«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1085 
Коммунизм на «Балтийском поле»
Коммунизм на «Балтийском поле»
«Кубанские казаки» – 2017

Чтобы полностью обойти сельскохозяйственную ярмарку, организованную на День балтийского поля, потребуется часа 3–4. Кажется, что такое место совершенно неуместно в нынешней капиталистической эпохе: безымянный креативщик будто бы заморозил на ярмарке время (предварительно отмотав хронологию на первую половину прошлого века). В результате День балтийского поля — это территория, где неожиданно воскресли советские фильмы-агитки а-ля «Свинарка и пастух» или «Кубанские казаки». С поправкой на то, что вместо колхозов теперь крупные коммерческие агрохолдинги и частные фермерские хозяйства, а заподозрить нынешних муниципальных глав в бессребничестве (которое было свойственно киношным председателям колхозов) может, наверное, только человек, оторванный от реальности. «Кто не уберет личный автотранспорт с поля — через 5 минут начнется эвакуация!» — вырывает на мгновение из этого морока рассерженный голос диктора из колонок.

В остальном День балтийского поля — это действительно такое пространство, где на очень короткий срок попытались построить развитой социализм с человеческим лицом частного фермера. Опять же с поправкой на то, что восстанавливали не ту версию советской деревни, о которой можно, к примеру, узнать из «Живого» Бориса Можаева — с колхозами, угрозой голодной смерти и трудоднями, — а именно агитплакат с выступлением группы «Самоцветы» в качестве финального аккорда праздника.

Мужчина среднего возраста в искусственно состаренных джинсах тащит куда-то флаг «Единой России». Древко вонзается в землю около вольеров контактного зоопарка. Под развевающимися на ветру партийными стягами теперь мирно пасется ослик.

Сама ярмарка устроена следующим образом: каждое муниципальное образование области получило свой кусок территории, где частные крестьянско-фермерские хозяйства и индивидуальные предприниматели вываливают на прилавки все то, что удалось вырастить, насобирать или еще какими-либо способами добыть к ярмарке. Со стальных крюков свисают копченые туши поросят, килограммы плова сочатся жиром в казанах, на вертелах над огнем крутятся мясные туши, со всех сторон слышится мычание, жалобное квохтанье и крики торговцев, зазывающих покупателей. Дорогу внезапно преграждает ростовая кукла петуха в человеческий рост. «Песню послушайте хорошую!» — требует кукла человеческим голосом. «А вы куриное производство рекламируете?» «Нет, Неманский городской округ», — обиженно замечает кукла.

«В магазинах — барахло»

Цены на ярмарке порой могут отрезвить и напомнить, что дело происходит не в старом советском фильме, а в стране с какой-никакой, но рыночной экономикой. Сыроварня из Зеленоградского района, к примеру, продает козий сыр по 1,5 тыс. руб. за килограмм. Но в целом здесь можно найти продукцию даже дешевле, чем на рынках Калининграда: если постараться, то можно купить томаты по 65 рублей за килограмм. Томаты за 100 рублей даже не надо искать: они здесь на каждом шагу.

Самое странное в этом «коммунизме», выстроенном в одном отдельно взятом муниципалитете, — это то, куда на следующий день пропадают все эти аграрии со своим медом, мясом, дешевыми овощами, когда ярмарка заканчивается. У врио губернатора Антона Алиханова своя версия: фермеры рассказали ему, что в обычные дни либо работают на Центральном рынке или ярмарках, либо продают продукцию в своих муниципалитетах. И у них по-прежнему есть проблема с доступом к полкам в торговых сетях (аграрии за время ярмарки успели нажаловаться главе региона). «Не только у малых КФХ такие проблемы... Но и у мясных заводов, например, «Залесье»: они тоже говорили, что им достаточно тяжело входить. А если они вошли, то достаточно тяжело расширяться», — признает врио губернатора. «Сети тоже можно понять, — продолжает он. — Им хочется, чтобы был большой ассортимент. Они же не на одного производителя ориентируются, а на потребителей. С сетями можно разговаривать только убеждением. Больше никак на торговые сети повлиять невозможно», — уверен глава региона.

Есть, впрочем, и другая позиция. Один из фермеров рассказывает, что он принципиально торгует в Калининграде только на ярмарке у Дома Советов. «В магазины не ходи! Там барахло!» — начинает махать руками он в ответ на вопрос про торговые сети. После чего предлагает купить у него пол-литра гречишного меда за 500 рублей.

Ковбои «Мираторга»


«Стартуем!» — хищно скалится Антон Алиханов с небольшой трибуны, поглядывая на громадные комбайны, ждущие его команды. Еще несколько минут назад врио губернатора стоял на главной сцене фестиваля. На нем был официальный костюм с галстуком. Помимо всего прочего, глава региона должен был чувствовать себя неуютно на палящем солнце. «Что хочется сказать? Агробизнес — это не только бизнес. Это образ жизни. Сельское хозяйство — это то, что двигает нас вперед, и то, что дает нам независимость», — сыпал он штампами, пытаясь заставить свой голос звучать бодро.

Огромные машины не спеша ползут по полю, поглощая желтые колосья. Одна из них тормозит напротив Алиханова. Он рывком срывается с места, бежит, хлюпая по грязи своими парадными «найками» и вскакивает в кабину. Машина вновь начинает ход: за рулем Алиханов, но второй человек в кабине, кажется, время от времени перехватывает управление. «Хлебороб — не просто ремесло... А любовь российского народа», — звучит взволнованный голос диктора из колонок. Машина тормозит, зерно сбрасывается в подъехавший грузовик. Алиханов стоит на лестнице у кабины: то ли глава региона нашел какое-то свое умиротворение в наблюдении за процессом того, как зерно падает в кузов, то ли просто решил попозировать фотографам. «Вот оно зерно нового урожая!» — окончательно заходится в истерике голос из колонок.

Как может показаться неподготовленному человеку, родео — обязательная составляющая всех сюжетов о Диком Западе — забава достаточно жестокая. В вольер выпускают хрипло сопящего черного быка. По периметру начинают разъезжаться несколько мужчин на лошадях в майках с надписью «Мираторг» (их называют «русскими ковбоями», а саму забаву –«русским родео»). «Нас точит семя орды. Нас гнет ярмо басурман. Но в наших венах кипит небо славян!» — гремит из колонок патриотический боевик группы «Алиса» с грозными гитарами а-ля Rammstein, пока «русские ковбои» загоняют свою добычу. Выглядит это все весьма кровожадно, но комментатор вреся от времени объясняет, что бычка на самом деле «ловят на лассо», чтобы потом отвезти к доктору. За четыре с половиной минуты, которые длится хит Кинчева, загнать животное не получается. Охота продолжается уже под «Сектор газа». «Домой, домой, пора домой!» — будто бы пытается успокоить охотников покойный Юрий Хой. Но добыча уже почти загнана в угол. «Бычку нельзя причинять стресс», — подчеркивает комментатор миролюбивый настрой «мираторговских» ковбоев, пока несчастную скотину пытаются стреножить на потеху Алиханову и другим зрителям.

Завершился фестиваль концертом группы «Самоцветы».

Текст: Алексей ЩЕГОЛЕВ


Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia