«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1087 
«Война, на которую никто не пришел»
«Война, на которую никто не пришел»
Кто кого испугался
«Ты оставил здесь свое сердце? Обязательно вернись сюда», — гласит жутковатая надпись на билборде, больше подходящая для плохой шутки про морг, чем для рекламы туристической привлекательности города. Автобус выезжает из Черняховска. Через минут 30 на горизонте появится поле поселка Лермонтово, где уже несколько лет подряд проходит фестиваль «Гумбинненское сражение» — одно из самых массовых событий в регионе и, безусловно, самый главный фестиваль военной реконструкции, который только есть в области.
Впрочем, несмотря на всю историю успеха, в этом году фестиваль ждали большие перемены. На пресс-конференции, посвященной «Гумбинненскому сражению», врио министра культуры и туризма Андрей Ермак заявил, что нельзя из года в год штурмовать один и тот же хутор и жечь мельницу. Сценарий праздника действительно поменяли: события переносятся в 1917 год. Уже произошла Февральская революция, последний российский император Николай II подписал отречение, но армия готовится к новому наступлению на фронте. «То была лебединая песня старой Русской армии, когда она, уже разложенная революционными агитаторами и преданная либеральными правителями, ещё показывала чудеса храбрости и ещё могла одерживать тактические победы», — писали организаторы в аннотации к своему фестивалю. Чем окончилась эта «лебединая песня», хорошо известно из курса истории старших классов: страну ждала еще одна революция, а антивоенная пропаганда сильно помогла большевикам в борьбе за власть.
Второе изменение было куда более важным и касалось бюджета фестиваля: финансирование «Гумбинненскому сражению» сократили почти в 2 раза. И это сильно бросается в глаза: на поле, где будет происходить сражение, нет никаких бутафорских домиков и прочих конструкций, которые можно было бы спалить. Всё предельно аскетично: вот русские окопы, вот немецкие. Вот пушка, вот бронемобиль. Вот русские солдаты, вот армия кайзера. Плюс немного кавалерии, пулеметы и стога сена (их, как и обещал Ермак, будут взрывать и поджигать).
Теперь на фестивале, где раньше приходилось с боем пробиваться сквозь людские толпы, полупустая парковка для машин. Теперь точно нельзя говорить про прежние цифры в 15–17 тысяч человек, которыми запросто пугали организаторов других мероприятий. «Гумбинненское сражение» внезапно превратилось в подобие иллюстрации старого пацифистского анекдота про войну, которую вроде бы и объявили, но на нее никто не пришел. Врио губернатора Антон Алиханов спишет все эти неприятности на плохую погоду.

«Привет, оружие»
Но что точно не изменилось на «Гумбинненском сражении», так это основной посыл фестиваля: это по-прежнему торжество милитаризма (ну или славы русского оружия — кому как больше нравится) под бравые патриотические песни из колонок про богатырей и конкурсы по перетягиванию каната. Оружия на фестивале много: от автоматов, реактивных гранатометов и пулеметов до беспилотника. «У него и видеокамера, и тепловизор [есть]», — с любовью в голосе рассказывает про аппарат солдат.
«Пузо хоть втяни!» — зло каркает женщина своему мужу, который пытается принимать героические позы со снайперской винтовкой. Ухает орудие бронеавтомобиля, рядом стрекочет пулемет. Если оказаться между этими двумя огневыми точками в момент, когда они дают совместный залп, то из мира напрочь исчезнут все звуки. В ушах остается только противный звон, от которого кружится голова. После выстрелов остается сильный серный запах.
«Уйдите оттуда!» — кричит реконструктор около броневика. У него серьга в ухе и перемотана бинтом кисть руки. Вновь стрекочет орудие. По полю бегают дети со странным гримом: у кого-то на лбу намалевана дырка от пули. «Всё, уже война началась», — тащат они своих родителей в сторону трибун.
Кто рисовал такие страшные рисунки, установить так и не удалось. В сторону поля идут худые девушки в военной форме — это так называемый женский «батальон смерти» Марии Бочкаревой. У него в сценарии «Гумбинненского сражения – 2017» ведущая роль.

Все беды от демократии
Начинается ливень. «На позициях РИА (Русской императорской армии. — Прим. ред.) выступает агитатор, который призывает закончить войну. После этого с позиций РИА и кайзеровской армии выходят группы по 5–6 человек и идут на нейтральную сторону брататься. Вместе танцуют, поют под гармонь у стогов сена», — так, согласно сценарному плану, должна начинаться военно-историческая реконструкция в 2017 году. Братающихся разгонят артиллерийским огнем. На русские позиции уже прибыл батальон Бочкаревой, готовый выполнять план правительства Керенского — «война до победного конца».
Но всё это начнется чуть позже. Сначала для зрителей, несмотря на проливной дождь, устроят показ мод того времени. Пока миниатюрные девушки в легких накидках дефилируют под дождем, ведущий (он одет примерно так же, как в советских учебниках изображали барона Врангеля: длинная бурка и черная кучерявая папаха) рассказывает, с каким предметом одежды нужно было в начале XX века сочетать белую блузку. Перед юными модницам появляется Мария Бочкарева с саблей. Она на повышенных тонах агитирует участниц показа уйти сразу с подиума в «батальон смерти». Барышни расходятся. Тонкие девичьи пальцы сжимают аккуратно сложенную военную форму.
Битва идет полным ходом. Если верить ведущему, то большинство неудач русской армии было связано с излишней демократией в воинских рядах. Немцам в какой-то момент удается атака на русские позиции. Видимо, солдаты всё еще колебались, сражаться ли им или перестрелять «буржуев-офицеров» и уйти брататься с солдатами противника. Но всё закончится героической атакой русской кавалерии, против которой войскам кайзера не устоять. «Нет царя, но есть Отечество!» — ревет в микрофон ведущий так громко, будто бы сам сейчас находится среди далеких фигурок солдат, размахивающих саблями. Стога сена отгорели. Вся пиротехника взорвана.
Из-за немецких позиций лихо выруливает БТР. На броне грозного вида солдаты с «Калашниковым». Но это не внезапное подкрепление войскам кайзера, потерявшим в этой битве всё. Это выступление разведбатальона. Под ревущее из колонок «Небо славян» группы «Алиса» они отрабатывают друг на друге боевые приемы и крушат кирпичи. БТР палит в небо. Алиханов спускается с трибун и благодарит реконструкторов. Над полем нарезают круги боевые вертолеты. Из колонок рассказывают о «великой России».
Гостей фестиваля немного, поэтому никаких пробок на трассе до Калининграда нет. «Ты оставил здесь свое сердце? Обязательно вернись сюда», — снова режет глаза дурацкий баннер.

Кто зарабатывал на войне
В 2017 году «Гумбинненское сражение» ждало серьезное сокращение бюджета. Если в 2016 году у подрядчиков было 15 миллионов рублей на организацию этого мероприятия, то на 2017 год общий бюджет уменьшился почти в 2 раза: расходы на весь фестиваль составили около 7,2 миллиона. Около 3,6 миллиона рублей выделили правительство области и бюджет Гусева, остальная часть суммы — финансирование со стороны федерального Министерства культуры.
На портале госзакупок можно найти один тендер 2017 года на оказание услуг по организации и проведению военно-исторического фестиваля. Начальная цена контракта — 2 миллиона рублей. Источник финансирования — областной бюджет. Впрочем, согласно техническому заданию аукциона, речь в данном случае идет не о непосредственной организации самого сражения, а о сопутствующих работах. Победивший подрядчик должен был заняться очисткой поля от взрывоопасных предметов, установить контейнеры для мусора и биотуалеты, заняться вывозом бытовых отходов. Впрочем, куда более затратными статьями в договоре с подрядчиком должны были стать монтаж зрительской трибуны с крышей на 800 мест и двух звуковых башен (каждая по 8 метров), а также монтаж, настройка и обслуживание двух светодиодных экранов (одно из главных новшеств фестиваля «Гумбиннен - 2017»). Также подрядчик отвечал за монтаж и настройку звукового оборудования, которое работало на фестивале. Интересно отметить, что, согласно техническому заданию, на мероприятии ожидали около 30 тысяч зрителей.
На тендер поступила всего одна заявка. Победа по умолчанию досталась компании «Студия «АВ-Рекордс», которая получила контракт по максимальной цене. Это не первый случай, когда данная калининградская компания получает подряды на мероприятия, к организации которых причастны областные власти. В 2014 году компания получила контракт стоимостью 4,2 млн руб. на организацию фестиваля «Территория мира». Генеральный директор «АВ-Рекордс» (сейчас он также является единственным учредителем юридического лица) Аркадий Верюханов в интервью рассказывал, что зарабатывать исключительно на звукозаписи у такого бизнеса не получается. Время от времени он работает с тендерами и выигрывает их. «Дело в том, что сама по себе студия звукозаписи, на мой взгляд, может приносить только минимальную прибыль. Студию я рассматриваю просто как инструмент для каких-то проектов», — пояснял он.
Компания Верюханова выигрывала аналогичный конкурс и в прошлом году. «АВ-Рекордс» вновь была единственным участником, которая подалась на торги. Максимальная цена контракта (несмотря на отсутствие в техзадании светодиодных экранов) также составляла 2 млн руб.
Аркадий Верюханов не единственный калининградский бизнесмен, которому удалось заработать на патриотическом фестивале. В 2015 году контракт на размещение и изготовление рекламных материалов получила компания «Агентство наружной рекламы». Чтобы получить контракт, компании пришлось демпинговать: цена была снижена с 1 млн руб до 475 тыс. руб. Ее ближайший конкурент, «Агентство рекламных технологий», готов был снизить цену до 480 тыс. руб.
Самый дорогой аукцион, связанный с фестивалем «Гумбинненское сражение», разыгрывался в 2014 году. На ремонт улиц и грунтовых дорог, прилегающих к территории фестиваля, должны были потратить 4,95 млн руб. Контракт за 4,9 млн руб выиграл «Гусевский райавтодор».

Секвестирование военных бюджетов
В этом году организатором «Гумбинненского сражения» стала компания «Гарнизон-А» (заказчиком выступало Российское военно-историческое общество). Этот центр военно-исторической реконструкции был основан в 2010 году и позиционирует себя как «крупнейший организатор военно-исторических фестивалей и реконструкций по ХХ веку». Основан бизнесменом Тимуром Черепниным и бывшим менеджером компании «Ост-Алко» Андреем Царевым (согласно данным ЕГРЮЛ, «Гарнизон-А» принадлежит им в равных долях). В середине «нулевых» Черепнин посмотрел историческую реконструкцию и попал под воздействие «магии мундира». Андрей Царев, который до знакомства со своим будущим бизнес-партнером руководил одним из военно-исторических клубов, стал генеральным директором новой компании. Над карточкой Тимура Черепнина на официальном сайте «Гарнизона-А» красуется лаконичная надпись «командующий гарнизоном».
Сейчас у «Гарнизона-А» есть свой милитари-парк, оформленный под военный городок 1940-х годов, кинобаза и даже ателье винтажной моды «Машинка времени» (именно они были ответственны за показ мод под дождем на «Гумбинненском сражении - 2017»). На официальном сайте «Гарнизона-А» говорится, что военно-исторический центр является членом Российского военно-исторического общества.
На сайте «Гарнизона-А» рекламные афиши многих российских военно-исторических фестивалей: «Прорыв», «Моторы войны», «Северодвинский десант», «Крымский военно-исторический фестиваль». Есть среди них и «Гумбинненское сражение». Про фестиваль в поселке Лермонтово Тимур Черепнин вспоминает, что «Гарнизон-А» помогал проводить фестиваль «практически с самого начала». Раньше военно-исторический центр в организации «Гумбинненского сражения» участвовал совместно с другими подрядчиками. В частности, над фестивалем работало агентство исторических проектов «Ратоборцы». Но в 2017 году организовывать под Гусевом сражение 1917 года «Гарнизону-А» пришлось исключительно собственными силами. Соучредитель военно-исторического центра Тимур Черепнин считает, что так произошло из-за того, что перед подрядчиком были поставлены слишком короткие сроки. «Никто, кроме нас, не взялся», — объясняет он.
Иностранные реконструкторские клубы (ранее они принимали участие в «Гумбинненском сражении») организаторам не удалось пригласить как раз из-за коротких сроков. Примерно за месяц-два до начала мероприятия «Гарнизон-А» стал рассылать приглашения, но у зарубежных коллег уже не было возможности получить российскую визу.
Тимур Черепнин признает, что сокращение общего бюджета фестиваля обернулось для них определенными трудностями. Однако «Гарнизону-А» удалось найти решение для каждой кризисной ситуации. Одной из главных сложностей для подрядчиков стал вопрос набора реконструкторов в короткие сроки. «В результате у нас участников было больше, чем в прошлом году, — рассказывает он. — Если в прошлом году заявлялось 260 [участников], а по факту было около 80. Мы заявляли, что у нас будет порядка 100 участников, у нас было 125», — говорит Тимур Черепнин, добавляя, что в прошлом году в реконструкции сражения участвовало всего 4 кавалериста. С логистикой «Гарнизону-А» было справиться уже проще: все схемы компания отработала еще в прошлом году.
«Самым трудным было увязать взаимодействие различных структур, которые занимались организацией вместе с нами. Но через какое-то время общения пришли к общему знаменателю», — вспоминает Тимур Черепнин.
Экономить организаторам «Гумбинненского сражения» действительно пришлось. Одной из самых затратных статей организации фестиваля было строительство декораций. Тимур Черепнин не может сказать, сколько тратилось на строительство мельницы и хутора в прошлые годы, но называет декорации «безумно дорогими». Он вспоминает, что каждый год к строительству муляжей подходили всё более и более тщательно, и к последнему году это уже были «здания, в которых можно было оставаться и жить». «Это составляло существенную часть бюджета фестиваля. Когда пришло время секвестировать бюджет, это была первая статья, которая подлежала пересмотру и уменьшению», — рассказывает совладелец компании.
От декораций в этом году удалось отказаться. Организаторы поменяли сценарий, перенеся события из 1914 в 1917 год. «Когда каждый год, из года в год, мы сжигаем ту самую мельницу и нападаем на один и тот же хутор, то интерес снижается. Особенно у тех людей, которые были на «Гумбинненском сражении». Что в рамках Великой Отечественной войны мы нападали на тот же самый хутор, что в рамках Первой мировой напали и сожгли мельницу», — защищал эти перемены Андрей Ермак.
Из-за сокращений бюджета «Гарнизону-А» пришлось пересмотреть свою рекламную стратегию. Фокус кампании сместился от дорогих баннеров в сторону продвижения через социальные сети. Тимур Черепнин, тем не менее, не называет сумму, которую организаторам удалось сэкономить на таких изменениях стратегии, отмечая, что это находится «в компетенции заказчика».

Проблема, с которой не удалось разобраться
Впрочем, бюджета хватило на то, чтобы привезти из Санкт-Петербурга реплику бронемобиля «Маннесман-Мулаг». «Гарнизон-А» сознательно решил отказаться от аренды бронеавтомобиля, который есть у калининградских реконструкторов. Вместо этого удалось договориться с питерским историческим клубом «1-я автопулеметная рота».
«Секретная пушка» врио министра культуры и туризма Андрея Ермака («Жахать будет хорошо», — обещал чиновник), судя по всему, на самом деле оказалась припрятанным в окопе БТР. Тимур Черепнин называет эту уловку «стандартным приемом» для реконструкций. «Когда у нас есть возможность помощи со стороны Министерства обороны... Нам важно создать звук. И если у нас есть возможность [создать его] с помощью современной техники, то мы этим пользуемся», — рассказывает он. Главное условие при использовании таких уловок — сделать так, чтобы зрители не увидели современную технику, которая может испортить историческую атмосферу реконструкции. Поэтому рядом со спрятанной боевой машиной стояло артиллерийское орудие Первой мировой войны. «Это лучше, чем с подзвучкой просто из динамиков. Это была как дополнительная опция», — рассказывает Тимур Черепнин, добавляя, что если бы БТР не было, то это никак не испортило бы картину реконструкции сражения.
С чем не удалось справиться московским подрядчикам, так это со штормовым предупреждением. Сам Черепнин называет это единственной проблемой, с которой его компания не смогла разобраться. Как и Антон Алиханов, совладелец «Гарнизона-А», связывает относительно небольшое количество зрителей на фестивале именно с плохим прогнозом погоды. Тимур Черепнин рассказывает, что его коллеге в этот день пришла СМС от регионального управления МЧС. Спасатели рекомендовали оставаться всем дома и принять необходимые меры безопасности. «Представьте, что у вас семья и вы такую СМС получили. Что вы подумаете? Вы предпочтете ехать на фестиваль? Или останетесь дома, следуя предупреждениям МЧС? Я бы, например, не поехал на фестиваль в таком случае», — рассказывает Черепнин свою версию «провала» по количеству зрителей. Дождь был настолько сильный, что зрителей с детьми решили пустить на крытую трибуну.
Перенести фестиваль на следующий день «Гарнизон-А» не мог. У некоторых реконструкторов уже были куплены на эту дату обратные билеты.

Адекватный бюджет на идеологию
Совладелец «Гарнизона-А» считает, что, несмотря на секвестирование бюджета, со своей идеологической функцией фестиваль в этом году справился. В доказательство он приводит реакцию зрителей: когда русские войска отступали, то на трибунах была тишина, а когда шли в атаку, то на трибунах, наоборот, поднимался крик.
Самым, наверное, неоднозначным в сценарии «Гумбинненского сражения» оказались моменты с революционными агитаторами, которые «разлагают армию». В этом году в поселке Лермонтово реконструировали события 1917 года. До прихода к власти большевиков с их декретом о мире оставалось не так много времени. Попытка выстроить сценарий таким образом, чтобы там периодически появлялась «пятая колонна», которая мешает победе русских войск, скорее бы привела зрителей к очередному расколу, чем к консолидации (чего стоило бы ждать от фестиваля, организованного в том числе и на бюджетные деньги). «Мы считаем, что, показав, к чему может привести расслоение и неконсолидация — к проигрышу в войне, — это как раз и есть призыв к консолидации. Показать, что происходит, когда каждый в свою сторону тянет. Наша задача была в том, чтобы идти от противного. Как не надо делать, чтобы было в стране хорошо», — объясняет свою позицию Тимур Черепнин.
Тимур Черепнин отказывается называть сумму, которую его компания получила в 2017 году за организацию «Гумбинненского сражения», ссылаясь на договор с Российским военно-историческим обществом, условия которого запрещают ему разглашать такие данные.
На вопрос о том, каким, по его мнению, должен быть адекватный бюджет «Гумбинненского сражения», совладелец «Гарнизона-А» говорит, что сумма должна начинаться от 15 млн руб. «Чтобы на поле было 200-250 участников. Чтобы мероприятие было двухдневным, чтобы [события] в один из дней происходили не только на поле, но и на территории города», — объясняет он.
Сейчас организаторы «Гумбинненского сражения» могут показать зрителям только военную часть. Но у зрителей есть интерес и к реконструкции к городской жизни того времени. «Показать жизнь города того времени. Чем жила буржуазия, чем жил простой народ... К этому у людей очень большой интерес», — отмечает Черепнин.
Подобными проектами «Гарнизон-А» занимался для других реконструкторских фестивалей. Интерес у аудитории, по словам Черепнина, был даже больше, чем при просмотре сражения. «Это отдельная составляющая фестиваля, очень для зрителей интересная, которая также требует финансирования», — резюмирует Тимур Черепнин.

Текст: Алексей ЩЕГОЛЕВ


Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia