«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1061 
Мы возвращаемся в СССР?
Мы возвращаемся в СССР?
Я прочитал заметку шеф-редактора делового портала RUGRAD.EU Вадима Хлебникова в вашей газете №2 от 24 января 2017 года, вспомнил, что писала в газете «Калининградская правда» несколько месяцев назад группа калининградских архитекторов, и решил написать вам это письмо.
Язык — часть истории народа! В нем отражаются быт, верования, чаяния, фантазии народа, их исторические контакты. Русский язык служит средством общения на территории России, но не неподвижен и непостоянен. При межнациональных контактах русские слова сопоставляются со словами других народов, и происходит их замещение, заимствование и обмен словами с представителями других наций, других народов, и этот процесс особенно усилился за последнее время, так как за последние 30 лет изменилось наше государство, изменилась его форма правления, изменились материально-производственные отношения, в которые были вовлечены совершенно новые люди, которые смогли по-новому развивать и решать их. И поэтому тот нейминг, что мы сейчас наблюдаем в Калининградской области, был просто невозможен в советское время.
Всем нам памятны такие названия кафе, гостиниц, магазинов Калининграда, как: «Ромашка», «Лилия», «Океан», «Янтарь», «Москва», «Якорь» и так далее. Этот нейминг, безусловно считался нашим обкомом партии и проверяющими нашу область работниками ЦК КПСС воистину русским, советским и идеологически выдержанным и, безусловно, не вызывал ни у кого из них ни претензий, ни недовольства, ни нареканий. Иначе бы эти названия не могли бы просуществовать на протяжении нескольких десятков лет.
Но откроем «Этимологический словарь русского языка» (М. Фасмер, г. Москва, изд. Прогресс, 1987 г.), «Словарь иностранных слов» (Государственное издательство иностранных и национальных словарей, г. Москва, 1942 г.), а также книги по истории, и мы увидим, что все вышеуказанные названия имеют вовсе не старославянское и старорусское происхождение.
Ромашка — название этого лекарственного растения основывается на латинском Anthemis romana. Это слово восточные славяне заимствовали.
Лилия — через немецкое Lilium или польское Lilia из латинского Lilium, которое возводится к древнегреческому.
Океан — от греческого Okeanos.
Янтарь — от литовского Gintaras.
Москва — происхождение топонима имеет множество гипотез, одной из которых является то, что город взял это название от гидронима — названия реки Москва — принадлежащего к финно-угорской языковой семье.
Якорь — через древнешведский ankar, древнеисландский ankari латинского ancora.
Примеров очень много. В этой связи совершенно непонятно, к каким вывескам, названиям, брендам хотят прийти «обеспокоенные» архитекторы, «простые» граждане, если множество слов в современном русском языке имеют иностранное происхождение?
Почему у них такое неприятие немецких, прусских топонимов и слов и чем эти слова хуже или лучше, чем топонимы и слова финно-угорского, латинского, латинского, тюркского и иных происхождений? Или чем взятые из языка народа Нахуатль (Мексика)? Чем хуже или лучше для слуха и языка этих людей латино-немецкий топоним (такой близкий миллионам жителей города на Неве) Санкт-Петербург, нежели чисто немецкий топоним Кёнигсберг (с детства знакомый тысячам калининградцев)?
Мы возвращаемся в СССР? А ведь скоро юбилей — семьдесят лет тому назад в Калининградской области «...был дан старт борьбе с космополитизмом в закрытом письме ЦК ВКП(б) по делу профессоров Роскина и Клюевой, которые обвинялись в низкопоклонстве перед западной наукой и культурой...» (Ю. В. Костяшов. «Секретная история Калининградской области», Калининград, 2009 г., стр. 56)
И там же... «Вскоре после окончания войны в СССР началась инициированная сверху борьба с «безродными космополитами» и низкопоклонством перед Западом. Этот политический курс был призван помочь решению внутренних проблем советского государства и упрочить сталинский режим. В Калининградской области новые идеологические установки оказались весьма кстати, так как содержали готовый ответ на вопрос, как же относиться к восточнопрусскому историческому и культурному наследию. Здесь под космополитизмом стали понимать прежде всего позитивное отношение к остаткам немецкой культуры и ее носителям, а задача борьбы с низкопоклонством перед заграницей обрела местную специфику в лозунге об «изгнании прусского духа...» (стр. 55-56)

Москальченко Ю. В.
Солнечный бульвар

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia