, до 30 человек. У этих групп нет постоянных, сформировавшихся лидеров, хотя сейчас вырисовываются те, кто хотел бы стать во главе. Но разве можно назвать проявлением «бытового» экстремизма то, что они сделали около памятника «1200 гвардейцам»? Вначале они хотели нарисовать в этом святом для калининградцев месте фашистскую свастику и написать лозунги «Да здравствует СС!» перед Днём Победы. Мы получили информацию и не допустили этого. Представляете, пришли бы ветераны, и всё это увидели бы 9 Мая?
Однако фашисты активизировались позже и 23 мая всё-таки разрисовали парк рядом с памятником свастиками и лозунгами. Мои парни ночами не спали. Нашли. Сейчас одно дело направлено в суд, второе скоро будет направлено.
- Война окончилась в 1945-м, а мы до сих пор воюем с фашистами?
- К сожалению. Я разговаривал с некоторыми из них. Они все – из благополучных семей. Среди них много студентов вузов, большинство из них имеет свободный доступ к Интернету. Собственно, Интернет и является их идеологической базой, откуда они и получают идеологическую подпитку. Кстати, зарегистрированы эти сайты в Англии и Америке. Средний возраст калининградского «скинхеда» – 17 - 20 лет. Некоторые из них не учатся и не работают. Не имеют постоянного источника доходов, поэтому «зарабатывают», например, грабежами мобильных телефонов. Мы сейчас окончили расследование многоэпизодного уголовного дела в отношении лидера и пяти участников группы «скинхедов». Они обвиняются в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, хулиганстве и в публичных призывах к экстремистской деятельности. Всего выявлено восемь эпизодов их преступной деятельности. К сожалению, до решения суда не могу вам сказать больше. Но вы можете рассказать вашим читателям об этом процессе.
- Сотрудники газеты «Дворник» купили в магазине «Ю-тайм» компакт-диск «Хроники Третьего Рейха». Среди документальных фильмов, посвящённых Второй Мировой, на диске был и фильм «Вечный жид». Этот фильм был снят министерством пропаганды рейха в 1940 году. Содержание – соответствующее. Продавец в магазине сказал, что этот фильм – для историков. Скажите, а как вы относитесь к свободной продаже таких исторических документов?
- К свободной - отрицательно. К таким документам должны иметь доступ профессионалы-историки. И, наверное, многие с этим согласятся. Но когда мы провели своё мероприятие в антикварном магазине, в котором торговали свастикой, поднялся шум. Пошли звонки по поводу того, что сотрудники Центра по противодействию экстремизму нарушают демократические права и свободы, и так далее. Столько зла эта свастика наделала... Ну хотите вы выставить значок со свастикой в витрине, то хоть заклейте эту свастику бумажкой. Кстати, ни один из звонивших представителей СМИ не вспомнил, что в таком демократическом государстве, как ФРГ, нацистская символика вообще запрещена на законодательном уровне. Я недавно прочитал в Интернете историю: в Германии хозяин магазинчика выставил перед входом маленького гнома, вытянувшего руку в фашистском приветствии. Смешно?
- Гном-нацист? Что-то забавное в этом есть...
- А вот хозяину этого магазинчика было не до смеха. Потому что СМИ о его «шутке» говорили исключительно как о пропаганде нацизма. В конце концов хозяина магазинчика приговорили к крупному штрафу. Вообще в Германии законом предусмотрена ответственность за то, что ты просто кому-нибудь просто продемонстрируешь в публичном месте нацистскую символику. И о нарушении основ демократии по этому поводу никто ничего не говорит.
- Ну, Германия такая страна, которая на собственном опыте знает, что такое фашизм...
- А мы - нет? Знаете, я общался с местными «скинхедами». Они прекрасно знают историю создания СС, знают, о чём говорил Гитлер на какой-нибудь там странице своей книги «Майн Кампф». Они знают, как выглядят эмблемы дивизий СС, и знают имена их командиров. Они знают даты, форму, ритуалы. Они знают это назубок. Проблема в том, что они абсолютно не знают историю России. В датах путаются, в именах.
- Существует мнение, что экстремизм – болезнь молодых и с возрастом проходит.
- Давайте сразу определимся: экстремист - это тот, кто за это уже осужден судом. И приговор в законную силу вступил. Поэтому давайте говорить о проэкстремистски настроенных лицах. И у многих действительно это с возрастом проходит. У нас в своё время было 36 активных членов НБП. Они выросли, и осталось человек шесть, не больше. Давайте я вам сенсацию подброшу – некоторые из тех, кто в молодости был активным членом НБП, сейчас работают в правоохранительных органах.
- Участие в организации, которая официально решением суда признана экстремистской, позволило им делать карьеру в правоохранительных органах?!
- На тот момент НБП была официально зарегистрированной легальной организацией, и преступлений эти сотрудники не совершали. Это хорошо, когда у человека есть убеждения, но многие вещи они тогда не понимали.
- Экстремизм – это всегда идеология, убеждения?
- Ничего подобного. Мой личный опыт говорит – 70% деятельности структур, по которым мы работаем, преследуют корыстные цели. Материальные и моральные. Честно говоря, я знаю одного реального лидера, который, даже отсидев срок, готов идти до конца, и его не интересует финансовая сторона. А всё остальное... Очень часто это амбиции, стремление к власти или стремление заработать. А иногда и то, и другое. Помните, как перегонщики иномарок несанкционированно перекрыли Московский проспект? Человек 50 их было. Лозунги – про власть, которая должна их услышать, и так далее. Я с одним из них поговорил. Он мне сказал, что ему новый закон, по которому ему невыгодно иномарки в Калининград гонять, не нравится, и что поэтому он и протестует. И добавил: «Что мне теперь, на завод идти работать?!» А по мне, так почему бы и нет. А то - не нравится закон, давайте улицы блокировать и заставлять страдать даже не чиновников, которые этот «плохой» закон приняли, а таких же граждан? Лидеры проэкстремистских организаций часто просто набирают себе очки, используют, например, сложную экономическую ситуацию. Ведь многие из лидеров таких структур сами являются предпринимателями, и, несмотря на свои устойчивые радикальные взгляды, имеют определённые связи в органах государственной власти. Кстати, таких используют и коммерческие структуры для лоббирования собственных интересов. А религиозные деструктивные культы – это вообще, как правило, бизнес чистой воды.
- Речь идёт о...?
- «Мормоны», «саентологи», «пятидесятники», «свидетели Иеговы», «адвентисты 7-го дня» и другие. Они очень активно и, к сожалению, эффективно работают с местными бизнесменами. В секте очень умело манипулируют такими традиционными ценностями, как семья, религия и своё дело. Одна из сект проводит, например, полугодичный бизнес-тренинг. Стоимость тренинга – 90 тысяч рублей. И люди на это идут. Сейчас мы там наблюдаем новую тенденцию – использование бесплатного труда алко- и наркозависимых. Этим занимается порядка 20 религиозных организаций. Набирают группы, человек 15-20, и заставляют их работать. Деньги забирают себе. Для «пациентов» снимают особняк где-нибудь на проспекте Мира, тысяч по сто в месяц. Людей кормят, предоставляют им кров, строго следят, чтобы никаких соблазнов, в том числе и никакого курения, алкоголя и секса, заставляют много читать библию. Дисциплина строжайшая. Один такой «пациент» приносит 15 - 20 тысяч рублей в месяц. Финансируется всё это и управляется из-за рубежа, в первую очередь из США. И их деятельность вызывает серьёзные опасения, поскольку направлена на подрыв доверия граждан и к традиционным религиозным конфессиям, и к государственным, и общественным институтам.
- А вы сами верующий человек?
- Я православный.
- Но они действительно лечат от алкоголизма и наркомании?
- Нет. Человек выходит после такого лечения и уже не может адаптироваться к реальной жизни. Это зомбирование. И свою работу эти идеологи знают очень хорошо. А у нас подразделение новое, нам ещё приходится своих молодых сотрудников учить. Да и общественное мнение не всегда на нашей стороне. Центр по противодействию экстремизму – очень удобная мишень для некоторых СМИ. Случись что-нибудь по нашему профилю, сразу начинается: куда они, сволочи, смотрели?! А когда мы работаем на опережение и задерживаем людей, начинаются крики: «Вот они, сволочи, хватают людей прямо на улице!» В Большом Исаково должен был быть большой концерт, несколько рок-групп приехало. За неделю до этого мероприятия мы получили информацию, что фашисты собираются зрителей и участников этого концерта бить. Концерт запретить невозможно. Мои оперативники по всему городу мотались, задерживали людей, доставляли их сюда, беседы проводили. Возможно, это были те самые люди, которые бросили бутылку с зажигательной смесью возле «Атлантики», когда им запретили свой концерт проводить. И как мне в такой ситуации не нарваться на жалобу в прокуратуру или на статью в газете о том, что мы здесь кого-то пытаем? Никого мы здесь не пытаем...
- Вы имеете в виду публикацию «Вот ты и попался, камикадзе» в газете «Дворник»?
- Да.
- Это было не так?
- Возможно, при задержании «приняли» молодого человека, который потом написал письмо в редакцию, немного жёстко. Наручники туго затянули, тряхнули, может быть... Вот он и почувствовал себя революционером, как и многие из них. Но никто его не пытал. А давайте я вас сейчас по кабинетам проведу, сами посмотрите. У нас здесь много девушек работает, кто тут кого пытать будет. Пойдёмте, посмотрим...
ОТ РЕДАКЦИИ: В осмотренных кабинетах никто никого не бил и не пытал.



Читайте также в этом выпуске (№ 694):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia