«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1126 
Косовский фронт
Косовский фронт

В ночь на пятницу, 22 июня, город слабо напоминал тот гремящий дудками красно-белый Калининград, который превратился в коллективной памяти в застывшую иллюстрацию к матчу Хорватия - Нигерия. Казалось, что всё происходит примерно по такому же сюжету, как и с хорватскими болельщиками: сербы в своих красных майках появились за день до матча, а дальше понятная схема: оккупация летних террас, растянутые флаги и крик «Сербия - Руссия», который в день матча придется выучить всем. Приехавшие в Калининград хорваты — это все-таки была такая ожившая карикатура на образ футбольного фаната с пластиковым стаканом в руке, округлым брюшком, песнями и прочими признаками философии раблезианства. Сербы на этот оживший шарж совершенно не похожи: насупленные бородатые мужчины в майках с какими-то грозными принтами и с крепкими кулаками в татуировках задумчиво изучают пространство площади Победы. К сербским болельщикам быстро прибивается моб россиян, и через несколько минут пространство звенит криком «Kosovo je Srbija!». 

Болельщиков Швейцарии заметно меньше, и их средний возраст заметно выше: они, скорее, заставляют вспомнить о начале 90-х, когда в Калининград ради ностальгии стали приезжать немецкие пенсионеры. Сербы никакой видимой агрессии к своим оппонентам не проявляют, но те и сами пытаются держаться подальше от шумных компаний. Где-то через час после появления сербов в центре полицейское руководство решает послать на площадь от греха подальше водомет. Со стороны кафе «Москва - Берлин» слышится женский визг. Полицейские патрули начинают группироваться вокруг точки общепита. Кого-то тащат к мигающему автозаку.


Панславизм на новый лад 

Субкультура футбольных ультрас всегда плохо уживалась с принципами политкорректности, а троллинг оппонентов на грани фола всегда был здесь в порядке вещей. Впрочем, подобные вещи популярны не только в футболе. В начале «нулевых», когда Россия встречалась со сборной Чехии на хоккейных площадках, россияне трясли на трибунах картонными макетами танков, напоминая чешским болельщикам о советском вторжении в Чехословакию, те в ответ запасались чеченскими флагами. Идея панславизма — объединения всех славянских народов под покровительством императорской России — пережила свою логичную мутацию и теперь превратилась в хриплые крики «Сербы — братушки!» в центральной части самого западного российского города. Проблема Косово — центральная часть всех фанатских кричалок и лозунгов в этот вечер. Для сербов это одна из самых болезненных ран в новейшей истории страны, которая не зарастает и вряд ли когда зарастет. Для россиян — отличный политический лозунг, чтобы показать свою солидарность с «братским народом» по всем вопросам, к которому вряд ли прицепятся местные полицейские. 


В день игры Сербия - Швейцария на улицах Калининграда снова появились казаки. Попрятавшиеся где-то от красно-белой волны хорватов люди с нагайками и в папахах вновь чувствуют себя в городе уверенно и зажимают в объятьях орущего серба, пытающегося не расплескать при этом пиво из стакана. У ресторана «Тетка Фишер» бородатый серб что-то шепчет на ухо черноволосой девушке в майке мадридского «Реала». Та заливисто хохочет. Но в целом девушкам, конечно, не хочется терять часть аудитории потенциальных ухажеров, способных оплатить ужин в местном ресторане. Поэтому на щеках у них обычно сразу по два флага. «Бреговича!» — радостно требуют у скрипачки в подземном переходе двое бородатых лысых сербских болельщиков с пивными банками в руках. «Со креееейзи!» — мяукает рыжеволосая девушка, глядя на кривляющегося перед ней высокорослого бородатого мужчину с сербским флагом. 

Центр Калининграда снова превращается в этакий Вавилон, где перемешались все цвета и человеческие языки. Сербы, немногочисленные, но громкие, когда надо, швейцарцы, еще менее многочисленные индусы и выходцы из Средней Азии в спортивных костюмах. Серые полицейские мундиры в этом буйствующей пестроте встречаются не часто. Но странным образом они всё время оказываются там, где нужно.



Сербский флаг даже визуально плохо отличим от российского. Двухголовые орлы на гербах двух стран тоже похожи. Так что разобраться, кто здесь кто в этой непрекращающейся толпе с триколорами на подступах к стадиону, достаточно сложно. Сербы выскакивают из кустов напротив Кафедрального собора, где, видимо, справляли малую нужду и радостно вопят, вскидывая вверх кулаки, завидев российские флаги. Хромой болельщик, чтобы не терять чувства единения, выбрасывает вверх костыль. 

На головах у некоторых черные меховые шапки, которые подозрительно напоминают фотографии сербских четников времен югославских войн. Но самый популярный головной убор — раскрашенная безумным выедающим глаза красным цветом шапка а-ля капитан милиции Иван Данко из кинофильма «Красная жара». Купить их можно у сообразительных местных, которые сходу определили, что можно впарить нахлынувшим футбольным фанатам. Универсальная песня для этого шествия — «Катюша», которая по умолчанию стала гимном российских болельщиков на всех международных турнирах. Сербам порой тяжело повторять русский текст. Поэтому на мотив легко запоминающейся мелодии они выкрикивают понятные им «Русский - сербий — братья навсегда». 

Сербы воспринимаются в качестве «своих» многими российскими фанатскими фирмами. Поддержать их сборную в Калининград приехали представители других футбольных клубов: здесь несколько фанатов ФК «Спартак», у которого дружественные отношения с белградской «Црвеной Звездой», и группа людей в майках «Зенит за Сербию». 

Редкие вкрапления с белыми крестами на красных флагах попадаются в этой толпе, но стараются держаться особняком от этого эпицентра славянской дружбы. Время от времени россияне, которые уже успели раз 15 проорать «Катюшу» и потребовать вернуть Косово Сербии, подбегают к швейцарским болельщикам для совместного фото. Какие-то столкновения и провокации, как и в случае матча Нигерии с Хорватией, невозможны по чисто арифметическим причинам. Против толпы сербов Швейцария на Солнечном бульваре смогла бы выставить максимум 5-7 крепких мужчин в куртках с патчем Stoned Island. 

«Поломал систему» 

«Хватит … [совокуплять] мне мозг», — ругается куда-то в сторону рыжеволосая девушка напротив синагоги. Заметив надвигающуюся на нее толпу с флагами, она тут же меняет интонацию: «200 рублей до стадиона!» — завлекает она болельщиков, словно сирена моряков Одиссея. Но на искушение никто не поддается. 

На Солнечном бульваре на подступах к стадиону кто-то вновь начинает кричать про «братство». Человек 10 сербов, оказавшихся в центре российской волны, буквально светятся от счастья, горланя вслед за остальными. «Косово же Сербия!» — заплетающимся языком кричит кто- из задних рядов. Толпа, словно испугавшись собственной смелости, вдруг замолкает как по команде. «Поломал систему», — беззлобно журят его. 


«Россия … [прекрасная]», — ухмыляется болельщик с нарисованными под носом грифелем черными усами, танкистском шлеме и тельняшке. В короткой полуцензурной фразе ему как-то удается сформулировать общее настроение всей толпы. 

«Едут, едут по Берлину наши казаки», — надрывается фольклорный ансамбль на подступах к стадиону. Сербам явно снова приятно, но в Калининграде хлынул холодный ливень, и все стараются пробиться быстрее к выходу. Те, кто не успел, прячутся под громадным макетом глобуса. Щеки пока еще депутата горсовета Игоря Плешкова изрисованы швейцарскими флажками — даже в этой просерсбской в большинстве своем толпе он умудряется остаться оппозиционером. 


Две стороны одной площади 

Главная картинка с любого дня работы фан-зоны — это очереди на вход. Справиться с человеческим потоком на 15-тысячную площадку волонтерам и охране достаточно сложно. Поэтому многие остаются за периметром зоны. Благо, громадный экран неплохо видно даже с территории Нижнего озера.

Фан-зона всегда спокойно следит за исходом матчей, в которых не участвует сборная России. Но в случае Сербии никто не скрывает, что симпатии на стороне команды в красных футболках. Каждый сейв сербского вратаря обязательно срывает аплодисменты, а каждый проход сборной Швейцарии в чужую штрафную явно бьет по нервам большинству собравшихся. Молодые люди с сербскими флагами на щеках и в спортивных костюмах покачиваются из стороны в сторону, вскидывая пластиковые стаканы в поддержку братьев-славян. 

Когда в ворота Сербии на последних минутах залетает второй мяч, никто не скрывает разочарования. Вошедшая в раж женщина с горя начинает колотить мужа. Толпа в гробовом молчании бредет к выходу. 

«Сербия! Сербия! Сербия!» — в районе «Тетки Фишер» небольшой моб с российскими флагами, кажется, начинает вспоминать, как всё начиналось. Но поддержать группу россиян пока некому. Сербы только выходят со стадиона.


На площади Победы где-то в темноте прячется глава города Алексей Силанов в костюме. Рядом с ним — его недавно назначенные заместители Олег Кутин и Игорь Билич. В темноте крупногабаритные чиновники вполне могут сойти за охрану градоначальника. Группа россиян вскакивает на фонтан в опасной близости от Силанова, явно не понимая, кто находится под ними. Над головой градоначальника трясутся пластиковые стаканы с пивом. В прибывающих на площадь шаттлах танцуют как сербские, так и швейцарские болельщики.


«Косово — это Сербия», — мягким голосом командует кому-то невидимому мужчина с черно-желтым имперским флагом. Так называемая «имперка» — одно из неофициальных знамен русских националистов. На любом «Русском марше» обязательно будет 2-3 (а то и больше) таких флага. Мужчину с флагом (поперек полотнища крупная надпись «Мы — русские. С нами Бог») быстро обступают, чтобы сфотографироваться. «Слава России!» — кричит юноша с выбритыми в каком-то местном барбершопе висками, прижимаясь к знамени и снимая самого себя на телефон. 

Сербы и швейцарцы поделили площадь без боев и столкновений. Первым досталась центральная часть. Через какое-то время там начинает грохотать барабан. В сотый раз поют «Катюшу» и в тысячный кричат про русско-сербское братство. Крики «Сербия» сменяются на крики «Россия» и наоборот. У перехода на улицу Черняховского заросший бородой бродяга отмахивается костылями от шума.


Швейцарцев, которых стало заметно больше, дождь прогнал под крышу «Кловер Сити-Центра». Если бы речь шла о каких-то фанатских разборках, то это был самый удобный момент, чтобы «накрыть» швейцарцев. Огромная толпа, буквально запертая в узком пространстве, лишенная всех путей к отступлению. Но сербам такой сценарий совершенно не интересен. Тем более что швейцарцы, видимо, загипнотизированные постоянным криком с другой стороны площади, начинают орать «Руссия!» вслед за всеми. А заканчивают и вовсе перформансом с исполнением «Калинки-малинки». 


На площади тем временем выстраивается ОМОН. Зачем силовики устроили эту демонстрацию, осталось загадкой даже для ее участников. Около часа площадь была поделена на две части: в одной творилась сербско-швейцарская вакханалия под музыку группы «Ленинград», в другой — дождь мерно барабанил по стеклу шлемов ничего не понимающих омоновцев. Простояв так молча, они неожиданно развернулись и ушли в сторону храма. 


Примерив на себя около недели назад красно-белые одежды Загреба, Калининград легко переоделся в Белград с националистическими речевками про Косово. Хотя понятно, что в реальной жизни те, кто поют хорватские песни, вряд ли пойдут в одной колонне со скандирующими «Косово — это Сербия». Это такая особенность туристических городов: мимикрировать под пожелания гостя, а когда он уезжает, оставив здесь свои деньги, подыскивать себе новую жертву. Калининград, кажется, несмотря на все идеологические сложности, научился менять кожу. Он как-то вполне гармонично стал дружелюбным и своим как для подкачанного серба в майке с черепом и костями на груди, так и для хорвата с его флагом.


Текст: Алексей ЩЕГОЛЕВ




Читайте также в этом выпуске (№ 1126):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia