«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1131 
Спасти рядовую аллею
Спасти рядовую аллею

Тема вырубок деревьев в Калининградской области вновь стала актуальной на этой неделе. Прежде всего в свете того, что 25 июля Госдума РФ приняла обновленный закон об особо охраняемых территориях (ООПТ), которыми с 2016 года могут являться и аллеи. И если территории заповедников и национальных парков теперь становятся более защищенными, то деревья вдоль дорог Калининградской области пока что не имеют никакого охранного статуса. Этому было посвящено расширенное заседание комиссии по территориальному развитию, экологии и местному самоуправлению региональной Общественной палаты, состоявшееся в четверг 2 августа.


Вопрос о сохранении аллей был поднят управляющим калининградским отделением Сбербанка Сергеем Шамковым, сообщившим о том, что в палату поступают обращения от граждан, возмущенных вырубками.


«В выходные я ездил с друзьями в Балтийск на День ВМФ. Мы ехали по уникальным дорогам. Проезжаешь их и окунаешься, как будто в тоннель. Если мы не наложим какие-то ограничения на вырубку аллей, то мы потеряем этот ресурс. А нам нужно воспитывать подрастающее поколение. Если посчитать, сколько аварий совершено из-за деревьев и сколько без них, то, думаю, статистика будет соответствующая и не в пользу. Я думаю, что при вырубке нужно сажать новые деревья, чтобы поддерживать уникальность нашей области», — высказал мнение Шамков.


Заместитель министра природных ресурсов, начальник департамента лесного хозяйства и объектов использования животного мира Людмила Поплавская сообщила о том, что сейчас в министерстве рассматриваются предложения о включении в категорию особо охраняемых природных территорий 4 аллей из 34, находящихся в списке, составленном общественными организациями для включения в ООПТ.

«Нет финансовой возможности провести все исследования разом. Всё упирается в финансирование, которое у нас не резиновое. Мы призываем общественные организации предоставлять нам материалы. На их основании мы будет проводить лесопатологическую экспертизу», — заявила Поплавская.


Сергей Шамков, в свою очередь попробовал добиться ответа на вопрос, кто же все-таки принимает решения о вырубке, компенсации и возрождении аллеи.


«Решение принимает муниципалитет, в соответствии с 100 законом (региональный закон № 100 «Об охране зеленых насаждений». — Прим. ред.). В муниципалитетах либо есть комиссии, либо специалист, который занимается обследованием зеленых насаждений. Обязательно решение подкрепляется актом лесопатологического обследования. В порубочном билете указывается необходимость компенсационного озеленения, где конкретно, и внесения компенсационной стоимости», — рассказала Поплавская.


Однако утверждать, что есть специальные требования к компетенции человека, который в муниципалитете отвечает за обследования насаждений, она не решилась. Некоторые округа области перешли на заключение контракта по оценке состояния деревьев с Центром защиты леса (филиал ФБУ «Рослесозащита»), однако после такой информации стало понятно, что выносить вердикты о состоянии деревьев в муниципалитетах мог любой начальник ЖКХ, если на него были возложены такие функции.


Как рассказала Людмила Поплавская, у минприроды на данный момент нет возможности проконтролировать, как выдается порубочный билет в муниципалитетах. В законодательстве абсолютно не прописано обязательное информирование министерства о вырубках от муниципальных образований. Эту функцию в последние годы фактически добровольно взяла на себя общественность, сообщающая и трезвонящая о вырубках буквально в каждом районе области, будь то дорога или улица. «У нас есть возможность, скорее, отреагировать, либо по факту после сообщений, которые приходят от общественных организаций или любого физического лица, либо это сам муниципалитет сообщит», — развела руками Поплавская.


«Наблюдая вот эти пустые дороги, где деревья вообще уже отсутствуют, хочется поставить вопрос перед самим муниципалитетом, куда же эти деревья делись и компенсационные деньги. Думаю, министерство природных ресурсов тоже должно задаться таким вопросом», — парировал Шамков. Однако ответ был неутешителен, поскольку вопрос расходования компенсационных денег также находится в ведении минприроды, которое не имеет ни сил, ни средств для проведения контроля.


«Абсолютно все моменты, которые вы указали, находятся в наших полномочиях. Есть недоработки в законодательстве, в том числе в областном, поэтому по поручению губернатора проводятся работы по внесению изменений в данный закон. У нас есть сотрудники, которые контролируют назначения вырубок. Но у нас проводится сокращение штатов, не всё мы можем охватить...», — раскрыла карты Поплавская, обнажив горькую правду о фактическом отсутствии в области должного контроля за расходованием денег в том числе на компенсационное озеленение.


О причинах вырубок аллей заговорил член комиссии палаты по территориальному развитию, руководитель проектно-дизайнерской мастерской «ГРАД-СО» Александр Зубарев, задавший вопрос присутствовавшему на заседании комитета палаты природоохранному прокурору Денису Киму.


«Существуют ГОСТы. Всего, что находится вдоль линейного объекта, в зависимости от его характеристик, то есть древесно-кустарниковой растительности быть не может. По предписанию Главного государственного дорожного инспектора муниципалитет обязан выдать порубочный билет. Раньше предписания выдавались начальниками ГИБДД районов. Сейчас предписания выдаются только областным начальником ГИБДД. Там есть несколько причин, в том числе заграждение знаков, полоса отвода, угрожающие падением», — прокомментировал Денис Ким.


В свете такого неоспоримого аргумента, как ГОСТ, которым охотно оперируют чиновники при вырубке аллей, Ким назвал единственный способ охраны придорожных деревьев, которым и должно пользоваться, по идее, региональное министерство природных ресурсов ради сохранения уникального богатства. В настоящее время только придание специального статуса через внесение в список ООПТ может спасти конкретную аллею от вырубки. Пока это не сделано, каждая живописная дорога с зеленым туннелем находится под угрозой.


Сопредседатель регионального отделения общественной экологической организации Александра Королева назвала еще одну немаловажную причину массового исчезновения аллей — реконструкция дорог без фактического расширения, когда деревья можно было сохранить. По ее словам, при назначении к вырубке придорожных деревьев не учитывается Красная книга Калининградской области. Статья 6, пункт 7 отребует проведения экспертизы перед вырубкой, а также различных природоохранных мер при обнаружении краснокнижных видов растений и животных. К примеру, по последним натурным исследованиям экологов и волонтеров «Экозащиты!», в старых придорожных липах из аллеи Низовье – Ярославское – Константиновка обитают краснокнижные жуки. Один из них — восковник. Однако до сих пор не ясно, проводились ли такие обследования при реконструкции дороги, например, по старому Светлогорскому шоссе, и выполняются ли вообще требования закона в этой части.


Также эколог высказала мнение о том, что придание охранного статуса четырем конкретным аллеям в год — это катастрофически низкие темпы для защиты уникального ландшафта. За последние 3–4 года, по данным инициативной группы «Аллеи Калининградской области», было вырублено около 15 тысяч придорожных деревьев. При этом концептуальная идея о формировании отношения к аллее как классу ландшафта области должна исходить именно от министерства природных ресурсов.

«Мы готовы документально подтвердить хозяйственную ценность аллей. При исследовании 11-километровой аллеи Низовье – Ярославское мы отчетливо видим, как на участках, на которых были вырублены целые деревья по предписанию ГИБДД, разрушается асфальтное покрытие. Там ямочный ремонт теперь проходит каждый год», — рассказала Александра Королева, обращаясь к присутствующим на заседании представителями минприроды.


Александру Королеву поддержал председатель регионального отделения «Зеленого фронта» Олег Иванов, возмутившийся тем, что минприроды недавно поставило на охрану как ООПТ 28 парков и лесопарков, которые и так были ранее обозначены и имели статус, не позволяющий их вырубать.


«Речь идет о расстановке приоритетов. Мы с этими аллеями носимся с 2015 года. Можно было уже как-то сделать выводы, что общественность обеспокоена, что мы наносим непоправимый ущерб экологическому каркасу области и ее туристической привлекательности. Можно было уже давно начать работу по инвентаризации и проведению экологических экспертиз», — заявил Олег Иванов.


По его мнению, ни одной аллеи как ООПТ с 2015 года министерство природы так и не создало. Та единственная аллея дуба черешчатого в лесу Отрадного уже являлась ранее памятником природы. Ее статус просто был документально закреплен уже как ООПТ в соответствии с изменением природоохранного законодательства. Представитель регионального «Зеленого фронта» предложил региональным властям создать в 2018 году и поставить на охрану как ООПТ одну аллею и взять ее за шаблон. Таким образом, за следующий год статус ООПТ могут получить оставшиеся 30 других аллей из списка.


Однако инициатива не вызвала интереса у представителей министерства природных ресурсов. Вырисовывалась довольно жесткая позиция чиновников: не более 12 аллей за 3 ближайших года. Остальным, видимо, просто не повезет, то ли из-за бюрократических процессов, то ли из-за отсутствия должного финансирования, то ли из-за нежелания проделать дополнительный объем работы.

«Работу министерства регулируют нормативные акты, нежели предложения и методические рекомендации общественных организаций, — сухо сообщила Людмила Поплавская. — Вряд ли мы будем штамповать эти аллеи как ООПТ местного значения. Без нашего прессинга, чтобы министерство это отпустило от себя, даже эти местные ООПТ не будут созданы, потому что главы муниципалитетов очень активно этому сопротивляются, не совсем понимая, какие ограничения наложат на их территории такие охранные статусы».


Но более всего позицию министерства прояснил начальник охраны и использования особо охраняемых территорий министерства природных ресурсов Андрей Орлов, который в своем выступлении фактически отправил под пилу абсолютное большинство аллей, мотивируя это тем, что они «недостаточно хороши».


«34 аллеи из того списка, который у нас есть, не все будут оформлены как ООПТ регионального значения. Мы из них в первую очередь выбрали две серьезно красивые старые аллеи дуба черешчатого: это участок дороги перед Нестеровом и в поселке Ясная Поляна тоже в Нестеровском районе. Ряд других обследованных аллей именно на данный момент не нуждаются. Остальные аллеи состоят из таких пород, как липа и ясень. Больше всего их в таких районах, которые ниже уровня моря. Мы их обследовали, и они представляют такое состояние: деревья на 70–80 % обломанные, гнилые, повреждены болезнями и так далее. И создать сейчас аллею как ООПТ, чтобы она через полгода-год погибла, — это неразумно и в плане финансов, и трудовых затрат. И опять же весь гнев общественности, что мы ее не уберегли... Даже если и создавать, то экологическая экспертиза не подтвердит оформление ее под охрану ее необходима как ООПТ. Мы индивидуально выбираем, что в первую очередь важнее, чтобы именно создать», — высказал позицию Андрей Орлов, чем вызвал неодобрительный гул со стороны общественников. Получалось, что главным критерием для получения статуса ОППТ у чиновников является красота аллеи, а не ее экологические показатели, степень хозяйственной, экологической и иной ценности.


Орлову возразила социолог Анна Алимпиева, представлявшая инициативную группу «Аллеи Калининградской области». «Вы не учитываете многих факторов, к сожалению. Почему в этом регионе есть аллеи? Такого ландшафта нет ни в одном регионе России. Потому что они держат дороги. Это уже такая азбучная истина. Когда вы говорите о конкретных ясенях и липах, то сами признаете, что там низкий уровень, там подтопления. Так они там и нужны — ясени и липы», — напомнила Алимпиева.


По мнению социолога, нужно выходить на стратегический подход и расценивать аллеи как изюминку исторического ландшафта Калининградской области. Также минприроды необходимо найти консенсус с ГИБДД. Однако треть вырубок аллей происходит вовсе не по предписанию ГИБДД.


«Последний красноречивый пример — старая Светлогорская дорога. Совершенно трагическая реакция общества была на эту вырубку. Петиция в защиту деревьев собрала 66 тысяч подписей. Ни одна петиция, которая писалась о проблемах Калининградской области и близко не набирала такого числа подписантов. Были обращения сделаны к губернатору, министерство инфраструктуры и так далее. Нас отфутболили, но держали. Осень промариновали и зимой начали вырубать. Кончилось всё тем, что люди свечки стали ставить и пишут, что ездить стало невозможно из-за жары. Каждый день письма и звонки о том, что люди едут по Светлогорской дороге и слезы на глазах. Людям просто наплевали в душу», — заявила Анна Алимпиева.


По ее словам, за Светлогорскую аллею были переведены гигантские компенсационные выплаты Зеленоградскому городскому округу. Однако никто не видел деревьев, посаженных на эти деньги, потому что так работает механизм компенсационных выплат. За последний год в Гурьевском районе было высажено лишь 100 саженцев, еще 100 деревьев посажено общественностью осенью прошлого года на собранные деньги.


Представители министерства природных ресурсов были не настроены на дискуссию. Член комиссии по территориальному развитию Сергей Шамков попросил общественников сформулировать свои предложения для включения их в рекомендации, которые будут направлены в правительство и губернатору области. Кроме того, руководители региональной «Экозащиты!» намерены разработать шаблон для придания аллеям статуса ООПТ и попробовать направить его в министерство природных ресурсов. Если шаблон будет принят в работу, то это поможет сдвинуть буквально с мертвой точки вопрос по придорожным аллеям области.




Читайте также в этом выпуске (№ 1131):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia