«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 179 02.07.2002 - 09.07.2002
"Версия элиты"
"Версия элиты"
Арсений Махлов

Покушение на Бориса Овчинникова резко, зримо и грубо изменило уклад жизни нашей области. Расстреляли не машину президента Союза промышленников и предпринимателей - расстреляли тепличный Калининград.

"У нас чистый бизнес, в нем практически нет бандитов, криминальные авторитеты в области мелки и почти послушны", - бахвалились мы и плясали, наивные, словно индейцы до прихода конкистадоров. Да, и в нашей глуши постреливали: то авторитета "завалят", то "сигаретная война" пройдется, то добытчик янтаря пропадет в норах карьера. Но каждый (!) из этих людей знал, чем рискует, занимаясь контрабандой или угоном машин. И ни один из них не пытался влезть в официальный бизнес в своих грязных ботинках. Между "белым" и "серым" бизнесом пролегал четкий водораздел, теперь его прострелили.

После покушения на Овчинникова можно стрелять в кого угодно. Покушение на любого человека будет замылено калининградскими журналистами: могла иметь место та версия или другая. У Калининграда не оказалось никакого иммунитета против автомата. В любом российском городе, по кругу прошедшем через бандитов, на выстрел отвечают выстрелами. Запад отвечает общественным неприятием насилия: человек, имеющий хоть какое отношение к стрельбе, никогда не заслужит уважения, а правоохранительные органы не поставят на деле "глухарь" - так не принято. А мы испугались. Михаил Цикель (антипод Пирогова внутри администрации области) уехал к родственникам в Ивано-Франковск (напомню, буквально полтора месяца назад Цикель был в отпуске). Юрий Савенко, мэр, человек, не скрывающий своих взглядов, где он? Владимир Егоров, пробормотав что-то по поводу "деструктивных сил", желающих развалить область изнутри, первое, что сказал членам калининградского Союза промышленников: "Надеюсь, вы не связываете происшедшее с действиями администрации области?" А промышленники? После обстрела Овчинникова они собрали пресс-конференцию, на которой что-то невнятно жевали про "разгул преступности". При этом в кулуарах озвучивали друг другу "версию элиты". Кстати, Сергей Козлов, вице-спикер облдумы, человек, который всегда был дипломатичен и неконфликтен, вдруг показал зубы, стал говорить жестко, определенно и по существу.

В чем она, основная "версия элиты"? Ответ: единственный человек в области, которому жизненно выгодно устранение Бориса Овчинникова с калининградской сцены, - Владимир Пирогов. Конфликт Бориса Алексеевича и Владимира Вилевича начался давно, с "Инвестбанка". Тогда главный акционер банка "Цепрусс" продал свои акции Пирогову. Он в глазах Овчинникова оказался не самым добросовестным покупателем. Потом настали выборы. Понятно, что Овчинников заранее провел переговоры с Егоровым, но отказался поддерживать адмирала, увидев во главе штаба Пирогова. Одиозная фигура Владимира Вилевича смущала тогда многих бизнесменов, но никто, кроме Овчинникова, не осмелился озвучить свои сомнения. Сегодня подавляющее большинство признало его правоту. На заявление позиции Овчинникова Пирогов ответил статьями в различных СМИ. Их смысл: Овчинников - враг Егорова.

Выборы прошли. Каждый раз, когда губернатор и президент СПП пытались найти общий язык, Пирогов прилагал усилия, чтобы расстроить это общение: появлялись статьи (в "МК" или "Вечерке" чаще всего), ни с того ни с сего бьющие по Овчинникову. Контакт прерывался, но через какое-то время возобновлялся вновь. Следует отметить, что Овчинников очень стратегичен и всегда предлагал конкретное разрешение самых сложных экономических ситуаций, он умеет слушать, поэтому всегда учитывал мнение большинства членов СПП. Егорову было удобно с ним работать.

При этом Пирогов своим основным противником видел Овчинникова. Ему казалось, что все негативные публикации о деятельности администрации исходят от Бориса Алексеевича. Это было вовсе не так, но для Пирогова главным было наличие врага. Тем временем рейтинг Егорова начал стремительно падать. Общество вместо бравого адмирала-государственника видело управляемого зиц-председателя. Причем управлял всем человек, поставивший во главу угла свои корыстные интересы. Люди видели, что "Балтптицепром" утекает в частные руки, что в бюджете области - дыры, что в Светлом для пироговского друга Герда Джакоба отводится площадка под строительство химкомбината. В конце 2001-го Москва жестко поставила перед Егоровым вопрос: готов ли он избавиться от своего вице? Альтернативной рассматривалась фигура Овчинникова. Сам он, правда, не захотел тогда уйти в чиновники, но для Пирогова даже постановка вопроса была, похоже, невыносима.

Кульминацией конфликта стало заседание СПП, на котором Владимир Калиниченко (директор морского торгового порта) озвучил конкретные претензии в адрес Пирогова в связи с ситуацией на "Балтптицепроме". Это услышал Егоров и был вынужден реагировать. Видимо, Пирогов был уверен: встреча СПП с губернатором была "сконструирована" Овчинниковым с единственной целью - "опорочить" вице-губернатора. После заседания Владимир Вилевич в присутствии свидетелей произнес совершенно конкретные слова, обозначившие дальнейшие действия.

А тут еще начался скрытый конфликт Пирогова с Цикелем. Михаил Аронович практически на каждом совещании в администрации предлагал намного более продуманные и взвешенные решения вопросов, чем это мог сделать Владимир Вилевич. Несколько совместных комиссий с участием Цикеля и Овчинникова выдали на гора результат. А ведь отсутствие результата - главный недостаток суетливой работы Пирогова. И в глазах Егорова вице-губернатор зашатался. Все больше поручений стал получать Цикель. Фактически в ведении Пирогова остался лишь сельхозблок. Егоров, ранее проводивший с Пироговым часы, перестал приглашать вице-губернатора на совещания. Владимир Вилевич, похоже, считая, что главным действующим инструментом политики является интрига, увидел для себя страшную опасность в связке Цикель-Овчинников.

Зачем Пирогову столь въедливо держаться за пост вице-губернатора? Ему нужен минимум год, чтобы "закончить операцию по "Балтптицепрому" и "пробить" разрешения на строительство химического комплекса для Герда Джакоба. Без административного ресурса ни один из этих "проектов" практически не реализуем. Перед Джакобом, наверное, Пирогов тогда не выполнит обязательств, а без "Балтптицепрома" не сможет расплатиться по долгам (тому же "Инвестбанку"). Это вопрос жизни и смерти.

Очевидно, что, покушаясь на Овчинникова, убийца не намеревался его пугать. Устранение Бориса Алексеевича привело бы к резкому ослаблению идеологической базы Цикеля, основные оппоненты Пирогова (тот же Савенко) были бы изрядно напуганы, а СПП без руля и ветрил быстро определился бы с компромиссной фигурой нового председателя. А следствие... Практически нет такого следствия, которое нельзя было бы развалить за деньги.

Как будут развиваться события после неудачного покушения, предсказать сложно. Очевидно лишь: эти выстрелы сдвинули камень, лавина же может погрести под собой кого угодно, в самой большой опасности - Пирогов. Совершенно искренне мне бы хотелось, чтобы лавина нас миновала. Не дай нам Бог впасть во взаимную стрельбу.




Читайте также в этом выпуске (№ 179):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia