«ДворникЪ — работник и сторож
при всяком домъ»
(Словарь В. Даля)
Выбор публикаций
Поиск по сайту
 

Рассылка 
Укажите тип рассылки:
Укажите ваш e-mail:

 

Дворник № 1008 
Колонка Вадима Хлебникова от 26 января 2016 года
Колонка Вадима Хлебникова от 26 января 2016 года
В самом начале «рабочего» 2016 года в Москве прошел традиционный Гайдаровский форум. По определению одного из его основателей, съезд «самой умной части российского истеблишмента». Его ключевые выводы оказались предсказуемы. Понимание надвигающейся катастрофы у российских чиновников есть, реального плана действий — нет.
Представьте себе, что вы президент и бывший сотрудник КГБ. Вы опираетесь на элиту, состоящую из выходцев из КГБ, трудоустроенных во всех жизненно важных сферах страны. Либеральный блок правительства ежегодно приносит вам план реформ — а в ситуации тотальной зависимости государства от экспорта энергоносителей только реформирование можно считать рабочим планом. Но что такое реформы? Это, в том числе, перекраивание рынка оказания государственных или иных услуг. Вопрос одобрения плана для вас в роли президента выглядит так: одобрить план реформ и нанести ущерб элитам, зарабатывающим на сложившемся статус-кво, или ничего не менять.
Можно упрощать дальше: вы хотите получить проблемы сейчас или потом? Выбор очевиден, особенно для выходца из спецслужб, где традиционно склонны переоценивать риски.
Государственная политика «заморозки стабильности» давала плоды на протяжении последних лет. Один из них — утрата стимулов для предпринимательской инициативы. Государство финансировало «социально незащищенные слои» усерднее, чем частный бизнес социально активное население. По данным Росстата, размер пенсий, выплачиваемых в Калининградской области, за последние 10 лет вырос в 2,4 раза (с учётом инфляции), зарплаты наёмных работников — в 2 раза, а суммарный доход от предпринимательской деятельности — всего на 45 %.
Получается, что быть пенсионером, бесконечно голосующим за «Единую Россию», — самая эффективная стратегия. Но едва ли это как-то стыкуется с реалиями рыночной экономики.
Последние 15 лет для россиян прошли словно в тумане. Население абсолютно дезориентировано, потому что формальную связь причин и следствий в государственном управлении проследить невозможно. Чем ниже экономические успехи региона, тем вероятнее переназначение губернатора (главное — обеспечивать результат голосования за «Единую Россию»). Чем выше уровень коррупции, тем выше доходы всех групп населения. Чем хуже работает полиция, тем больше получают сотрудники правопорядка. Можно было даже под одобрительные аплодисменты начать строить атомную станцию без твёрдого понимания, кто будет покупать у неё электроэнергию. Потратить 50 миллиардов рублей, затем бросить строительство и через два года заказать исследование за 227 миллионов на тему поиска потенциальных покупателей.
Цены на нефть преодолевали исторические максимумы, и власть говорила: «Вы постоянно богатеете, а значит, мы лучше знаем, как управлять страной. Не лезьте в политику, сидите дома». Но внезапно наступил декабрь 2015 года, и президента спросили, что делать с обрушением экономики под его чутким руководством? Президент в ответ... рассказал анекдот. Причём из анекдота следовало, что президент не намного лучше рядового жителя России знает, что делать с экономикой. Пена начала оседать. Причины и следствия стали сходиться.
Новости о долгосрочном падении цен на нефть, пробивании очередной «психологической отметки» курса доллара или секвестре федерального бюджета принято воспринимать как негативные. У большинства федеральных каналов, имеющих статус «государственных», существуют гласные и не гласные моратории на их педалирование.
Но что тогда хорошие новости? Под давлением обстоятельств власть будет вынуждена меняться (или сменяться). Не сразу и не факт, что без эксцессов. Система вышла из равновесия и пришла в движение. Значит, у наших детей появился шанс пожить в стране, где ценят предпринимательскую инициативу, где не приемлют войну и где силовики не могут позвонить перед приговором судье и поинтересоваться здоровьем его матери (в местном юридическом сообществе ходит слух, что подобный звонок недавно поступил в адрес федерального судьи, готовящегося вынести оправдательный приговор).
Куллен Хендрикс, исследователь института мировой экономики Петерсона, в рамках своей работы «Цены на нефть и международное конфликтное поведение» проанализировал действия 153 стран в течение 1947–2001 годов. Выяснилось, что пока цены на нефть выше 70 долларов за баррель (в ценах 2008 года), нефтедобывающие государства ведут себя значительно агрессивнее своих соседей. Когда цена нефти находится в диапазоне от 30 до 70 долларов, петрогосударство (от petroleum – нефть. - Прим. ред.) становится менее агрессивным и не выделяется на фоне своих не нефтедобывающих соседей. Если же цена бочки нефти падает ниже 30 долларов, то петрогосударство становится значительно миролюбивее соседей. Так мы увидели срочную встречу по урегулированию на Донбассе помощника президента России Владислава Суркова и замгоссекретаря США Госдепа Виктории Нуланд на калининградской земле. Оказывается, при цене нефти ниже 30 долларов вполне возможно участвовать в «мозговом штурме» с «автором Майдана».
Из эпохи «воруют, ну и что?» мы переходим в эпоху «воруют, ну и всё!» И в этой новой эпохе власть уже не может называть борьбой с коррупцией процесс Сердюкова – Васильевой. Хотя бы потому, что команда мэра Александра Ярошука решила заставить калининградцев заплатить за тепло, которого не было. «Какого чёрта я должен платить за отопление в те дни, когда я мёрз?!» — возмущённо спрашивает читатель газеты «Дворник». И правда, какого чёрта?

Вадим ХЛЕБНИКОВ, шеф-редактор Калининградского делового портала RUGRAD.EU



Читайте также в этом выпуске (№ 1008):

Комментарий:
Автор комментария*


Комментарий*
CAPTCHA
Введите слово с картинки*:


Объявления
© 1999-2009 Создание сайта: интернет-агентство CursorMedia