«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1187 
«Я очень признателен правоохранителям и ФСБ»
«Я очень признателен правоохранителям и ФСБ»

Антон Алиханов работает в Калининградской области с осени 2015 года, последние три года возглавляет исполнительную власть региона. Срок его полномочий истекает в 2022 году. В интервью газете “Дворник” глава региона рассказал, почему не принимает жесткие решения после публичной критики чиновников, как Владимир Путин относится к Калининградской области и почему Алиханов считает, что быть губернатором — это лучшая работа для молодого мужчины в России.

 

Продолжение. Начало в №34/35 (1184/1185) от 17 сентября 2019 года

 

 

«Можно действовать в одиночку, а можно прийти с начальником УФСБ и получить поддержку»

 

— Сталкивались ли вы с тем, что представители бизнеса, не очень довольные закрытием схем, сообщали: ну вот, пожалуйста, экономическая ситуация ухудшилась, от нас все всё требуют, сейчас мы закроем предприятие, и 200–300 человек останутся без работы?

— Нет, до такого они не опускались. Более того, если мы оцениваем какие-то угрозы как существенные для какого-то бизнеса, мы принимаем меры поддержки, как это было сделано в случае со свиноводческими комплексами и мясопереработчиками. Они находились на грани, и мы им помогли. Мы понимали, что если не поможем, то потом столкнемся с гораздо большим количеством проблем.

 

— АЧС вернулась. В этом году меры поддержки свиноводам будут сопоставимыми с прошлогодними?

— Мы продолжаем помогать, но история не будет такой же, как в прошлом году. Потому что, несмотря на всю любовь к Игорю Михайловичу Кузнецову, он хотя и системообразующий производитель, но объем убоя на его предприятии не является катастрофичным. Мы ожидаем, что к декабрю у нас восстановится полностью «Правдинское Свино Производство – 1», и тогда сырья будет более чем достаточно. Но, тем не менее, мы продолжаем программу по субсидированию затрат наших мясопереработчиков.

 

— Как выглядит ваша стратегия работы с местными сообществами? Ваши предшественники Георгий Боос переманивал людей на свою сторону, Николай Цуканов формировал новый управленческий аппарат за счет привлеченных «с земли» кадров.

— Знаете, как Георгий Валентинович переманивал-переманивал, да так и не переманил, да и Николай Николаевич тоже. После ухода губернатора всегда будут те, кто уже в спину будет кричать и злословить, и те, кто был вроде бы другом и соратником, а при кадровой смене станет первым критиком. Это обыденность, люди. Моя задача состоит в том, чтобы как можно меньше было субстантивных конфликтов. Мы можем расходиться с людьми в частностях, но в общем и целом мы должны договариваться, что мы действуем в их интересах. Просто их интересы нужно немного переформулировать.

Есть пример с янтарём. Сейчас там есть небольшие сложности, связанные с переходом на новые контракты, но для меня есть результат работы регионального правительства и ФСБ вместе. Потому что без них это было бы невозможно объективно: 24 млн руб. налогов, которые платились в региональный бюджет и через 2 или 3 года предприятие стало уплачивать 420 млн руб. налогов. Это стало возможным благодаря нескольким решениям, которые мы, собственно говоря, продавили: сначала мы долго спорили с Ростехом на тему того, как это сделать. Но вы итоге нашли точки соприкосновения: торгово-сбытовая политика, прямой экспортный контракт, классификатор, углубление переработки. Да, возможно, это не идеально работает. Но точно лучше, чем было раньше.

 

— Правительство области продавило Ростех?

— У нас в начале были разногласия по путям решения проблем отрасли. Я слишком уважаю Сергея Викторовича Чемезова и Ростех, чтобы позволить себе такое словосочетание. Мы дискутировали и нашли решение.

Понятно, что нужно делать следующие шаги, но вот она — конкретная история успеха. Никому она не понравилась, потому что был целый слой людей, которые покупали янтарь за рубль, а продавали за тысячу, делали это сами и не платили налогов. Теперь всё это вывели «в белую».

 

— Вы несколько раз упомянули о совместных действиях с ФСБ. Возникает вопрос: а кто, кроме представителей этой службы, сейчас есть в вашей команде, на кого вы опираетесь?

— Я очень признателен нашим коллегам из правоохранительного блока в целом: и ФСБ, и прокуратуре, и МВД, — и считаю, что совместная работа с пониманием государственного интереса позволяет достичь этих результатов. Можно трепыхаться одному с тем же янтарем, а можно прийти с начальником УФСБ и получить поддержку, пойти вперед, сомкнув ряды. Мне кажется, что ничего плохого в этом нет.

При этом ни о каком покровительстве или индульгенциях со стороны кого бы то ни было нет. Это видно и со стороны: мы вместе пытаемся найти и наказать коррупционеров внутри, коррупционеров во вне. Не всегда получается, но всему свое время.

 

— А люди в погонах не пытаются вмешаться в нормальную работу правительства?

— Нет, каждый занимается своими вопросами.

 

— Кто сейчас входит в вашу внутреннюю команду, считаете ли вы, что она сформирована?

— Я хорошо помню публикации о том, как часто происходили отставки и назначения в команде у Николая Николаевича, вся эта кадровая чехарда.

Это меня тогда касалось, поскольку я работал в его команде.

Полагаю, что моя команда уже сложилась. Это не означает, что она является константной, но мне кажется, что резких тектонических изменений не видно. Единственный, о потере кого мы скучаем, — это Эдуард Батанов. Но мы с самого начала понимали, что он приходит на определенный срок, на определенные проекты, и он замечательно с ними справился. С его участием мы сделали первый облигационный займ, снижение государственного долга более чем на 15 % , это вещи, которые не происходили на протяжении 11 лет, и это тот результат, который смогли показать мы, «моя команда».

 

— После его ухода кто остался отвечать за стратегические инвестиции?

— Инвестблок сейчас широкий — это и москвичи Дениса Салия, и у них очень специфические задачи. Например, они привели нам 3,5 тыс. га сельхозземельот Федерального агентства научных организаций (ФАНО) в Полесском районе, которую Роман Романовски сейчас обрабатывает. Они привели участок в Калининграде на пересечении Советского, Красной и Каштановой аллеи — 5 га под технопарк, это их результат. Вот читаю иногда сводки, пишут о зарплате Дениса Александровича: «Хорошо быть другом губернатора», — комментируют так его премию. А он получил премию за конкретный результат, и до того, как он пришел в представительство [Калининградской области в Москве] я знать его не знал. Но в этом блоке трудится еще много людей. Это и Андрей Толмачев, Дмитрий Кусков, Гарри Гольдман, Наталья Шевцова, Андрей Ермак.

 

— Если говорить о команде, то возникают неизбежные вопросы о персоналиях. «Единая система обращения с отходами»: чувствительная для всех мусорная тема и во главе — господин Хряпченко, которого, такое ощущение, вы сохраняете из принципа, вопреки всем судебным решениям.

— К моменту старта мусорной реформы ЕСОО было минусовым предприятием и стало плюсовым за 11 месяцев работы. Я не говорю, что Хряпченко — идеальный человек, но важно, как выполняется работа, и важны причины отдельных атак. Я их знаю хорошо, публике их знать необязательно. Но есть еще много, над чем нам работать в сфере обращения с отходами, и мы будем это делать и дальше. Направления сформулированы: приобретение контейнеров, переход на всё более глубокий раздельный сбор, мы выделили деньги и доводим их через ФПП до четырех компаний, которые занимаются углубленной переработкой пластика, свинца, тяжелых металлов.

Будем постепенно сокращать число полигонов: Круглово будет закрыто через 2–3 года, мы будем его рекультивировать, в следующем году будем рекультивировать Гусев и Советск, если будет проектно-сметная документация, то и Светлый. Вывозить будем на новый полигон и на сортировочный комплекс, где можно будет делать глубокую сортировку, отделять вторичную переработку и сырье под компостирование, из которого можно делать органику, удобрения. Это существенно снизит объем хранения мусора.

 

— Что со строительством мусоросжигающего завода?

— Его поднимают, но есть серьезные ограничивающие факторы. За его строительство придется кому-то заплатить, и в любом случае это сделаем мы как налогоплательщики. Я не уверен, что мусоросжигание — это лучший вариант на текущем этапе. Давайте двигаться поэтапно: сначала полигон и сортировка, стимулирование предприятий. А потом уже всё остальное.

 

 

Текст: Мария ПУСТОВАЯ


 

Окончание следует




Читайте также в этом выпуске (№ 1187):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia