«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 619 (11.03.2008 - 18.03.2008)
.
Я раскаиваюсь
Михаил АЛЁХИН

 

Полтора года назад он сбил на машине мать и двоих детей на пешеходном переходе на Московском проспекте. «Дворник» посетил место, где отбывает наказание Антон Попов. Он раскаялся. А безопасно перейти магистраль
по-прежнему трудно. Власти обещаний не сдержали

 

   «Пока живёшь обычной жизнью, над многими вещами ты даже не задумываешься... Пока это не коснётся лично тебя», - Антон Попов поднёс сигарету к губам, сделал ещё одну затяжку и кинул немного отрешённый взгляд в сторону.

 

ДТП

23 августа 2006 года Антон сбил женщину с ребёнком на нерегулируемом пешеходном переходе через Московский проспект. Тогда история получила очень большую огласку. Сейчас, спустя полтора года, страсти немного улеглись. Виновный в ДТП сидит в колонии-поселении в посёлке Славинске. Муж погибшей женщины, 33-летней Ольги Рословой, получил тяжелейшую психологическую травму, сильнейший жизненный удар, с последствиями которого способен справиться далеко не каждый. Полуторагодовалый младенец спустя несколько дней после ДТП умер, ещё один, 4-годовалый мальчик, провёл месяцы в больнице.

Следствие установило, что тормозная система автомобиля «Хёндэ – Соната», которым управлял Попов, находилась в неисправном состоянии, свидетели на суде показали, что при столкновении не было никаких следов экстренного торможения, и «Хёндэ» остановилась плавно, проехав 50 метров от пешеходного перехода. Водительский стаж Попова к тому времени составлял около 20 дней. Также следствие установило, что машина ехала с большой скоростью, превышающей 70 км/ч.

Антон Попов, в то время 19-летний студент экономического факультета КГТУ (он обучался по специальности «Финансы и кредит»), полгода отсидел в СИЗО, затем — приговор: 5 лет в колонии-поселении, которая находится в посёлке Славинск (несколько километров к северу от Гвардейска).

- Здесь многие сидят за ДТП, - говорит Антон. - На моей памяти даже был один человек, проработавший 5 лет инструктором по вождению и сидевший здесь за аварию, повлекшую смерть. Да, очень много тех, кто сидит за ДТП. Есть, кто за кражи, за грабёж сидят. Человек 5 бывших милиционеров даже сидело – кто за взятку, кто за хранение наркотиков. И главное что – ходят, удивляются, всё никак не могут понять – да как же так, типа, я же милиционер, а меня посадили. Все мы люди.

 

Распорядок

Всего в колонии 150 заключённых. Почти каждый сразу соглашается работать – осуждённых возят и на «Телебалт» в Калинин­град, и в Гвардейск (там есть компания, собирающая DVD-проигрыватели). «Кажется, называется эта контора гвардейская «Путь к возрождению», хотя никакого отношения к УИНу она не имеет. Антон мрачно усмехнулся:

- В сезон нас возят работать на поля – картошку, свеклу, морковь выращиваем. Пропалываем, вскапываем, урожай собираем и так далее. А так я работаю при пожарной части, нас здесь четыре человека, одна пожарная машина, если будет пожар, будем выезжать на тушение, но пока не было никаких происшествий. В общем, занимаемся техническим обслуживанием части. У меня даже есть официальная должность – «боец пожарной части». Некоторые работают на пилораме, был случай, когда одному палец отрезало, ему в медпункте обеззаразили, бинтом завязали, и вперёд, даже не отвезли в больницу.

Пожарная часть, в которой работает Антон, стоит отдельным зданием, его площадь примерно 40 квадратных метров, осуждённые живут там в небольшой тёмной каморке метра 3 на 2,5 с двумя двухъярусными кроватями. Попов рассказывает о распорядке дня:

- В 6 часов – подъём, в 6.30 – завтрак, каша, чай и так далее. В 7.40 – развод на работу. В 13.00 построение, развод на обед – суп, второе (картошка, макароны, мясо периодически). В 14.00 – опять развод на работу, до 19.00, потом – построение, проверка, ужин. В 9 часов вечера – отбой. В воскресенье – подъём в 7 утра. В этот день не работаем, конечно, если будет пожар, работать будем. Так и живу.

На вопрос о свободном времени Антон ответил:

- Читаю. Вот прочитал недавно книгу о компании «Apple», «Икона» называется. А так, если честно, ну как ты тут проведёшь свободное время? Да никак. С девушками местными, да, общаемся, только особого восторга они не вызывают. После города-то... Некоторые пьют, в принципе, если захотеть, можно достать всё, в том числе и алкоголь, наркотики. Но такие заключённые здесь долго не задерживаются, их за нарушение режима сразу отправляют на «семёрку», в колонию общего режима. Тех, кто в «самоволы» ходят, тоже отправляют отсюда, ещё и дополнительный срок присуждают – «за побег». Каждые 2 часа – и ночью, и днём - ходят инспектора, проверяют, все ли на месте. Ходить нам можно только по главной улице – буквально метров 100-200. Шаг вправо - шаг влево, и считается, что нарушил правила содержания. Поэтому люди тут сидят очень спокойно, тише воды, ниже травы.

После разговора с Антоном спрашиваю у инспектора, который проводил плановые работы по проверке осуждённых: «Вы знаете заключённого Антона Попова? Что можете про него сказать?» «Ну да, знаю, - ответил инспектор. - Ничем не примечательный, обычный заключённый, нарушений режима за ним не наблюдалось. По поводу досрочного освобождения могу сказать, что сейчас начальство колонии не подаёт ходатайства, заключённые сами пишут заявления, и они рассматриваются в суде на основании того, что есть в личном деле осужденного». Один из заключённых сообщил об Антоне: «Знаю Попова, да. Вроде не бурагозит. А чё ему бурагозить-то?! Смысл?»

 

Раскаяние

Антон отказывается от фотосъёмки:

- Это моё право по Конституции. На суде я тоже отказался, хотя кое-кто из журналистов всё-таки успел поймать меня в кадре. Я не хочу, чтобы моё лицо знал весь город. Зачем? Прошлого уже не вернуть, а ворошить его я не хочу, - сказал он. - Что только про меня в газетах ни писали, и то, что я тут повесился уже, и то, что я делаю какие-то странные дерзкие заявления по поводу того, что я сбегу или скоро меня уже освободят. Я не знаю, когда меня освободят. По закону у меня есть право на условно-досрочное освобождение. Когда выйду, продолжу обучение, сейчас я в академическом отпуске.

На вопрос о случившемся тогда, в 2006-м:

- Конечно, я раскаиваюсь! Я действительно очень сожалею о том, что произошло. Но не хочу ничего вспоминать, ни как это случилось, ни то, что я пережил за все эти годы.

Тем временем все клятвенные заверения властей о том, что скоро будет построен надземный переход над Московским проспектом, на котором скоростные режимы автомобилей всегда превышают установленные нормы, так и остались на стадии проектов. Печально, когда власти предержащие строят планы только на свою жизнь и не делают ничего, чтобы наша жизнь стала хотя бы чуточку безопаснее.

Михаил АЛЁХИН  




Читайте также в этом выпуске (№ 619):

Комментарий:
grunk 12.03.2008 13:42:31
Жизнь - это то, что случается с нами,
пока мы строим планы на будущее.
       /Томас Ла Манс/

Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia